Есть у меня приятельница давних студенческих лет, с которой мы встречаемся не чаще, чем раз в пятилетку, а, встретившись, разговариваем так, как будто виделись только вчера. Без всяких там: «А, помнишь…» Так у нас повелось.

Нынешняя встреча оказалась неожиданной. 

– Ты помнишь, как я выходила замуж? – спросила Таня. – Мы тогда с моим будущим мужем пошли в загс, а нам сказали, что не зарегистрируют, пока не пройдем курс молодого бойца. Это означало, что надо было прослушать несколько лекций психолога об основах семейной жизни, взять об этом подтверждение у лектора и только потом сдавать документы на регистрацию брака?

– Что– то смутно припоминаю. Мы еще смеялись с тобой над примитивностью этих лекций: прописные истины, подкрепленные широко известными цитатами.

– Так вот представь себе: поехала я недавно в пансионат на Черное море и дня через два подумала, что, будь моя воля, устроила бы такие лекции для большинства отдыхающих. Не про семейную жизнь, хотя можно и по нее тоже: про поведение на пляже, в столовой, местах общего пользования. Кто их не посетит и не сдаст затем экзамен, пусть покупает билет и дует восвояси.

– Ну ты сурова…

– Так ведь и те, кто мне портил отдых, еще как бессердечны. Представь: прихожу утром в столовую пансионата, рядом занимает место молодая пара с ребенком – почти что еще грудничком. Ребята, как видно, северяне. Зачем, спрашивается, мучили ребенка дальней поездкой? Кто сказал этим молодым балбесам, что такой крохе южное солнце на пользу?

От чего уж не знаю, но каждое утро в столовой ребенок надрывно кричал, и завтрак проходил под этот чудесный аккомпанемент. Иногда к нему присоединялись визги какой– нибудь другой крохи. Родители делали очень слабые попытки успокоить детишек. Никому и в голову не пришло, что малыши милы, но такие крики для других людей просто невыносимы. Тем более на отдыхе.

Детки постарше удручали своей заброшенностью при находящихся тут же мамах. Вспоминала собственное детство, поездки с семьей на море. Родители так старались расширить мой кругозор! Они рассказывали массу интересного про попадающиеся нам на глаза растения и насекомые, и ведь все это по памяти! А теперь, когда у всех молодых мам и пап – айфоны со всякими там примочками, и можно так интересно проводить время с детьми, открывая им мир природы, мамы и папы… Да, они смотрят в айфоны, но совсем с другой целью. Дети заняты чем-то своим, родители одним глазом за ними приглядывают, другим – читают сообщения в айфоне. А еще пьют пиво или энергетики. Прямо у малышей на виду. И ведь такой образ родителя отпечатается у ребенка на всю жизнь. Подрастет – сам таким же станет.

Танина устная «жалобная книга» оказалась объемной. Было в ней и про то, как безбожно мусорят и даже плюют на пляже, и про довольно пожилых и очень полных женщинах, которые надевают такие раскрепощенные купальники, что за этих матрон даже как-то неловко. 

– Куда смотрят депутаты Государственной думы? – закончила Таня, а, вернее, прервала свой рассказ, чтоб уж не очень меня утомлять (видно было, что ей есть еще чем ужаснуть). – В других странах все это запрещено законодательно.

Это, кстати, правда. Не так чтобы кругом все, что помешало спокойному и счастливому отдыху Тани, запрещено, но где-то нельзя появляться в общественном месте с пивом, где-то – штрафы за брошенную на пляже обертку и плевки… Может, когда-нибудь или даже вскоре какой-то из подобных законов примут и у нас – многое ли от того изменится? Я почему-то в этом плане пессимистка.

Вот недавно испанские женщины обрадовались тому, что в их стране мужчинам законодательно запретили сидеть в общественном транспорте, широко расставив ноги. На испанских мужчин это, может, и повлияет. А если бы такой закон приняли у нас? Даже страшно подумать, чем бы дело могло кончиться.