С коррупцией и преступностью в Дагестане решили бороться, как итальянцы с сицилийской мафией – железным кулаком

Речь у нас пойдёт о великой дагестанской заварушке, которую устроил в начале февраля временно исполняющий обязанности главы Дагестана Владимир Васильев. Оно, конечно, если брать в масштабах Вселенной, событие так себе: всего лишь одним махом отправил всё правительство республики в отставку. 

Для особо любопытствующих Следственный комитет РФ пояснил: расследуется уголовное дело, возбужденное по факту хищения денежных средств, выделенных из бюджета Республики Дагестан для реализации социальных программ на территории региона (ч. 4 ст. 159 УК РФ – мошенничество). Под раздачу за совершение хищений попали временно исполняющий обязанности председателя правительства Республики Дагестан Абдусамад Гамидов, временно исполняющие обязанности заместителей председателя правительства республики Шамиль Исаев и Раюдин Юсуфов, бывший министр образования Шахабас Шахов и другие. Подозреваемые задержаны, по месту их жительства проведены обыски.


По суммарным объёмам «стыренного» нынешний Дагестан далеко уступает многим другим регионам нашей необъятной Отчизны.


Не будем развозить манную кашу по белой скатерти, рассказывать о золотых пистолетах, обысках в дагестанских министерствах и о прочих бытовых мелочах. Все СМИ забиты подробной информацией, которая ровным счётом ни о чём не говорит рядовому обывателю. Что воруют много и успешно – это мы и без Дагестана знаем. Более того, я один умный вещь скажу, только вы не обижайтесь: что касается суммарных объёмов «стыренного», нынешний Дагестан далеко уступает многим другим районам нашей необъятной Отчизны. Да вот хоть 9 февраля новость прошла: Южно-Сахалинский суд «впаял» экс-губернатору Сахалинской области 13 лет лишения свободы и полмиллиарда рублей штрафа. За «колючкой» также оказались бывший заместитель Хорошавина Сергей Карепкин и экс-советник губернатора Андрей Икрамов. Короче, экс-губернатор возглавлял организованную преступную группу, которая лихо «трясла» бизнесменов. По сравнению с сокровищами Али-Бабы, найденными у сахалинского начальника, золотой пистолетик дагестанского председателя правительства Абдусамада Гамидова – жалкая подачка на бедность убогому дервишу (нищему, по-нашенски выражаясь). 


«Кровавый Рузвельт», «банда прокуроров», «чёрные инкассаторы» и киллер Заяц

Начнём с простого вопроса: почему под руку попался именно Дагестан? Ответ, казалось бы, прост: закручиваем гайки в борьбе с коррупцией. Вспомните многочисленные отставки губернаторов, громкий арест губернатора Республики Коми Гайзера с подельниками, многомиллиардное дело полковника Дмитрия Захарченко с родственниками и т.д. 

Так-то оно так… Однако, судя по другим не менее громким делам (той же Евгении Васильевой из «Оборонэкспорта»), не на всякую гайку находится подходящий болт. Так почему же Дагестан? 

Выскажу личную точку зрения. Когда я работал в «Российской газете», мне в составе редакционной группы довелось побывать в этой славной республике – в Махачкале, в Каякентском районе, в Лакском, в Буйнакске, в Каспийске… 

Ещё на вокзале, выйдя из вагона, мы узнали, что намедни застрелен очень крупный чиновник. Стало немного не по себе. «Не волнуйтесь, – весело отмахнулся наш местный сопровождающий. – Дела семейные». Оказалось, кто-то кому-то сильно задолжал или не на той женился – короче, «что-то там в носу». «Это чисто наши непонятки, – успокоил дагестанец. – Вы – дорогие гости, гуляйте спокойно». И поселил в гостинице под конвоем двоих автоматчиков. Когда мы уже отбывали в Ростов, я купил местную газету, где прочёл свежий репортаж о криминальной «разборке» с десятком машин, несколькими трупами и кучей раненых. Запомнился финал. Журналист спрашивает начальника местной милиции: «Как вы относитесь к происшествию?» – «Философски», – отвечал мудрый страж порядка.

Позже, будучи аналитиком в агентстве Interfax-Russia.Ru, я опять же не забывал о Дагестане. Постоянно писал об убийствах, расправах над муфтиями, подрывах поездов и проч. В центре на это состояние дел никто не обращал никакого внимания. Ну, убили, ну, в Дагестане…

Правда, нынче наша тема – не убийства, а «банальная» коррупция. Но на Кавказе между этими забавами – различие незначительное. Вот один из предшественников арестованного на днях мэра Махачкалы Мусы Мусаева – Саид Амиров. Мне довелось его видеть: благообразный седовласый мужчина, который передвигался в инвалидном кресле (результат одного из дюжины покушений на градоначальника). За это в народе Амирова называли «кровавый Рузвельт». В июне 2013 года «Рузвельта» задержали и обвинили в убийстве руководителя следственного отдела. Позже выяснилось, что по приказу мэра его подельники должны были также сбить с помощью ПЗРК самолёт депутата Нарсобрания Дагестана Сагида Муртазалиева и списать это на боевиков!

В том же 2013-м накрыли «банду прокуроров»: замглавы республиканского МВД, руководитель ГОВД Махачкалы, помощник прокурора Кизляра, следователи и прокуроры, которые заказывали или лично устраняли своих коллег, чтобы обеспечить полный контроль наркотрафика. В марте 2013-го в московском аэропорту Внуково «приняли» банду «чёрных инкассаторов» – сотрудников, которые за семь лет «отмыли» через дагестанские банки 100 млрд рублей. Средства регулярно переправлялись авиарейсами из Махачкалы в Москву.

В начале того же года «браслеты» надели на запястья 25-летнего следователя отдела МВД по Кировскому району Махачкалы капитана полиции Магомеда Ахмедова, который оказался наёмным убийцей по кличке Заяц и «работал» в том числе на «кровавого Рузвельта». 

27 августа 2015 года Северо-Кавказский окружной военный суд Ростова-на-Дону вынес Саиду Амирову пожизненный приговор. Его племянник Юсуп Джапаров получил 18 лет колонии строгого режима. Магомед Ахмедов-Заяц был осуждён на 22 года, остальные бандиты – на срок от 10 до 13 лет.

Казалось бы: при чём тут Дагестан?


Железный кулак в лайковой перчатке

Нет, в самом деле: почему не Карачаево-Черкесия, не Кабардино-Балкария, не Осетия и прочие? У них что, дела обстоят идеально? На этот вопрос ответил в интервью программе «Вести» сам Владимир Васильев. Ну, для начала, Владимир Васильев пока назначен главой Дагестана, а не какой другой республики. Так что и «разбор полётов» он ведёт на вверенной ему территории: «Когда меня утверждали в парламенте, я сказал, что это не Васильев пришел, это Россия пришла… Борьба с коррупцией и теневой экономикой в Дагестане началась и будет продолжаться». 

Здесь следует уточнить: Васильев не случайно упомянул не русских, а Россию. Это я для тех, кто не прочь выдвинуть версию о новой «кавказской войне». Напомню, ежели кто не в курсе: Васильев родился в семье педагогов – казаха Али Асанбаева и русской Надежды Васильевой. При рождении получил имя Алик Асанбаев и лишь позже изменил его. 


Когда в стране начнут разгребать коррупционный навоз, слишком многим станет мучительно больно за сладко прожитые годы.


Премьер-министром Дагестана Васильев поставил бывшего министра экономики Татарстана Артема Здунова. Заместителем председателя Правительства Республики назначен лезгин Анатолий Карибов. Место дагестанского прокурора занял прокурор Хакасии Денис Попов.

Немного интернационализма не помешает. Дело в том, что в России принято называть население Дагестана «дагестанцами». На самом деле здесь проживает свыше 50 этносов, которые говорят на множестве языков (немалая часть этих языков не имеет письменности). Если в период СССР цементирующим звеном здесь был интернационализм, а общим для всех – русский язык, то после так называемой «перестройки» начался сплошной раздрай, стали вспыхивать межнациональные конфликты. Ещё лет 5 – 7 назад часто встречались объявления типа: «Нужен бухгалтер – только аварец», «Ищу водителя – кумыка, других просьба не беспокоиться» и т.д. Многие шовинисты подпитывали и межрелигиозные конфликты, даже в среде мусульман. Так что Васильеву и его команде придётся несладко.

«Есть, к сожалению, большая теневая составляющая в экономике», – признался новый республиканский глава. Ему бросилось в глаза, что население фактически смирилось с системой коррупции, считает это нормальным и воспитывает терпимость к взяточничеству с малых лет.

«Мы сейчас делаем все, чтобы дети не учились коррупции, когда их близкие, родители за счет должности и денег проталкивают их всеми правдами и неправдами, – сказал Васильев. – Десять процентов золотых медалистов пишут заявления о приеме в вуз с ошибками».

По его словам, сейчас в Дагестане работают приезжие прокуроры, и люди к ним выстраиваются в очереди «за правдой, за справедливостью». И многие их находят. Нового главу уже прозвали «железный кулак в лайковой перчатке». В конце января Генпрокуратура России направила специальную группу из 38 человек под руководством заместителя генерального прокурора Ивана Сыдорука. Параллельно с ней действует спецкомиссия, которая занимается проверкой состояния законности в республике.

«А то мы мало таких шоу на своём веку видели», – отмахнётся читатель. В том-то и дело, что таких – вряд ли. Специалисты отмечают, что уже только начало дагестанской антикоррупционной операции, в которой задействовано несколько сотен представителей различных спецслужб, не имеет себе равных по размаху в истории России. Аналитики подчёркивают, что наши отечественные правоохранители, видимо, решили перенять опыт итальянских карабинеров в борьбе с сицилийской мафией. Имеются в виду внезапные десантирования и массовые задержания (на русском арго – «хлопушки»). Журналист Михаил Кувырко напоминает: в 2014 году 500 карабинеров задержали свыше 30 членов группировки «Коза ностра». А совсем недавно, 21 января, на той же Сицилии итальянские правоохранители «хлопнули» больше полусотни мафиози из 16 «семей» провинции Агридженто, включая мэра города Сан-Бьяджо-Платани.

Большинство наблюдателей склонны считать, что мы имеем дело лишь с началом широкомасштабной операции: федеральный центр задействовал слишком мощные силы. Хотелось бы верить, что это – не предвыборная «показуха».


«Десять процентов золотых медалистов пишут заявления о приеме в вуз с ошибками».
Глава Дагестана Владимир ВАСИЛЬЕВ


Страна слишком глубоко погрязла в коррупционном навозе, и когда его начнут разгребать серьёзно, слишком многим станет мучительно больно за сладко прожитые годы.