В России наконец появился памятник великому государю
С четвёртой попытки

В Орле 14 октября торжественно открыт памятник государю Ивану IV, именуемому одними Грозным, другими – Великим. Событие архизначительное. Памятников этому царю не было в России никогда. Почему? Об этом – позже. Начнем с другого. И даже не с Орла. Попытки поставить памятник Грозному предпринимались с начала нынешнего тысячелетия трижды. Первая инициатива зародилась в Вологде. Вопрос о монументе обсуждали здесь весной 2001 года. Правда, он должен был разительно отличаться от нынешнего. Скульптор-москвич Андрей Ковальчук предложил отобразить Ивана IV молящимся. По замыслу бронзовая фигура царя должна была достигать трех с половиной метров. И хотя мэр Вологды Алексей Якуничев сперва поддержал идею, вскоре он от нее отказался якобы потому, что «историками, музейщиками, краеведами высказывалось мнение о нецелесообразности такого памятника». Вологжане попытались самостоятельно собрать средства на памятный монумент царю в 2006 году, но – не случилось... Правда, вопрос о памятнике великому государю вновь возник в мае 2012 года, накануне празднования 865-летия со дня основания города. Начальник департамента градостроительства Вологды Юрий Смола заявил, что памятник будет установлен «до конца лета». Было бы сказано... Короче, с Вологдой пролетели.


Через четыре года попытку повторил город Любим Ярославской области. В августе 2005 г. скульптор Зураб Церетели предложил подарить городу памятник Ивану IV (город был основан царской грамотой в 1538 году). За проголосовали 11 из 15 депутатов. Идею поддержал глава администрации муниципального округа Александр Кошкин.

Однако против установки монумента выступила Ярославско-Ростовская епархия Русской православной церкви. Архиепископ Ярославский и Ростовский направил письмо губернатору Ярославской области Анатолию Лисицыну. Глава епархии привел аргумент, поражающий своей оригинальностью: якобы в Любимском районе действует секта «Опричное братство Иоанна Грозного», и открытие монумента «приведет к появлению в городе большого количества лиц с нестабильной психикой».

Впрочем, в пресс-секретариате епархии привели другой довод: мол, Грозный «пролил много крови ни в чем не повинных людей», а памятник могут воспринять как попытку канонизации царя. Не будем вспоминать всуе, сколько крови невинных людей пролила христианская церковь всех направлений, скажем только, что в августе губернатор Анатолий Лисицын заявил, «фигура Ивана Грозного не настолько важна для нас, чтобы его увековечивать и петь ему дифирамбы». Промахнулся Церетели. Лисицына надо было ваять. Надо ж понимать суть момента, кто важен нынче для эпохи и кому петь дифирамбы.

Наконец, нельзя пройти мимо города Александрова Владимирской области, где 95 % жителей (по опросам газеты «Деловой Александров») проголосовали за памятник Ивану Васильевичу. В царствование Ивана IV Александрова Слобода (ныне г. Александров) была центром опричнины и длительное время фактически являлась столицей Русского государства. На создание монумента был организован сбор средств фондом «Русский витязь» и информагентством «Контекст». 6 августа 2016 г. на берегу реки Серой торжественно заложили первый камень. По словам главы администрации Александровского района Игоря Першина, открытие памятника Ивану IV по проекту скульптора Василия Селиванова состоится к Дню народного единства 4 ноября. Совсем недолго ждать осталось очередного скандала...


«Войско взбунтовалось. Говорят, царь ненастоящий»!

Фраза гайдаевского фильма «Иван Васильевич меняет профессию», перекроенная из комедии Михаила Булгакова «Иван Васильевич» (1934-1936), как нельзя лучше подходит к нынешней ситуации, когда «войско» полуграмотных псевдоисториков и примкнувшей к ним «могучей кучки» оппозиции попыталось не допустить увековечения царя Ивана IV в городе Орле. 

Вообще-то памятник хотели открыть в начале августа, перед празднованием 450-летия города. Но вмешалась «прогрессивная общественность» со страшилками о «кровавом царе-деспоте»... И орловская администрация решила дело чисто демократически. Провели всенародный опрос. Оказалось, 72,6 % респондентов высказались за! 

Конная статуя государя возвышается на набережной у Богоявленского собора, где сливаются реки Ока и Орлик. Именно тут в 1566 году по указанию Ивана IV был основан Орел. Прямую трансляцию открытия монумента вело Центральное российское телевидение. Памятник одобрил лично патриарх Кирилл. Церемония состоялась в день праздника Покрова Пресвятой Богородицы.

Правда, либеральное «войско» с патриархом категорически не согласилось. В его рядах начались, выражаясь спортивным языком, сплошные «плющенко и таращенко». Многие прямо провели параллель с фильмом «Иван Грозный» Сергея Эйзенштейна (1945), созданным по настоянию Сталина и получившим Первую Сталинскую премию (за первую серию). Дескать, Сталин действовал методами злобного деспота, и гадкий царь был ему близок. А теперь-де Владимир Путин хочет вести Россию по пути тоталитаризма, потому и заново возвеличивает «кровопивца». Даже Нацгвардию создал на манер опричнины – подчиненную лично президенту. Ждут нас, робяты, времена кровавые, темные, студные…

Моя позиция проста: то, что памятник Иоанну Великому до сих пор в России не поставлен, – позор для страны. По сути, нынешняя Россия возникла именно при Иване Васильевиче и благодаря ему. Этого не отрицают даже серьезные оппозиционные историки. Они просто делают ловкий финт ушами: мол, в первой половине царствования Иоанн был вполне себе «приличным» человеком, а во второй – выжил из ума, создал опричнину, поубивал половину населения Руси, оставил страну в развалинах и стал причиной всех последующих бед. 

Полная ерунда. Я согласен с оценкой Владимира Мединского: установка монумента Ивану Грозному в Орле – «это не только дань памяти царю и воину, но и признание преемственности всех этапов нашей истории». Иван Васильевич – фигура выдающаяся, но неоднозначная и противоречивая.


Не столько Грозный, сколько Великий

На Ивана IV до сих пор льются потоки грязи. Его объявили психопатом и кровавым тираном. Да, не леденцовый был царь. И казнил, и на кол сажал, мнительностью и жестокостью отличен. Но до сих пор никто не может назвать точное число изгубленных им людей. То ли 4 тысячи, то ли раз в десять больше. Первым «статистом» выступил англичанин Джером Грей: он утверждал, что в 1570 году опричники перебили в Новгороде... 700 000 жителей! Это при населении города тридцать тысяч

По любым меркам того времени зверства Грозного смотрятся убого. Скажем, английский король Генрих VIII повесил за время царствования 72 000 одних только нищих. Остальным и счету нет. Французский монарх Карл IX за одну Варфоломеевскую ночь 1572 года вырезал до 3 000 гугенотов, а еще за пару недель довел число жертв до 30 тысяч! Не отставали испанские, германские и прочие государи – современники Грозного. Костры унесли сотни тысяч жизней «ведьм» и «еретиков». Так что уж точно не «цивилизованной» Европе учить нас милосердию.

Мы же назовем лишь некоторые заслуги царя, который, кстати, правил дольше любого из русских монархов. При нем начался созыв Земских соборов,  проведены реформы военной службы, судебной системы и государственного управления, появились элементы местного самоуправления (те же земства), развивались культура и науки. Покорены Казанское и Астраханское ханства, присоединены Западная Сибирь, Область войска Донского, Башкирия, земли Ногайской Орды. Русь выросла почти вдвое и к завершению царствования Грозного превосходила все земли остальной Европы. 

«Они боятся нашей огромности», – скажет позднее Александр III. Вот главная причина.

Уже в эпоху Грозного европейцы пытались не допустить Русь к Балтике, перекрыть к нам путь для своих специалистов. Вспыхнула война, русские сровняли с землей Ливонский рыцарский орден, но отступили перед европейской ордой во главе с Литвой и поляками, закрывшей «московитам» выход к Балтийскому морю. За попытку (возможно, мнимую) Новгорода взять сторону поляков и был устроен «новгородский погром».

Грозному вменяют в вину создание опричнины. Однако ее необходимость диктовалась борьбой против раздробленности государства, боярских заговоров, местечковых «царьков». Опричнина была не сборищем разбойников, а демократическим институтом. Помимо князей, дворян, детей боярских, туда шли простолюдины. Как писал предатель и перебежчик Андрей Курбский, Иван Великий избирает окружение «ни от шляхетского роду, ни от благородна, но паче от поповичей или от простого всенародства». Униженные вельможи, лишенные земель в пользу опричнины, раздували дикие легенды о ее зверствах. Хотя и зверства имели место. Но надобно помнить, каковы были времена.

Недавно в одной из программ канала «Россия» один деятель заявил, что «опричников царь разогнал за то, что они умели разбойничать, но не хотели защищать страну». Это – ложь не просто циничная, но и подлая. Пора задуматься, чему нас учат в школах. 
Что вы знаете о битве при Молоди? Уверен, почти ничего. Между тем для России она важнее, чем Куликовская битва. В 1571 году крымский хан Девлет-Гирей в союзе с Османской империей и Речью Посполитой во главе 40-тысячной армии с помощью предателей вторгся на Русь, дошел до Москвы и сжег ее дотла.

Воодушевленный хан уже в следующем году повел на Русь громадную армию в 120 000 человек (включая 7 тысяч лучших турецких янычар), заявляя, что «едет в Москву на царство». Уже заранее в русские города назначались мурзы, в княжества – наместники.

Против Девлет-Гирея выступила русская армия во главе с Михаилом Воротынским (героем взятия Казани) – 20 тысяч бойцов. Правой рукой Воротынского был воевода-опричник Дмитрий Хворостинин. Пятитысячный отряд Хворостинина ударил в тыл ханскому войску, а затем заманил погнавшихся врагов к деревеньке Молоди, где их встретили орудия «гуляй-города» (передвижное мобильное укрепление). В результате многодневного штурма и решающих ударов полка Воротынского и опричников Хворостинина в Крым вернулись 10 тысяч человек из 120-тысячного крымско-турецкого войска. Все боеспособное крымское население было уничтожено, «и настала тишь великая».

Как раз в этой битве и полегло опричное войско – за Русь Великую. А царь Иван уже не стал его восстанавливать: оно свое дело выполнило.

И теперь всякая оппозиционная сволочь будет повторять сказки братьев Гиммлер о психопате «Иффан Террибль», что в переводе значит не просто Грозный, но «ужасный»?!

Нет, ребята, настала пора поклониться в ноги этому человеку. А если кого из вас, особливо брехливых, и на кол посадят – на мой скромный взор, невелика беда. Я выражаюсь, конечно, в фигуральном смысле. И памятники будем Иоанну Васильевичу ставить, и юбилеи праздновать. Но главное – говорить о нем правду, всю без прикрас, но и без гнуси.