Памятник на Мамаевом кургане стал особо ценным объектом культурного наследия России 
Как волгоградская власть едва не сбрендила

Большинство отечественных СМИ бодро отрапортовали, что премьер-министр Дмитрий Медведев накануне Дня Победы подписал распоряжение о включении волгоградской скульптуры «Родина-мать зовет!» в список особо ценных объектов культурного наследия. Дело осталось за бурными аплодисментами, переходящими в овации.



Но торопиться не будем. На самом деле все не совсем так. А прямо сказать – совсем не так. Распоряжение № 827-р от 30 апреля 2016 года подготовило Минкультуры во исполнение перечня поручений Президента России по итогам заседания Госсовета и Совета по культуре и искусству еще от... 24 декабря 2014 года! Судя по срокам, министерство не шибко торопилось. Как говорится в распоряжении, была проведена специальная историко-культурная экспертиза, согласно результатам которой монумент отвечает критериям внесения особо ценных объектов. А данное решение создаст правовые условия для включения «Родины-матери» в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Не хотелось бы расстраивать читателей, однако еще в ноябре 2009 года пресс-служба Кремля сообщала, что президент России Дмитрий Медведев поручил главе Минкультуры Александру Авдееву до 1 февраля 2010 года рассмотреть вопрос о внесении предложения включить мемориальный комплекс «Героям Сталинградской битвы» на Мамаевом кургане в Волгограде в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Тогдашний глава страны дал такое поручение по итогам встречи с членами Совета верхней палаты парламента. Монумент «Родина-мать» как раз входит в этот комплекс.

Нешто наши чиновники столкнулись с проблемой вселенской сложности, которую надобно решать как минимум семь лет?! Нет-нет, сначала они браво сымитировали бурную деятельность. Так, в марте 2010-го «Российская газета», освещая визит президента Медведева в Волгоград, писала: «Дмитрий Медведев вспомнил свой приезд в Волгоград двухгодичной давности и в каком ужасном состоянии находилась тогда «Родина-мать». «После приезда начальников деньги нашлись», – заметил он. Самые неотложные работы были сделаны, но многое еще предстоит восстановить. «Самое главное, чтобы комплекс имел постоянное финансирование и за ним ухаживали».

Тогдашний глава страны оказался до безобразия доверчивым человеком. Выделенные денежки быстро кончились. И тогда волгоградские чиновники решили провернуть ловкий трюк: они предложили сменить символ города на «более современный бренд» – мол, «Родина-мать» является символом тяжелым и траурным. И ведомо: сперва бренд заменим, а затем и престарелую мамашу раздолбаем – ну раз не подходит под бренды и тренды. Представляете, какая экономия средств!

Предложение произвело эффект разорвавшейся бомбы. Волгоградцы готовы были разорвать «рационализаторов», как капля никотина – несчастного безмозглого хомячка. Не сдержался и вице-спикер Госдумы Сергей Неверов: «Прежде чем затевать подобные конкурсы, городским чиновникам нужно было подумать и вспомнить, что означает для миллионов россиян – тех, кто прошел войну, кто потерял на ней отцов и дедов, – нынешний символ».

Дело замяли, одного из чиновных людей уволили, другим влепили выговоры (может, эти умники и нынче пыхтят на ниве отечественной культуры, дожидаясь своего часа). Зато в следующем месяце, в декабре, «Родину-мать» с перепугу признали объектом культурного наследия федерального значения.

А толку?


Мы строили-строили…

Но пора немного рассказать и о самом монументе – который, увы, и ныне остается в печальном состоянии и может рухнуть в любую минуту.

Памятник Родине-матери был задуман еще при Сталине, строительство началось в мае 1959 года – уже при Хрущеве, а завершен был масштабный проект 15 октября 1967 года, в эпоху «горячо любимого Леонида Ильича».

Изваял «Родину-мать» известный скульптор Евгений Вучетич, взяв за образец двух женщин: фигуру лепил с дискоболки Нины Думбадзе, а лицо – со своей жены Веры Николаевны. Так и называл свое творение ласково – Верочка.

Общая высота памятника (вместе с мечом в вытянутой руке женщины) – 85 м, высота самой фигуры – 52 м, вес – около 8 тысяч тонн, вес меча – 14 тонн. Изваяние покоится на бетонном фундаменте глубиной 16 метров, но большая его часть скрыта под землей, сверху видна лишь двухметровая плита. «Родина-мать» стоит на ней свободно, как шахматная фигура на доске. Устойчивость рассчитал инженер Николай Никитин (автор расчета устойчивости Останкинской телебашни).

Впрочем, сначала монумент не мыслился столь грандиозным. На вершине Мамаева кургана должна была стоять скульптура «Родины-матери» с красным знаменем и коленопреклоненным бойцом (по некоторым версиям, автором проекта был Эрнст Неизвестный). Композиция была бы меньше и на 40% легче. Ряд экспертов считает, что именно под нее и был залит фундамент.

Однако в дело вмешался Никита Хрущев и потребовал, чтобы советская «Родина-мать» была выше американской статуи Свободы. На момент постройки «Родина-мать» являлась самой высокой статуей в мире и вошла в Книгу рекордов Гиннесса. Сегодня она – лишь на 11-м месте…

Еще в 1963 году Министерство культуры СССР пришло к выводу, что место для памятника выбрано крайне неудачно. Оно проходит по оси старого оврага, в основании которого находятся плавуны – песчаные гурты, наполненные водой. Однако отказываться от проекта было поздно. Ограничились тем, что для большей устойчивости под основание статуи насыпали 150 тысяч тонн земли. Еще до завершения окончательных работ, в 1966 году, специалисты отметили, что верхняя часть монумента начинает отклоняться от горизонтальной оси. С 1966 по 1970 годы отклонение составило 102 мм, с 1970 по 1986 годы – 60 мм, до 1999 года – 33 мм, с 2000 по 2008-й – 16 мм. При этом основание монумента практически не дало крена, а наклоняется именно скульптура.

В 90-е годы не выделялось средств даже на содержание монумента в достойном виде, не говоря уже о его ремонте и реконструкции. Дошло до того, что из-за плохого качества газокоммуникаций накануне 9 Мая 1998 года Вечный огонь в Пантеоне славы погас почти на неделю, а мог погаснуть и навсегда: поставки газа для Вечного огня стоили столько же, сколько годовой фонд оплаты труда всех работников мемориального комплекса. Не в силах было руководство комплекса платить и за воду для знаменитого «Озера слез». Несколько лет не отапливался Пантеон славы, за несколько лет были разворованы батареи отопления, от перепада температур буквы фамилий героев на стенах Пантеона начинали отваливаться. Освещался Мамаев курган только по праздникам. 


Проснись, Россия, и взмахни мечом!

Но это все – при «проклятом советском режиме» и в «лихие 90-е». А что же в новом тысячелетии? Да все то же самое.

Рядом с Мамаевым курганом расположено несколько крупных предприятий, чьи выбросы сразу начали разъедать тело «Родины-матери». Кроме того, авторы памятника не учли климатических особенностей Волгограда и не предусмотрели в своем творении температурные швы. В результате на поверхности монумента появились трещины, сквозь которые воздух может добраться до железной арматуры, а это грозит серьезными бедами.

Дошло до того, что помощь стали оказывать иностранцы. В 2000 году на реставрационные работы к Дню Победы 50 тысяч долларов выделил президент нефтяной компании «СИДАНКО» – американец Роберт Шеппард. В 2001-м на реставрацию «Родины-матери» деньги предложила Германия.

В марте 2005-го в Москве собралась специальная коллегия Минкульта, которая определила, что памятник активно разрушается, требует капитального ремонта, но на него нет ни времени, ни денег. К 60-летию Победы решили ограничиться косметическим ремонтом. А капитальный отложили до лучших времен. Но лучшие времена наступать не торопились. В 2008 году в Волгограде даже обсуждался вопрос о том, чтобы всю площадь Мамаева кургана обнести оградой, а с посетителей брать плату за вход. Инициатива вызвала волну гнева со стороны волгоградцев, и ей был дан отлуп.

Еще в 2009-м году команда ученых-энтузиастов – специалистов различных научных направлений во главе с Вадимом Церковниковым (именно он «вылечил» статую «Рабочий и колхозница» на ВДНХ) обследовала монумент и пришла в ужас, шок и трепет от повреждений. Причем комиссию Церковников привез за свой счет! Но Минкульт в ответ создал другую комиссию – из десяти чиновников и одного ученого, специалиста по фундаментам, которого потом сняли с должности. Эти «государевы спецы» дали заключение, что монумент не находится в остро-аварийном состоянии, так что дергаться незачем.

Церковников с товарищами в 2013 году проводит новую экспертизу. Ученые делают вывод, что все идет к чудовищной катастрофе. Фундамент подтоплен грунтовыми водами, ходит ходуном, статуя с ног до головы покрыта трещинами, опасно кренится то в одну, то в другую сторону... Описание разрушений и развала заняло около 200 страниц. Это заключение с рекомендациями в июне 2013 года было отправлено министру культуры России Владимиру Мединскому. Догадайтесь с трех раз, какая судьба постигла этот документ.

Между тем Вадим Церковников категорически заявляет: «Родина-мать» может рухнуть в любой момент: «Она непредсказуема. И неустойчива из-за глинистого основания, которое нельзя укрепить современными технологиями... Бетон в монументах больше 50 лет сохранить трудно… Сегодня мы можем только приостановить процесс разрушения бетона на некоторое время…»

Кстати, по словам вдовы Вучетича, ЦК КПСС разрешил выполнить монумент в бетоне как временный вариант, а затем предполагалось перевести его в более долговечный материал.

Что же выходит? Помогай – не помогай, монументу на Мамаевом кургане все равно вскоре крах? Нет, убежден Церковников. Нужно просто один раз сделать настоящую научную реставрацию, а потом постоянно заниматься правильной эксплуатацией и исследованиями.

...Академик Андрей Сахаров вспоминал, как Вучетич рассказывал ему некоторые подробности общения с партийными бонзами при создании памятника Родине-матери: «Меня спрашивает начальство, зачем у нее открыт рот, ведь это некрасиво. Отвечаю: а она кричит – за Родину… вашу мать!»

Неужели этот клич не слышит ни один чиновник в Москве? Или его надо повторить без цензурных отточий?!