Человек, водрузивший Знамя над Рейхстагом, до сих пор не получил заслуженной награды
Кто он, Алексей Берест?

Депутаты донского Законодательного собрания единодушно приняли 26 апреля постановление № 1211 «Об Обращении Законодательного Собрания Ростовской области «К Председателю Комиссии при Президенте Российской Федерации по государственным наградам Е.М. Школову», где просят внести предложение президенту Российской Федерации о награждении Анатолия Прокопьевича Береста званием Героя Российской Федерации.



«В советской стране каждый школьник знал, что 30 апреля 1945 года Знамя Победы над Рейхстагом водрузили сержант М.А. Егоров и рядовой М.В. Кантария. И лишь немногим было известно, что на самом деле героев было трое.

Алексей Прокопьевич Берест – тоже герой штурма Рейхстага, знаменосец Победы. Как указано в справке, предоставленной Центральным архивом Министерства обороны Российской Федерации, 30 апреля 1945 года бойцы роты старшего сержанта Сьянова с боями пробрались по лестнице на крышу здания и достигли купола Рейхстага. Отважные воины: коммунист лейтенант Берест, комсомолец красноармеец Егоров и беспартийный младший сержант Кантария – установили знамя, и над зданием германского парламента взвился гордый флаг Советского Союза – символ Великой Победы…

Из документов Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации установлено, что А. П. Берест за мужество и отвагу, проявленные в боях за Берлин, и штурм Рейхстага командованием полка был представлен к присвоению звания Героя Советского Союза. В наградном листе было указано, что он лично вел переговоры с гарнизоном Рейхстага о его капитуляции и под его руководством сержант Егоров и младший сержант Кантария водрузили над Рейхстагом Знамя Победы.

Алексей Берест, важная роль которого в штурме Рейхстага подтверждена документально, высшей награды, к сожалению, так и не был удостоен.

Таким образом, один из главных участников битвы за Рейхстаг не получил звания Героя Советского Союза. А ведь только А.П. Берест прошел все четыре этапа данной битвы: штурм подходов к Рейхстагу, бои в здании, водружение Знамени Победы и переговоры о капитуляции немецкого гарнизона в Рейхстаге».


Как водружали Знамя

Выделенный мною отрывок из постановления донского Заксобрания – прямая цитата из «Боевой характеристики знамени военного совета 3-й ударной армии, водруженного над Рейхстагом», то есть официальный документ, подтверждающий особую роль лейтенанта Береста в штурме Рейхстага.

Увы, и до сих пор подвиг Алексея Прокопьевича малоизвестен в России. Еще недавно, работая в региональной редакции «Российской газеты», я написал о Бересте очерк, и наши журналисты отправили его в московский офис. Оттуда по телефону пришла гневная отповедь: что вы нам местные байки присылаете, засоряете почту? Мало ли чего старичок расскажет! Да на Рейхстаг кто только знамен не вешал! Это как старые большевики: каждый второй нес с Лениным бревно на субботнике! 

И это – издание Правительства РФ... Что же говорить о других?!

Лозунг о водружении Знамени Победы над Берлином был выдвинут Сталиным в докладе на торжественном заседании Моссовета 6 ноября 1944 года, посвященном 27-й годовщине Октябрьской революции. «Теперь за Красной армией остается ее последняя заключительная миссия: довершить вместе с армиями наших союзников дело разгрома немецко-фашистской армии, добить зверя в его собственном логове и водрузить над Берлином Знамя Победы». Речь шла не просто о любом флаге. Победных знамен было девять. Их сшили по приказу командующего 3-й ударной армии генерал-полковника Василия Кузнецова в армейском доме Красной армии как точные копии Государственного флага СССР.
В ночь на 22 апреля флаги были вручены представителям стрелковых дивизий. Флаг № 5 получила 150-я стрелковая дивизия генерал-майора Василия Шатилова, части которой оказались на острие штурма здания Рейхстага. Именно его первыми водрузили на Рейхстаг Берест, Егоров и Кантария 30 апреля. 

Около 22.00 советские бойцы оказались внутри парламента. Перенес сюда свой КП комбат капитан Степан Неустроев.  А около полуночи и комполка Федор Зинченко. «Где знамя военного совета под номером пять?» – спросил комбата командир полка. Оказалось, знамя осталось в штабе полка. Именно оттуда его и принесли два бойца разведроты – Егоров и Кантария. Зинченко приказал им срочно взбираться на купол и водрузить Знамя Победы. 

Неустроев назначил ответственным за исполнение приказа замполита Береста. «При поддержке огнем мы стали подниматься по винтовой лестнице, – писал Алексей Берест в начале 60-х в редакцию «Комсомольской правды» (письмо не было опубликовано). – Вследствие артиллерийских обстрелов оказалось, что лестница в отдельных местах была разрушена, препятствие нам удалось миновать путем образования живой лестницы: становился я, на меня – товарищ Кантария, а на нас – товарищ Егоров. И в 22.50 наше советское Знамя Победы заколыхалось на фронтоне Рейхстага».

Вычеркнутый из списков

Но если все так, почему же Берест не получил «Золотую Звезду» Героя, как те же Кантария, Егоров и другие? Комбат Степан Неустроев позднее, в 70-е, рассказывал, что через Музей Вооруженных сил разыскал одного из крупных военных, который участвовал в составлении указа. «Как так, говорю, обидно, – почему Бересту отказали? А он говорит: это Жуков виноват. Если б вы в реляцию вписали, что замкомбата – и не добавили «по политчасти» – он бы прошел». Суров был маршал к политработникам…

Позднее известный донской писатель Игорь Бондаренко сообщил мне, что дело вовсе не в Жукове: «Алексей Прокопьевич рассказывал мне лично, за что пострадал. Просто по пути к Рейхстагу бойцам батальона Неустроева попалось японское посольство. Ну кто там в бою будет разбираться, посольство оно или не посольство, болтается там флаг или нет? Вышибли гранатой дверь, ворвались… А в Москву нота. Оттуда приказ – «Наказать виновных». Кто отвечает за морально-политическое состояние бойцов? Замполит... Береста к тому времени представили уже к Герою, я сам видел это представление. Против фамилии Берест стояло «Хватит ему «Красного Знамени».

И до самой смерти Алексея Береста его имя находилось под негласным запретом. Нельзя было о нем упоминать даже тем, кто получил за Знамя Победы звезду Героя Советского Союза. Фильм ростовского режиссера Романа Розенблита «Знамя Победы» так и не увидел свет. А ведь там и комдив Василий Шатилов, и комполка Федор Зинченко, и комбат Степан Неустроев, и комроты Илья Сьянов, и сам Мелитон Кантария прямо называли руководителем операции по водружению победного Знамени на Рейхстаг Алексея Береста. Позже некоторые из них то же самое повторили в своих мемуарах. 

По свидетельству Игоря Бондаренко, и он, и редакция журнала «Дон» обращались в Министерство обороны с ходатайством о присвоении звания Бересту Героя Советского Союза. Многие выдающиеся люди писали о том же и Ворошилову, и Хрущеву, и Брежневу. Но все бесполезно.

Та же катавасия продолжилась и после перестройки. Хотя тогда Бересту все-таки было присвоено звание Героя Советского Союза! Случилось это перед Днем Победы 6 мая 1998 года. Но... указ о награждении подписала Сажи Умалатова от имени самопровозглашенного постоянного президиума Съезда народных депутатов СССР, образованного в сентябре 1991 года после упразднения Верховного Совета СССР. Естественно, после этого шага президент России Борис Ельцин закрыл эту тему – как ему казалось, навсегда. 

В 2000 году, когда Ельцин уже не был президентом России, а Путин – еще не стал, вроде бы блеснул луч надежды. В Главном управлении кадров Минобороны России ростовчанам обещали «в порядке исключения» содействие в присвоении звания Героя Советского Союза их земляку, «учитывая общественно-политическую значимость подвига Береста, многочисленные публикации в периодической печати, неоднократные обращения коллективов предприятий и организаций» и т.д. и т.п. Увы, в октябре 2003 года Управление Президента Российской Федерации по государственным наградам отказало в ходатайстве:  не имеется «правовых оснований». А совесть у вас имеется?!

Между тем 6 мая 2005 года у тогдашнего президента Украины Виктора Ющенко правовые основания нашлись. Учитывая, что Алексей Берест – уроженец Ахтырского района Сумской области, глава Украины присвоил ему звание Героя Украины. Позднее генконсул Украины в Ростове предложил от имени руководства своей страны перенести прах Алексея Прокопьевича в Киев и с почестями похоронить на Аллее Славы, у Вечного огня. Родные отказались. А 25 августа 2005 года в Сумской области, на родине Героя, состоялось торжественное открытие памятника Алексею Бересту…

После этого я понял: не видать Бересту звания Героя Советского Союза или звания Героя России. А уж тем паче теперь, с учетом отношений с нынешней Украиной…

И вот объясните мне теперь, почему так: украинцы чтят память Героя Великой Отечественной, а отечественные высокие чиновники занимаются ежедневной трескотней о преклонении перед героизмом предков и при этом поступают как последняя сволочь?!

P.S. Слава богу, помимо «зазвездившихся» московских чинуш, простой народ помнит об Алексее Прокопьевиче Бересте, который не только прожил послевоенную жизнь в Ростове-на-Дону, но и совершил здесь свой второй подвиг – уже в мирное время: 3 сентября 1970 года спас ценой своей жизни маленькую девочку, вытолкнув ее из-под колес скорого поезда. Герою было 49 лет…

Ростовчане собрали пять миллионов рублей на памятник своему земляку. Его торжественное открытие состоится 9 мая в сквере 353-й стрелковой дивизии. Высота скульптурной композиции, созданной Анатолием Скнариным, вместе со Знаменем Победы составит примерно пять метров.