На международных форумах, устраиваемых в России, иностранцы редко обходятся без того, чтобы не упомянуть о загадочной русской душе. Для некоторых из них это, как здрасьте: обязательная составляющая приветствия.

Не стал исключением и проходивший в Ростове Международный кинофестиваль «Мост искусств» (Bridge of Arts). Загадочной русской душой восхищался Венсан Перес, звезда европейского экрана. Перес рассказывал о своих впечатлениях от русской литературной классики. О Достоевском.

А мне после того, как побывала на мастер-классе Алена Депардье, известного в Европе кинопродюсера, брата знаменитого Жерара, загадочной показалась душа французская. Или, возможно, французская ментальность? В общем, то нематериальное, из чего и складываются особенности национальной духовной культуры.

Ален Депардье явно видел свою миссию в том, чтобы укрепить мосты российско-французской дружбы. Он то и дело подчеркивал, что продвинутым французам хорошо известны достижения российского кинематографа – и прежние, и нынешние. К примеру, фильмы Тарковского.

И вот что поразительно: увидеть эти фильмы продвинутые французы могут в кинотеатрах. Не в домашних, заменивших многим россиянам походы в кино. В обычных кинотеатрах. Скорее всего, небольших – в эдаких кинотеатриках, но все же заведениях общественных.

Вы помните, когда в последний раз видели на ростовской киноафише имя Тарковского? Да и в Москве, и в Питере, культурной нашей столице, ситуация, похоже, немногим лучше.

На мастер-классе Депардье мне вспомнилась давняя (лет пятнадцать назад) встреча с тогдашним руководителем Ростовского регионального отделения организации «Альянс франсез». Этот молодой француз, прекрасно говоривший по-русски (в России учился, русская жена), тоже рассказывал о том, что в Париже всегда можно найти кинотеатрик, в котором крутят Тарковского и вообще – киноклассику всех времен и народов. «Всегда» не в смысле раз в полгода, в рамках какого-то фестиваля: ежедневно. Ну, еженедельно – это уж на все двести процентов.

Пятнадцать лет для современного мира очень много. В Ростове (и, увы, во многих других российских городах) за это время успели закрыться почти все одно– и двухзальные кинотеатры, а кинотеатры многозальные стали частью торгово-развлекательных комплексов.

В таких кинотеатрах показывают, как правило, только новинки экрана за редким-редким исключением. Фильмы, которые не делают кассу (в их числе часто оказываются кинокартины, превосходящие по своим художественным достоинствам средний уровень кинопродукции), демонстрируются всего несколько дней, на паре-тройке сеансов. Кто не успел, тот опоздал: другого шанса увидеть такой фильм на большом экране может и не представиться.

В Париже, как свидетельствуют знатоки, за полтора последних десятилетия тоже произошли не самые радостные для поклонников серьезного кино перемены. Однако же  полностью «как класс», одно- и двухзальные кинотеатры с нестандартным репертуаром, несмотря на пресловутую «мировую тенденцию», которой у нас объясняют всяческие идиотские реформы, там не исчезли. И в них (а также в залах ряда мультиплексов) по-прежнему крутят киноклассику, устраивают ретроспективные показы выдающихся мастеров киноискусства. Французы говорят, что благодаря одному только репертуару этих кинотеатров можно сформировать хороший вкус и получить кинообразование. Завидное стремление приобщиться к тому, что, собственно, и является искусством кино!

Нечто подобное практиковалось в Советском Союзе. Фильмы прежних лет, в том числе и бесспорные шедевры, в советское время можно было увидеть в кинозале при каком-то Доме или Дворце культуры. После перестройки мы почему-то решили, что новые комфортабельные кинотеатры надо создавать для показа новых фильмов, а фильмы старые или недавно снятые, но прошедшие уже по большим экранам, – кому они нужны?.. Если кто-то по ним ностальгирует, может смотреть их по телику или по видику. Весь мир идет, мол, по этому пути.

Оказывается, не весь. Французы все еще сопротивляются. И как-то вот удается им оборонять свои кино-ретро-­островки от нашествия массовой культуры.