Дочь читает произведение Валентина Катаева «Сын полка». Слог книги  легкий, девочке 12 лет. Казалось бы, все ей должно быть ясно и понятно. Собственно, так и есть. Однако с автором она иногда явно не согласна, причем в тех местах произведения, по которым раньше, мне кажется, двух мнений быть не могло. «Раньше» – это лет двадцать – тридцать назад. Я и мои друзья тогда были примерно того же возраста, что и моя дочь. И нам в голову не приходили мысли, которые сегодня она высказывает мне.

Например, дочь недоумевает, какое право имел автор называть немца (фашиста) «жирный» («Это же нетактично, некрасиво! – возмущается юная читательница. – Ну и что, что он – враг?»). Или ей было непонятно, почему в конце книги главный герой произведения Ваня Солнцев навсегда прощается со своими боевыми товарищами («Почему? Они же пока живы! Жизнь продолжается!» – вот мысли моей девочки).

Что и говорить: дети разные. Кто-то более сведущ, образован, чувствителен, кто-то – менее. Но все-таки, мне кажется, вопросы дочки – как лакмусовая бумажка для нашего общества. В нем подрастают поколения, все менее и менее имеющие представления об ужасах войны. 

Это, конечно же, счастье. Счастье, что большинство россиян не видели войну. Но теоретическое отношение к событиям 1941 – 1945 гг. все-таки за последние годы у юных и маленьких жителей России сильно изменилось. То, что Великая Отечественная война – это ужас, где каждый не знал, будет ли он жив в следующую секунду, для нас было очевидным, для детей сегодняшних – нет.

Мы не были умнее или лучше. Но с самой младшей группы в детском саду и до выпуска из школы нам рассказывали о том, ЧТО было. Читали стихи, пели песни, показывали инсценировки на военные темы. Мы делали рисунки, писали сочинения соответствующей тематики. Начиная с первого класса, в учебниках обязательно уделялось место этим горьким событиям нашей истории. Сегодня школьная программа построена другим образом. В школе у дочери не проходит ни одного мероприятия, посвященного победе в Великой Отечественной войне (или их класс на них не бывает?). Я знаю, так не везде. Где-то этому уделяется огромнейшее внимание. Но раз есть учебные заведения, где на историю решили закрыть глаза, значит, это допустимо, значит, так можно – только так я могу расценить позицию контролирующих школы органов. Если бы установка относительно проведения мероприятий, посвященных нашей Победе, была бы четкая и однозначная, подобных школ, наверное, не было бы, больше детей знало бы и понимало, о чем идет речь, когда рассказывают о Курской или Сталинградской битвах, о партизанах, о фашистах, о многом другом... 

Завтра – 22 июня. Величайшая по трагизму дата в истории нашего народа. Мои дети этого не понимают, не чувствуют. В этом, конечно, и моя вина (а может быть, мы с мужем тому и главные виновники). Постараюсь хоть что-нибудь сделать, чтобы повлиять на детское сознание. Почитаю с ними книгу о войне, посмотрю фильм или мультик, расскажу об их прабабушках и прадедушках, перенесших все тяготы войны.

Сегодня, с одной стороны, так просто найти какие-то интересные факты или произведения для детей, которые смогут их заинтересовать, увлечь, врезаться в память, с другой – мы удаляемся все больше от исторических событий и во временном, и в моральном, и в интеллектуальном плане. Кто-то не успевает воспользоваться дарами прогресса, кто-то  не считает актуальным использовать их в этом направлении. Между тем 22 июня – это повод, чтобы вспомнить, поговорить со своими детьми о том, что было. И я им воспользуюсь. В конце концов, если этого не сделают мамы с папами, не факт, что детям об этом расскажет кто-нибудь другой. А это неправильно. Михаил Васильевич Ломоносов сказал по этому поводу исчерпывающе: «Народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего».