Англосаксонский фашизм не простил Сталину звонкой пощёчины, но…

Продолжение. Начало в №№ 138 – 140.

Они боятся нашей огромности

В прошлый раз я утверждал, что западный мир всегда нас ненавидел и в будущем не воспылает любовью – как бы мы ни старались ему понравиться. Некоторые читатели возразили: ведь не раз со многими странами Запада мы были союзниками. И не только в борьбе против Гитлера, но и против кайзера в первую мировую войну, ранее – против Наполеона, ещё ранее – в Семилетней войне, ещё ранее… Короче, не стоит драматизировать. 

Оно конечно. Но хочу обратить внимание на простой факт: европейские страны начинали дружить с нами, когда им это было крайне необходимо в собственных разборках внутри Старого Света.

Многие думают, что Запад стал «ядом дышать» в сторону России после прихода большевиков к власти. Ничего подобного. Началось с Ивана Грозного, с Сибири, которую бросил к ногам самодержца казак Ермак Тимофеевич. Но никто из последующих императоров не встревожил Старый Свет так, как великий самодержец Александр III, который ясно сформулировал: «Они боятся нашей огромности. У нас есть только два надёжных друга: русская армия и русский флот! Все остальные при первой возможности сами ополчатся на нас». Когда австрийский посол за обедом с императором пригрозил, что его страна пошлёт несколько корпусов, если Россия не прекратит «вмешиваться в балканские дела», Александр скрутил в узел вилку и швырнул на стол: «Вот что я сделаю с вашими корпусами». После смерти Александра даже враждебный России маркиз Солсбери признал: «Александр III много раз спасал Европу от ужасов войны. По его деяниям должны учиться государи Европы». Однако Старый Свет уже тогда извлек урок: сильная Россия ему не нужна.


«Немыслимое»

Обратимся ко Второй мировой, где Британия и США под давлением обстоятельств вынуждены были вступить вместе с нами в антигитлеровскую коалицию. Обстоятельства эти создали сами США, Великобритания и Франция. Они привели Гитлера к власти, вручили ему пост рейхсканцлера, подняли Германию из руин, сняли все ограничения на численность армии и вооружений, поставляли нацистам передовые образцы техники, «скармливали» ему одну европейскую страну за другой (Австрия, Чехословакия, Польша). Цель была одна: натравить фюрера на Россию. 


По приказу президента США Гарри Трумэна в августе 1945-го против СССР уже готовилась операция «Тотэлити». Делались расчёты, сколько ядерных зарядов понадобится для уничтожения 15 советских индустриальных центров.


Более того, даже в начале Второй мировой войны, в начале 1940 года, англичане и французы планировали бомбить Баку и высадить свои войска в Финляндии, чтобы атаковать СССР. «По счастью», Гитлер высадился в Норвегии, и планы оказались невыполнимыми. А затем Франция пала (по странному совпадению 22 июня), англичане драпанули из Дюнкерка, предав союзников, и бросились спасать свою шкуру. 

Однако даже после нападения Гитлера на нашу страну англосаксы не спешили объединить действия с СССР против вермахта. Так, 22 июня 1941 года военный министр США Генри Стимсон высказался против оказания помощи Советскому Союзу. Его поддержали госдепартамент, разведка, конгресс. На крах России США отводили «минимум месяц, максимум три месяца».

Американский истеблишмент советовал президенту предпочесть победу нацистов. Между тем после разгрома немцев под Москвой реальная помощь союзников могла привести к уничтожению нацистской Германии уже в 1942 году или к лету 1943-го. Это следует из рассекреченных документов США. Но Черчилль предлагает Рузвельту другую стратегию: война должна завершиться не ранее 1944 г. Никакой совместной разработки оперативных планов с Красной Армией, никакой прямой военной помощи Советскому Союзу, косвенную оказывать дозированно.

Курская битва 1943 года и наступление СССР на запад вызвало у союзников панику. Руководитель Управления стратегических служб США генерал Уильям Донован в августе 1943-го рекомендовал Рузвельту и Черчиллю «поворот против СССР всей мощи все еще сильной Германии, то есть Германии, управляемой нацистами или генералами», иначе после победы Советского Союза он будет чрезвычайно опасен для гегемонии США и Британии.

Англосаксы срочно высаживают огромный десант в Нормандии («второй фронт»), иначе им грозила в Европе дырка от бублика. Но Арденнская и Эльзасская операции терпят провал, и союзники слёзно умоляют Сталина бросить неподготовленные войска в наступление, уверяя его в «вечной дружбе». Одновременно Черчилль отдаёт приказ готовиться к операции «Немыслимое» против СССР, складируя для этого немецкое трофейное оружие. Немецкие части бегут с Восточного фронта и сдаются англосаксам. Таким образом удалось собрать 1 млн 850 тысяч солдат и офицеров вермахта и СС. Увы, в этот раз не получилось: и немцы навоевались, и СССР был слишком силён. Всё завершилось безоговорочной капитуляцией Германии. 

Но не капитуляцией англосаксов…

«Война США и СССР неизбежна»

Это не мои измышления. Я всего лишь цитирую доклад и.о. госсекретаря США Джозефа Грю новому президенту Гарри Трумэну 19 мая 1945 года (едва успели просохнуть чернила под актом капитуляции Германии): «Если в мире существует что-то неизбежное, то таким неизбежным является будущая война между Соединенными Штатами и Советским Союзом». С чего вдруг? Ведь впереди ещё – совместные бои СССР и США против Японии! А вот после этого как раз Трумэн и намечал разрыв с Москвой.


Американцы не успели напасть на СССР. В декабре 1945-го у них было лишь 2 заряда, а уничтожить требовалось 20 городов. По плану «Пинчер» (июнь 1946-го) следовало сбросить уже 50 зарядов на 24 города, в запасе же – только 9 зарядов. 


Но почему? Неужели из-за крайней враждебности капитализма и социализма? Есть и такое дело. Но, как мы сейчас убеждаемся, дело это не главное и даже не десятое. Основное противоречие озвучено Уинстоном Черчиллем в его Фултоновской речи. Многие о ней слышали, но не все знают, что в ней такого кошмарного. Однако прежде чем процитировать перлы из этого выступления, мы должны забить себе в мозг два важных предшествующих события. Первое – это Бреттон-Вудское соглашение, которое было утверждено в американском курортном городке ещё во время войны, 22 июля 1944 года, и касалось международной системы денежных отношений и торговых расчётов. Если коротко, система эта сводилась к двум вещам: доллар – основная мировая валюта, а США – мировой гегемон. Понимая, что СССР даже в страшном сне к такой системе не присоединится, Штаты специально для Сталина позднее продемонстрировали свою мощь, сбросив 6 и 9 августа атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки, зная, что у нашей страны такого оружия нет. Однако Сталин, не моргнув глазом, в декабре 1945-го послал англосаксов с их соглашением очень далеко. 


Американский сценарий ядерного удара по СССР «Пакс атомика» лопнул, когда Советский Союз создал в 1953-54 гг. первую готовую к реальному применению водородную бомбу. Штаты оказались в «отстающих»…


Тут-то 5 марта 1946 года Черчилль и произнёс знаменитую речь. Воспроизведу лишь самые яркие перлы:

«Соединенные Штаты находятся в настоящее время на вершине всемирной мощи. Сегодня торжественный момент для американской демократии, ибо вместе со своим превосходством в силе она приняла на себя и неимоверную ответственность перед будущим... Мы должны неустанно и бесстрашно провозглашать великие принципы свободы и прав человека, которые представляют собой совместное наследие англоязычного мира... Ни один человек ни в одной стране не стал спать хуже от того, что сведения, средства и сырье для создания (атомной. – А.С.) бомбы сейчас сосредоточены в основном в американских руках… Мы должны будем обладать превосходством, чтобы иметь эффективные устрашающие средства против его (атома – А.С.) применения или угрозы такого применения другими странами…Ни эффективное предотвращение войны, ни постоянное расширение влияния Всемирной Организации не могут быть достигнуты без братского союза англоязычных народов»

Сталин не замедлил с ответом в «Правде» от 14 марта 1946 года: 

«Г. Черчилль и его друзья поразительно напоминают в этом отношении Гитлера и его друзей…

По сути дела г. Черчилль и его друзья в Англии и США предъявляют нациям, не говорящим на английском языке, нечто вроде ультиматума: признайте наше господство добровольно, и тогда все будет в порядке – в противном случае неизбежна война. Но нации проливали кровь в течение пяти лет жестокой войны ради свободы и независимости своих стран, а не ради того, чтобы заменить господство гитлеров господством черчиллей».

Такой звонкой пощёчины «коллективный Запад» стерпеть не мог…

(Продолжение следует)