В отношении собственных чад, племянников и прочей родни теперь вопрос так не стоит. Ответ однозначный: не бить, что бы ни сотворили отроки. Иначе родители и родственники – дяди, тети и иже с ними – по новому законодательству попадают под уголовную ответственность. Соответствующие поправки было предложено внести в Уголовный и Уголовно-процессуальный Кодексы Российской Федерации . В июле они одобрены Госдумой в третьем чтении. 

Когда еще поправки прозвучали как предложения, мне они показались настолько нелепыми, что я не сомневалась – не пройдет это у нас. В рамках гуманизации правосудия сейчас стараются смягчить, а то и отменить уголовные наказания за какие-то не очень серьезные преступления. Но вот чтобы на «отцовский ремень» законодатели покусились, а в неполных семьях и «материнский»... Ведь им в России после «эры розг» держали в рамках не одно поколение шалунов, почему он и стал неотъемлемой частью нашего менталитета, даже бытового фольклора. А теперь – табу. 

Казалось бы, надо всем возрадоваться. Все двумя руками за то, что детей бить нельзя. Но ведь в подавляющем большинстве семей это и не практикуется! Официальная статистика – данные Главного информационно-аналитического центра МВД РФ, который является единственным достоверным источником уголовной статистики – такова: доля НЕродительских преступлений в отношении детей и подростков – 86,6 %, соответственно родительские преступления составляют 13,4 %. Тогда зачем же такие поправки в закон? Ведь формальная логика гласит, что теперь родители станут беспомощны и бесправны не только в деле воспитания. Они станут заложниками закона, ими легко сможет манипулировать любой желающий из их окружения – соседи, любые недоброжелатели, даже – случайный прохожий. Давайте вспомним десятки скандалов на Западе, когда российских детей отнимали у родителей по одному звонку соседей из-за того, что родители якобы кричали на малышей, шлепали. Теперь в каждую семью могут вторгаться контролирующие органы, ибо любой семейный человек – потенциальный преступник. Но ведь бывают случаи, когда шлепок, легкий подзатыльник, а то и просто ремень, висящий на видном месте, вносят свою скромную лепту в дело воспитания подростка. Слава Богу, в нашей семье – так просто повезло – никому особенно грозить ремнем и шлепать по попке, раздавать подзатыльники нет необходимости. И в семьях родственников и близких друзей – тоже. Но с таким законом мы все – «под колпаком у Мюллера». 

И более всего напрягает то, что этот пресловутый «колпак» вырос как на дрожжах из требований Совета Европы запретить телесные наказания детей в России. Начиналось все очень мирно с организаций, существующих в России на западные гранты, которые рассказывали «о засилье семейного насилия в России». А в результате в УК к квалифицированным побоям, за которые полагается уголовная ответственность, добавились «побои, совершенные в отношении близких лиц» с приложением их перечня: супруг, супруга, родители и дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушки, бабушки и внуки, опекуны и попечители, а также лица, состоящие в родстве с виновным лицом, или лица, ведущие с ним общее хозяйство. Практически все, кого можно причислить к членам семьи. И несмотря на отрицательное заключение Общественной палаты, протесты родительской общественности и возражения бывшего Уполномоченного по правам ребенка Павла Астахова – законопроект с дискриминирующей семью поправкой был принят. Получается, если сосед отшлепает вашего ребенка, ему грозит лишь административное наказание. А вот родных папу с мамой могут посадить. Зато чиновникам – раздолье. Любого из нас смогут прищучить. Прошлась по сайтам и по телепрограммам ЦТ, региональным – еще до принятия закона десятки скандалов по поводу того, как грубо детей забирают из семей, нарушая их право иметь родителей. Даже короткий пересказ двух десятков душераздирающих историй, которые мне попались после недолгого поиска, может нормального человека надолго лишить сна. 

А как контролировать исполнение закона? Следующий шаг – тотальная слежка за семьей. Видеокамеры на детских площадках, в парках, местах отдыха. И не только для того, чтобы за правонарушителями следить: теперь родители – первые на очереди. 

И хотя в нашей семье детей не бьют, я – против такого закона. Иначе придется в деле воспитания детей и внуков к соседям за помощью обращаться. Я соседского пацана ремешком, сосед – нашего. Глядишь – пронесет.