Для журналистов самым важным событием минувших дней стало нападение на нашу коллегу, заместителя главного редактора радиостанции «Эхо Москвы» Татьяну Фельгенгауэр. 

Нападавший проник в редакцию и напал на ведущую, ударив ее в шею ножом. Такие раны, как правило, смертельны – жертва может истечь кровью еще до прибытия медиков. Но Татьяне повезло, она осталась жива. Человек, покушавшийся на ее жизнь, проявил явные признаки психического расстройства.

Ряд изданий, узнав о возможном расстройстве психики нападавшего, тут же выдвинул версию об использовании больного человека спецслужбами, уверяя, что это «их почерк» – люди с психическим расстройством являются, как правило, весьма внушаемыми и легко управляемыми. Как тот душевнобольной Николаев, убивший Кирова? Но журналист – не политический деятель…

Однако если речь идет о внушаемости, то причина нападения на ведущую может быть и иная, считают другие – псих просто смотрел телевизор. С телеэкранов уже привычно звучат угрозы в адрес журналистов, чье мнение не совпадает с «генеральной линией» государственных телеканалов. И правы те, кто считает: такая «промывка мозгов» создает в обществе нездоровую атмосферу ненависти и нетерпимости. Словно слышишь забытое большевистское: «Кто не с нами, тот против нас». 

СМИ припомнили, что недавно на канале «Россия 24» прошли два сюжета, в которых утверждалось, что «Эхо Москвы» проводит антигосударственную политику, что это, по сути, иностранный агент. Что работают журналисты этой компании за зарубежные деньги, торгуя информационным оружием. В сюжетах назывались три фамилии и были показаны три фото «антигосударственных агентов», Татьяны Фельгенгауэр – в том числе. 

Вообще такие серьезные обвинения должны подтверждаться документально, это знают даже начинающие журналисты. В противном случае все это – пустые слова. Любой суд посмеется над такими «обвинениями». Однако какое воздействие это производит на аудиторию, которая с доверием внимает тому, что несется с телеэкрана! Люди начинают верить во внутренних врагов государства и общества. Наша страна уже проходила это в 37-м году.

При этом совершенно забывается, что каждый имеет право на свою точку зрения. Об этом, кстати, напомнил пресс-секретарь Президента РФ Дмитрий Песков, к которому наши коллеги обратились с просьбой прокомментировать сообщения в СМИ о том, что нападение на Фельгенгауэр связано с ростом агрессии в отношении независимых журналистов:

– Татьяна имеет свое мировоззрение, свою точку зрения. С этой точкой зрения кто-то не согласен и, наоборот, подвергает ее встречной критике. …В данном случае мы с уважением относимся и к той, и к другой точке зрения, не являемся участниками этой дискуссии. Но, конечно же, подобные трагические случаи вызывают глубочайшее сожаление. Действия безумца есть действия безумца.

И безумцу, увы, не запретишь смотреть телевизор… Но какими бы мотивами ни руководствовался Гриц, покушавшийся на жизнь журналистки, это в любом случае тревожный звонок... 

И месяца не прошло, как страну покинула Юлия Латынина, корреспондент «Новой газеты». Ее неизвестные травили долго и изощренно. Начали с «невинного» – облили на улице фекалиями. Потом измазали стены дома отравляющим веществом, которое просто так в хозяйственном магазине не купишь. Закончили поджогом автомобиля, в котором чудом не оказались ее родители…

Вспоминается и Анна Политковская, со дня убийства которой прошло более 10 лет. С ней мне приходилось встречаться на московских семинарах. Она была смелой, с глубокой внутренней позицией, но непростой в общении. Ее суждения человека, живущего внутри Садового кольца, вызывали острое неприятие региональных журналистов. Мы много и горячо спорили, пытаясь доказать, как мало она знает о жизни в глубинке, как заблуждается в оценках некоторых вещей. Были позиции, по которым мнение Политковской полностью расходилось с мнением коллег. Однако не убивать же ее за это…