В Ростове началась борьба с самовольной застройкой. Первыми «под раздачу» попали гаражи. Причем снести могут и те, что строили с разрешения властей... 

Гаражный кооператив «Фауна». По его территории пройдет скоростное шоссе. Власти настаивают: необходимо срочно  сократить количество гаражей.

В НИИ «Охраны животных от окружающей среды», сотрудники которого организовали «Фауну», собрали пайщиков. Предстояло определить крайних. Голосование списком не прошло гладко – ущемленные оказали активное сопротивление. Тем более что о компенсациях ни со стороны «Фауны», ни со стороны властей речи  вообще не шло. 

Этот сюжет из  фильма «Гараж» невольно вспомнился, когда на гаражах в центре донской столицы увидел «привет от власти» – приглашение владельцам гаражей явиться на заседание комиссии, где будет рассматриваться вопрос по поводу сноса «малых архитектурных форм».

Видел в последние дни немало гаражей, обклеенных такими депешами. Причем в разных районах Ростова. Это не удивляет – город активно развивается, ускоренными темпами прихорашивается в ожидании чемпионата мира-2018. Что мешает амбициозным планам – идёт под снос. Первыми из крайних нередко оказываются именно гаражи. Особенно те, которые появились когда-то без одобрения власти. И если у владельца гаража вдруг не обнаруживается окончательной  бумажки, фактической, настоящей «брони» – снос строения предрешен. Вопрос только во времени.

В случае с гаражами, построенными без спроса, которые приткнулись ко двору школы № 78 и давно увешаны строгими предостережениями, это время, похоже, затягивается. Тем более затягивается оно там, где гаражная бумажка-«бронь» всё-таки была и до сих пор она «настоящая». Именно с такой ситуацией столкнулись правоприменители у стадиона «Локомотив» в Железнодорожном районе. «Локомотив» определен как одна из тренировочных площадок мундиаля-2018. Собственником земельного участка является Ростовская область. Территория находится в пользовании у СДЮСШ олимпийского резерва № 19 «Локомотив».

С внешней стороны «локомотивного» велотрека есть гаражный бокс. Его хозяйке он достался по наследству. Есть свидетельство о государственной регистрации за ней этого права. Тем не менее гараж этот находится на территории, которую намерены реконструировать к чемпионату. Спортшкола обратилась в суд, настаивала, чтобы хозяйка гаража «устранила препятствия в пользовании земельным участком». Однако суд обязал спортшколу выплатить ей компенсацию в двести с лишним тысяч рублей. Владелицу гаража в свою очередь обязали не возражать против сноса бокса. В апелляции это судебное решение устояло. Так что сносить всё-таки придется. Как и выплачивать компенсацию из казны  конкретному человеку за порушенное. 

Конечно, ростовские компенсации за снос частных строений «под мундиаль» и близко не стоят с теми, что полагались, скажем,  сочинцам за освобождение их участков под объекты Олимпиады: и компенсации, и масштабы сносов объектов в донской столице неизмеримо меньше.

Дело, однако, не в размере, а в приниципе: власти  наконец-то  зорче взглянули на давно существующие самовольные строения и теперь, засучив рукава, оживили с ними борьбу. Государственный интерес, хоть мы и находим в себе сочувствие к потерпевшим, в этом есть. Но если у государства, вдруг  сменившего  правила игры, появляется интерес ( дело не только в предстоящем мундиале, вспомним хотя бы дебаты  прежних времен в связи с проектом ростовского метро) к тем, кто в своё время отстроился по закону и желание чего-нибудь у них снести, вопрос компенсаций и доверия к власти действительно  оказывается  делом принципа…