Обстановка в мире напоминает настроения, которые были 100 лет назад, перед Первой мировой войной. К чему это может привести? 

Кто сейчас вспоминает хрестоматийную чеховскую фразу о ружье, которое повесили на стену в первом акте, чтобы непременно выстрелить в третьем? Отвыкнув от вдумчивого чтения, новые поколения мировых лидеров раззнакомились и с классикой. Оттого, пожалуй, обсуждение итогов первых ста дней американского президента Трампа превратилось в дискуссию о степени вероятности Третьей мировой войны. Ружье, готовое выстрелить, никого  больше не останавливает.

Табу с темы военного решения мировых проблем готовы снять как досадную помеху. И вот уже наступившая весна ознаменовалась полетом «Томагавков», с легкостью необыкновенной направленных на сирийскую авиабазу. А британский министр обороны заявляет о готовности нанести превентивный ядерный удар в «наиболее экстремальных обстоятельствах». В журнале «Форбс» рассуждают о том, как вероятность ядерного конфликта с Россией может повлиять на отток финансов из России на Запад. Словно будет тогда чему и куда течь…

Наши специализированные издания тоже не отстают, вольно или невольно стараясь преуменьшить и представить предсказуемыми последствия гипотетического ядерного конфликта. Мол, ядерная война хоть приведет к гибели значительной части населения Земли, но миллионы выживут и сохранят ключевые технологии:

«Со временем сформируются новые технологически развитые центры силы»…

Правда, тут же признается, что «в целом человечество окажется отброшенным в развитии на десятилетия назад, а последствия ядерной катастрофы могут сказываться в течение столетий».

А на отечественном портале «Свободная пресса» так рьяно  принялись обсуждать неизбежность поражения США в ядерном конфликте с Россией, что разошедшихся стратегов вынужден был осадить генерал Ивашов:

«Разговоры о том, что Россия одержит победу над США в ядерной войне, могут вестись для отвлечения внимания нашего руководства от развития других типов вооружений»…

Что ж, военные всегда лучше других знали истинную цену войне. Оттого и считаются самыми мирными людьми. В отличие от глубоко штатской публики, которая нередко отличается изрядным милитаризмом. Это ее усилиями в мире создаются настроения, как 100 лет назад, перед Первой мировой. Та же иррациональная убежденность в «безопасности» большой войны. Подкрепляет ее недальновидность политиков, уверенных, что смогут в любой момент покончить с милитаристскими настроениями в обществе. Но воинственный угар, как и массовое бегство с поля боя в случае поражения, контролю не поддаются. 

Однако между бравурными маршами Первой мировой и зажигательными речами на тему Третьей мировой войны имеется принципиальное отличие. Сто лет назад ничего страшнее газовой атаки не было. Химоружие могло уничтожить десятки тысяч людей, но не целые народы. А сегодня страны, ведущие рискованные дискуссии на тему новой войны, располагают ядерным потенциалом, способным стереть с лица земли даже крупные государства. А то и вообще уничтожить род людской целиком.

Разговоры о войне, в том числе ядерной, как о чем-то вполне допустимом, а то и неизбежном, очевидно перестают быть  риторикой.  Эх, не накликать бы… Для нас, жителей приграничного региона, противопоказана любая война. Пусть даже маленькая победоносная… Так что лучше всегда помнить про чеховское ружье. И понимать, что хвататься за него следует с крайней осторожностью. А лучше бы и не хвататься вовсе.

Никому и никогда.