В ближайшей перспективе Министерство просвещения РФ собирается ввести в российских школах новые должности – старшего и ведущего учителя. В ведомстве полагают, что нововведение будет способствовать созданию Национальной системы учительского роста, инициированной Президентом РФ.

Эта система предполагает усовершенствование формы аттестации учителей: качество преподавания, профессионализм специалистов в сфере образования. В недавнем интервью «Российской газете» министр просвещения РФ Ольга Васильева отметила, что старые формы аттестации нуждаются в пересмотре. Предыдущая система не имела единых критериев оценки, что не позволяло судить о качестве работы учителя. С принятием новой системы карьера учителя пойдет не только вширь, но и вглубь. «При этом мы нисколько не умаляем прежние заслуги наших педагогов, – отмечает министр. – То есть останется и первая, и высшая категории, и заслуженные наши учителя. А новые должности – это именно должности: за ними стоят реальные обязанности, которые необходимо выполнять». 

Какие же горизонты открывают педагогам новые должности? Скажем, задача старшего учителя будет заключаться в координировании работы других педагогов, методическом ее сопровождении и разработке индивидуальных образовательных траекторий с учетом особенностей учеников. Старшим учителем может стать педагог, проработавший в школе пять лет и получивший предварительно первую или высшую квалификационную категорию. Ведущий учитель – наставник для молодых коллег. У такого педагога должен быть десятилетний стаж работы в школе плюс высшая квалификационная категория. Ведущий учитель станет помогать другим педагогам «войти» в профессию. Интегрировать, так сказать, в образовательный процесс работу не только учителей-предметников, но и педагогов-психологов, дефектологов, социальных педагогов. Возникает вопрос: если работу педагогов будет координировать старший учитель, а ведущий – помогать молодым коллегам (включая дефектологов и других специалистов) войти в профессию, что тогда в школе станет делать тот же завуч, опытные учителя со стажем не 10, а, к примеру, 20 лет? Ведь должностные обязанности, которые образовательное ведомство собирается расписать для новой категории учителей, в большей степени лежат сегодня на их плечах. Не приведет ли новый подход в аттестации к конфронтации педагогов в школе? И вообще, какой конкретно учительский рост мы хотим получить от нововведения? 

У министра есть огромное желание, чтобы у того же ведущего учителя была возможность «для творческого подхода к воспитанию молодых педагогов, для вдумчивых бесед, для передачи опыта»: «Ведь в нашей работе много тонкостей, о которых с молодыми учителями действительно нужно говорить. Например, о том, как правильно войти в класс, как себя подать. Даже один этот момент может очень сильно повлиять на всю дальнейшую работу». А что, в педагогическом вузе уже отменили производственную практику у студентов в школе, во время которой они приобретают первый опыт в профессии, в том числе навыки того, как входить в класс, как себя вести с детьми? Или в педвузах студентов вообще плохо учат? Тогда надо наводить порядок в вузах, а не нагружать педагогов всевозможными обязанностями, позабыв о том, что школа, в общем-то, предназначена для обучения детей, а не учителей. 

Свое недоверие нововведению высказывают представители Общероссийского профсоюза образования и профсоюза «Учитель». По их мнению, новая система аттестации отрывает педагогов от работы с детьми, а идея наставничества, заложенная в национальную систему профессионального роста педагогов, ухудшает положение учителей старшего возраста. Эксперт Общероссийского профсоюза образования Сергей Шадрин отмечает, что педагоги негативно оценивают введение системы профессионального роста. «Мы опросили почти 14 тыс. учителей для того, чтобы в своих рассуждениях ориентироваться на мнение членов профсоюза. Большая часть из них не имеет представления о том, что такое НСУР (национальная система учительского роста), что логично, так как мы все еще не имеем никакого внятного описания этой программы. Мы сами не знаем, что мы, собственно, формируем. При этом 50 % опрошенных учителей считают, что количество отчетности, наоборот, увеличилось», – заявил он одному из изданий. По словам господина Шадрина, несмотря на введение «дорожной карты» НСУР, которая должна определять внедрение программы в регионы, программа «в полном объеме не выполняется». 

Оргсекретарь межрегионального профсоюза «Учитель» Ольга Мирясова тоже отрицательно оценивает систему профессионального роста: «Уже сейчас наблюдается чрезвычайно высокая загруженность учителей. Старшие учителя не видят в прохождении дополнительных испытаний для себя какой-то пользы, а видят только дополнительную нагрузку, – цитирует Мирясову «Коммерсантъ» – Обучение для повышения квалификации подразумевает 520 часов, то есть несколько месяцев очной подготовки – если к этому подходить серьезно, учителю нужно выпадать из процесса обучения. Поэтому многие берут дистанционный курс, который является профанацией, за которую к тому же нужно платить».

Однако президент ассоциации «Педагог XXI века» Евгений Ямбург считает, что данные, приводимые профсоюзами, «случайная выборка» и «фальсифицированные данные». На самом деле больше половины учительского корпуса, включая молодых педагогов, уже стонет от постоянных министерских нововведений. Учителя не считают, что им нужны какие-то дополнительные меры для раскрытия их педагогических талантов. Свои способности они проявляют каждый день, обучая на уроках детей русскому языку, литературе, математике, физике и другим предметам.