Дети в военной форме - «Юнармия». Кто-то считает это милитаризацией детей и безусловным злом. Другие думают иначе.

Олимпийский чемпион Александр Лебзяк, которому в день ритуала приведения к военной присяге новобранцев спортрот торжественно вручили полковничьи погоны, признался, что любит военную форму и даже в лихие 90-е годы с гордостью ее носил, особенно в День Победы. Александр Борисович сказал, что если бы, не дай бог, кто посягнул на его мундир, он обидчика «четвертовал бы сразу». «Не секрет, что после распада СССР многие стеснялись одевать форму – военную, милицейскую. Это не про меня!» – твердо заявил Лебзяк..

«Это не про меня!» в тон Лебзяку могли бы сказать на другой присяге, юнармейской, в Матвеевом Кургане почетные гости и участники этого яркого праздника – члены районной общественной организации ветеранов боевых действий «САЛАНГ», другие люди в парадных мундирах с боевыми наградами. Они так по сути и сказали, просто – другими словами, но искренне и трогательно. 

Накануне нам рассказывали, как шили юнармейскую форму и заказывали на нее шевроны. Как к присяге готовились без малого две сотни юных матвеевокурганцев. Желающих получить шевроны, по словам главы районной администрации Александра Рудковского, в разы больше – в «Юнармию» матвеево-курганскую детвору «не загоняют», ребята стремятся в это движение безо всякого принуждения.

Многие из них не только из ребячьего любопытства излазили в округе вдоль и поперек все высоты и ложбины, но и поучаствовали в Вахтах Памяти, которые в Примиусье, местах ожесточенных боев периода Второй мировой, – не редкость. 

На днях юнармейцы принимали присягу в Волгодонске, Батайске, Тацинском и Кагальницком районах... Словом, юнармейское движение прирастает с каждым днем. Курирующие «Юнармию» люди в один голос повторяют, что движение носит исключительно добровольный характер.

Если и есть в этих словах преувеличение – то мизерное. По крайней мере, в Матвеевом Кургане, Тацинской и Кагальницкой все ребята в юнармейской форме, с которыми мы приватно, без взрослых, поговорили на эту тему, заверили, что в «Юнармию» их не загоняли. С охотой участвуют в военно-спортивных играх, волонтерской работе, радуются новым возможностям. Те же матвеевокурганцы, которые ныне официально стали юнармейцами, делегацией недавно побывали в Москве, в легендарном Преображенском полку. Не исключено, что недалек тот день, когда им придется менять форму «Юнармии» на мундир этой прославленной части, стать рекрутами в хорошем смысле этого слова. 

В юнармействе есть немало схожего со скаутским движением. В России оно появилось, напомним, более века назад. И, как ныне «Юнармия», патронировалось армией. Не случайно бывшие скауты становились затем классными военными. История, с поправкой на время, во многом повторяется на новом своем витке. Не случайно под разными предлогами на счет «Юнармии» все сильней шипят «дружеские» голоса по эту и ту сторону границы, обвиняя новое движение в милитаризации детей. Однако собственные скауты, мечтающие стать суперсолдатами (этому движению ныне 110 лет), заграничным партнерам по-прежнему милы. 

Лично мне хочется спустя время увидеть нынешних юнармейцев (уже имеющих опыт поисковой работы и ухода за мемориалами) среди бойцов 90-го отдельного поискового батальона Минобороны России, которые возвращают из небытия имена погибших, предают земле их прах, устанавливают родственников. Тем более что в этом батальоне по ходатайству поискового движения России уже служат и донские призывники...