Правительство намерено обязать региональные власти реагировать на критику населения в социальных сетях в течение суток. Эта информация вызвала среди самих посетителей социальных сетей бурную реакцию.

Одни радовались возможности «достучаться» до местных чиновников. Другие восприняли это как ликвидацию последней отдушины – возможности высказать всё, что ты думаешь о тех, кто управляет нашей жизнью. И без каких-либо последствий для себя. Соцсети в наше время – это что-то вроде советской кухни, где практически в каждой квартире нет-нет да и вспыхивали политические споры, шепотом обсуждались несменяемые правители.

Так что кухня она и есть кухня. Лично я бы вообще оставила эту информацию без внимания, если бы на реализацию идеи не планировалось выделить бюджетные средства. Ведь кто-то должен настроения и реакцию людей в социальных сетях отслеживать, потом как-то сортировать и по полочкам раскладывать. Отвечать им. Но… Отвечать в течение суток на обращения при любом желании можно только однозначно: «Ваш вопрос принят к сведению. Будем разбираться. Ответ получите в течение месяца, как и положено по закону». Фактически все те же яйца – работа с обращениями граждан, которая достаточно основательно ведется в каждом муниципальном образовании, – только всмятку.

А в чем суть новшества? В современной упаковке, что ли? «По системе мониторинга «Инцидент менеджмент» информация будет отслеживаться по ключевым словам в пяти соцсетях – «ВКонтакте», Facebook, Instagram, Twitter и «Одноклассниках». Несколько сообщений на одну тему можно выделить в отдельный кейс или «иницидент», реакция на проблему придёт всем авторам. По всем «инцидентам» ведётся статистика, которая в режиме реального времени будет доступна как сотрудникам муниципалитетов, так и представителям администрации президента. Таким образом власти хотят локализовать негатив и контролировать повестку именно в соцсетях. И при этом уверены, что будут ближе к потребителю информации. Ведь у многих соцсетей аудитория больше, чем у СМИ.

Ранее «Инцидент» был опробован на госкомпаниях. Сейчас он в тестовом режиме работает в 10 регионах.

Конечно, хорошо, что руководство страны интересует, о чем народ на кухне говорит, простите, в соцсетях. Но, к сожалению, в регионах и на местах на множество жалоб, поданных официально, люди получают отписки по заготовленным шаб­лонам. И об этом свидетельствуют множество обращений, которые народ шлет в адрес администрации президента, звонит на прямые линии с ним, старается, чтобы их услышал именно Владимир Путин и дал команду разобраться.

По крайней мере, два материала за последний месяц – один уже опубликован, другой готовится к публикации в газете «Наше время» – сделаны как раз по следам обращений к Владимиру Путину на прямую линию. А в журналистском портфеле – еще семь таких обращений, до которых у местной власти, по-видимому, руки не дошли.

И люди не верят, что на обращение в соцсетях им будут отвечать оперативно и толково, по сути вопроса. Говорят, что это будет очередная галочка у властей в отчёте по работе с населением. Кстати, в соцсетях многие люди пишут под никами. По-русски – под псевдонимами. Получается, что за свою информацию не несут никакой ответственности. Тогда, соответственно, и тот, кто им отвечает, тоже!

А вот когда конкретные люди с конкретными именами, фамилиями, адресами и телефонами обращаются за решением той или иной проблемы во властные структуры, надо бы с ними поработать, вникнуть в суть проблемы. Почему в хуторе годами в жаркие месяцы нет воды? Почему разбитые и опасные дороги не включены в программу ремонта? Но в бюджетах нет денег. Тогда зачем тратить их на совершенно бесполезную программу?