Ради того, чтобы взорвать Интернет, оскорбляют память мучеников
Не подвиг, а клинический диагноз?

Известная личность, карикатурист и бывший психиатр Андрей Бильжо, 9 декабря сего года открыл в сетевом издании The Insider новую рубрику «Диагноз недели с доктором Бильжо». У нас в газете – «Тема недели», у Бильжо – «диагноз». Близко, но с «профессиональным уклоном». 


Первая же публикация под новой рубрикой «взорвала Интернет» (как выразился сам Бильжо) – и не только Интернет. Вот его опус:

«Я читал историю болезни Зои Космодемьянской, которая хранилась в архиве психиатрической больницы им. П.П. Кащенко. В этой клинике не раз лежала до войны Зоя Космодемьянская, она страдала шизофренией. Об этом знали все психиатры, которые работали в больнице, но потом ее историю болезни изъяли, потому что началась перестройка, стала просачиваться информация, и родственники Космодемьянской стали возмущаться, что это оскорбляет ее память. Когда Зою вывели на подиум и собирались повесить, она молчала, хранила партизанскую тайну. В психиатрии это называется «мутизмом»: она просто не могла говорить, так как впала в «кататонический ступор с мутизмом», когда человек с трудом двигается, выглядит застывшим и молчит. Этот синдром был принят за подвиг и молчание Зои Космодемьянской (выделено мною. – А.С.). Хотя, на самом деле, она наверняка была смелой, и для меня как психиатра и человека, который очень сердечно относится к душевнобольным, понимая их страдания, это ничего не меняет. Но историческая правда такова: Зоя Космодемьянская не раз лежала в психиатрической больнице им. П.П. Кащенко и переживала очередной приступ на фоне тяжелого мощного потрясения, связанного с войной. Но это была клиника, а не подвиг давно болевшей шизофренией Зои Космодемьянской».

Известный кинорежиссер Карен Шахназаров считает, что мерзость Бильжо не стоит даже цитировать, чтобы не делать ему рекламу. Но я не согласен. Подонка надо знать не только в лицо, но и понимать всю его гнилую сущность. А то, что господин Бильжо – подонок, я готов повторить на Страшном суде.

Правда, столкнувшись с волной возмущения, карикатурный психолог через несколько дней бросился оправдываться: «Я ясно сказал, что ее подвиг остается подвигом, невзирая на то, что она лежала в Кащенко».

Каково? А господин-то – не только подлец, но и трус. Ведь ясно писал: «синдром, который был принят за подвиг», «это была клиника, а не подвиг»... Совершил скотский поступок – покайся, а не вертись, как уж под вилами. Но Бильжо, видимо, способен только гадить. Даже в «оправдании»:

«Я всегда как сын фронтовика, прошедшего всю Великую Отечественную войну на Т-34, относился к победе в ней более, чем свято...  Мифы возможны во время войны, но не потом. Война – это трагедия, кровь и грязь. И трупы, трупы, трупы... За многими подвигами стояло предательство, трусость и глупость». 

Кучи трупов, трусость и глупость – вот что такое, оказывается, подвиги советских людей во время войны. Бильжо заявил, что так думал и его отец. А это уже больше, чем подлость – прикрывать собственное паскудство именем отца-фронтовика...

«Мерзость запредельная»

Разоблачить ложь Бильжо несложно. Для начала – никаких документов в больнице им. Кащенко он не читал. Доказать это элементарно. Еще в 1991 году еженедельник «Аргументы и факты» напечатал заметку:

«Перед войной в 1938-1939 гг. 14-летняя девочка по имени Зоя Космодемьянская неоднократно находилась на обследовании в Ведущем научно-методическом центре детской психиатрии и лежала в стационаре в детском отделении больницы им. Кащенко. У нее подозревали шизофрению. Сразу после войны в архив нашей больницы пришли два человека и изъяли историю болезни Космодемьянской».

Подписи: «Ведущий врач Научно-методического центра детской психиатрии А. Мельникова, С. Юрьева и Н. Касмельсон». Позднее ветераны части 9903 в архивах Института психиатрии этих имен не обнаружили.

Вот откуда растут ноги у стряпни Бильжо. Впрочем, даже если принять версию «Аргументов», девушка не болела шизофренией: были только «подозрения». Кроме того, как Бильжо умудрился читать историю болезни Космодемьянской, если эта история изъята «сразу после войны»?!

С отповедью карикатуристу выступил даже Марк Солонин – историк, сочинения которого я считаю полными извращений правды о войне. Но и он не выдержал! Свою публикацию он назвал «Мерзость запредельная». Приведя высказывание Бильжо о шизофрении Зои Космодемьянской, Солонин пишет: 

«Все. Для пожизненного исключения из перечня приличных людей этого достаточно. Врачи не обсуждают публично истории болезней пациентов. Это элементарное требование врачебной этики... Я уж не говорю про то, что никаких копий упомянутого документа, никаких признаков его существования г-н Бильжо не привел и никогда не приведет... Но г-н Бильжо продолжает срывать покровы: «Когда Зою вывели на подиум (какое красивое импортное слово! в реальности это был ящик, известно даже, что из-под лапши) и собирались повесить, ...она просто не могла говорить».

«Подиум» вместо «эшафот» – действительно запредельная мерзость. И, я убежден, – мерзость сознательная.

Далее Марк Солонин комментирует: 

«Из документов однозначно следует, что никакого «кататонического ступора с мутизмом» не было... Зоя Космодемьянская могла говорить и говорила, и во время допроса и «на подиуме» – только совсем не то, что от нее требовали допрашивающие...»

Солонин завершает отповедь Андрею Бильжо так:

«Зоя и ее боевые товарищи были во всем правы: они добровольно пошли воевать за Родину, против абсолютного зла, каким, вне всякого сомнения, был гитлеровский фашизм... Всякий, кто берется хоть единым словом прикоснуться к этой теме, должен сто раз спросить себя: как ты это делаешь, для кого ты это делаешь, зачем ты это делаешь? Что есть твое желание «взорвать Интернет» мелким и мерзким скандалом рядом с величайшей трагедией народа?»

Правда бывает страшной. Но ложь страшнее

Псевдолиберальная тусовка, в которой вертится Бильжо, его выхлоп поддержала. Как сказала «правозащитница» Алла Гербер: «Оставьте Бильжо в покое! У него есть свое мнение, о котором он пишет, он изучил какие-то документы... У нас свободная страна!» То есть в свободной стране можно безнаказанно клеветать, поливать грязью святыни, плясать чечетку на могилах? Липовый «историк» Игорь Чубайс бросился обличать нынешнюю власть в том, что она «скрывает правду» и «сжигает архивы»... 

То есть в свободной стране можно безнаказанно клеветать, поливать грязью святыни, плясать чечетку на могилах?
Однако в случае с Зоей Космодемьянской никто правды не скрывает. По словам ее матери, Любови Тимофеевны, «Зоя болела нервным заболеванием с 1939 г., когда переходила из 8-го в 9-й класс… У нее было нервное заболевание по той причине, что ее ребята не понимали».

И снова вернемся к Кащенко. В 2011 году дочь двоюродного брата Зои Космодемьянской Татьяна Анатольевна Космодемьянская в интервью «Собеседнику» рассказала: «В 8-м классе она (Зоя. – А.С.), прежде веселая, общительная, вдруг стала замкнутой, молчаливой, стала сторониться одноклассников. Ее предали подружки, и она сильно переживала. Учителя предложили Любови Тимофеевне проверить дочку у врачей. И она отвела ее на обследование в Кащенко».

Ага, Кащенко! – воскликнут защитники Бильжо. Не торопитесь. Во-первых, племянница (исходя из возраста) не была очевидицей событий и лишь излагает рассказы близких. Причем приблизительно. Так, причина нервной болезни Зои Космодемьянской – не «предательство подруг». По словам ее одноклассника В. Белокуня, в 1939 году у девушки произошел конфликт со всем классом. Став комсомольским групоргом, она очень требовательно относилась к ребятам, стыдила за неисполнение поручений, проявляла юношеский максимализм. Повторно ее не переизбрали. Зоя оказалась в изоляции, ушла в себя. 

Наконец, обращение в больницу (Кащенко либо любую другую) – далеко не то же самое, что «не раз лежала в клинике, страдала шизофренией». 

Хотя в больнице Зоя перед войной и впрямь лежала. Только в больнице им. Боткина, куда ее после глубокого обморока доставили осенью 1940 года с диагнозом «острый инфекционный менингококковый менингит». После выписки девушка больше месяца восстанавливалась в санатории «Сокольники». Затем вернулась к учебе. Одноклассники помогали ей наверстать упущенное.
 
А дальше была война... Психологу Бильжо не понять советских комсомольцев. В годы «перестройки» «бильжошники» мусолили версию о том, что бойцов разведывательно-диверсионных частей (куда входила Зоя) якобы набирали из психически больных людей: кто же еще пойдет на верную смерть? Да, добровольцы знали, что большинство не вернется живыми. Секретарь Московского горкома комсомола Александр Шелепин, выступая перед новобранцами, предупреждал, что они – смертники, и большинство в случае плена погибнет от пыток. Однако ребята – шли, не раздумывая! 

Зоя приняла страшную, мученическую смерть. Схваченную девушку раздетой, босой таскали часами по морозу, избивали, пороли ремнями, жгли лицо. Перед повешением ей отрезали груди, мертвую использовали в качестве мишени – и с удовольствием снимались около виселицы с висевшим телом... Все это делали самые «обычные» зольдаты вермахта. Но их господин Бильжо ни психопатами, ни шизофрениками, видимо, не считает. О них он даже не упомянул. 

Но есть и другая правда: приказ Ставки Верховного Главнокомандования № 0428 от 17 ноября 1941 года. Первым пунктом в нем значится: «Разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40 – 60 км в глубину от переднего края и на 20 – 30 км вправо и влево от дорог... Бросить немедленно авиацию, широко использовать артиллерийский и минометный огонь, команды разведчиков, лыжников и партизанские диверсионные группы, снабженные бутылками с зажигательной смесью, гранатами и подрывными средствами».

При этом утверждается, что «советское население этих пунктов обычно выселяют и выбрасывают вон немецкие захват­чики». На примере Петрищева мы видим, что это неправда. По мнению знаменитого советского диверсанта Ильи Старинова,  приказ № 0428 – одна из чудовищных ошибок: он не только обрекал на смерть от холода тысячи мирных жителей, но и толкал их на сторону немцев, нанося болезненный удар по партизанскому движению.

Однако он ни на секунду не умаляет мученического героизма Зои Космодемьянской. Справедливо сказал министр культуры Владимир Мединский: «Петрищево – это наша Голгофа». А оскорблять память мучеников – немыслимое скотство.

P.S. Российское военно-историческое общество обратилось в Генеральную прокуратуру РФ и в Главную военную прокуратуру РФ с просьбой дать юридическую оценку клеветническим утверждениям Андрея Бильжо относительно Зои Космодемьянской. К ним присоединился ряд депутатов Госдумы и общественных деятелей.