В семье моих родственников недавно случилась настоящая трагедия. Та, которую невозможно было предотвратить или избежать, несмотря на все попытки и усилия. Та, после которой не знаешь, как жить дальше… 

Страшный диагноз шестилетней Сонечке поставили этой весной. То, что у солнечного, здорового ребенка – неоперабельная опухоль головного мозга, до конца осознать не мог никто. Откуда? Как? Зачем? За что? Вопросы, на которые нет ответов. Но ты вновь и вновь задаешь их себе и каким-то неведомым высшим силам.

Курс лучевой терапии должен был сдержать рост опухоли, но результатов не дал. Я очень смутно представляю, сколько сил понадобилось маме девочки, чтобы выдержать полгода больниц, обследований, диагнозов с плохими прогнозами. Не представляю совсем, каково это, знать, что ничем не можешь помочь своему ребенку. Что надежды нет…

Неделю назад малышки не стало. Да, это было ожидаемо, но горе родных и близких от этого ничуть не меньше. Есть ли что-то страшнее смерти ребенка? Не знаю, на ум не приходит ничего. 

Как не приходили в тот момент и слова. Что можно сказать убитой горем, будто застывшей и отрешившейся от всего матери? Отцу, который изо всех сил стискивает зубы? Соболезную? Бывают ситуации, когда и сказать-то нечего. Когда все слова кажутся не просто лишними, а глупыми, пустыми и неправильными.

Спустя несколько дней после похорон Сонечкина мама получила вот такое сообщение от одного из лечащих докто­ров: «Мама дорогая, я признательна вам за взаимопонимание и хочу за всех врачей попросить прощения у вас, родителей, что мы до сих пор не знаем, как вылечить эти опухоли. Я очень хочу, чтобы эти опухоли ствола были излечимы как герминомы! Я соболезную вам и буду помнить вашу терпеливую дочку. С уважением…».

Такие простые, но искренние слова от, казалось бы, постороннего человека.

Сколько пациентов бывает у врача за день, за неделю? Каждый – со своими проблемами, со своей бедой. Пропускать все это через себя просто невозможно, никаких сил не хватит, есть ведь и своя жизнь. Волей-неволей становишься черствее, жестче. И знаете, я очень хочу поблагодарить лечащего доктора Сонечки за человечность. Спасибо Вам за то, что нашли время, возможность и желание написать матери своей бывшей пациентки слова, которые не кажутся пустыми и бессмысленными.

Хотя сегодня официальная статистика общей заболеваемости злокачественными опухолями у детей относительно невелика и составляет примерно 15 случаев на 100 000 детей. Это означает, что заболеть онкологией в период детства рискует один ребёнок из 450. У взрослых этот показатель в десятки раз выше. Среди общего количества больных со злокачественными новообразованиями дети до 15 лет составляют не более 2 %. Тем не менее сегодня в России ежегодно выявляют 4,5–6,5 тысячи маленьких пациентов с такими опухолями. По статистике Всемирной организации здравоохранения, онкологические заболевания - вторая по частоте причина смертности у детей после насильственной смерти (травматизм, убийства, самоубийства).

В то же время за последнее десятилетие среднее число ежегодно регистрируемых детей со злокачественными опухолями в России увеличилось на 20 %. И некоторые исследователи уже прогнозируют дальнейший рост и вовсю бьют тревогу.

По мне, цифры официальной статистики уже далеки от действительности. Недавно узнала, что племяннице друга тоже поставили страшный диагноз – лейкоз. Тоже шесть лет малышке. Тоже росла здоровым, активным ребенком. Сейчас получает химиотерапию, прогнозы вроде бы благоприятные. Правда, кудри пришлось сбрить, и малышка очень переживает, что она теперь отличается от других девочек. А еще доктора запретили ходить в любимый танцевальный кружок – нагрузки надо ограничить, да и сил на тренировки не хватает. 

Не переживай, малышка, будут еще и коса до пояса, и танцы. Выздоравливай скорее!