Русский алфавит чуть не попал под обрезание

Мы сокращаем, нас сокращают…

На неделе сайт информагентства «Панорама» разместил новость:

«О решении реформировать орфографию русского языка сообщила министр науки и образования Ольга Васильева. Проект реформы разработан министерством совместно с Высшей школой экономики и Иркутским государственным университетом путей сообщения.

 С начала 2020 года из языка исчезнут буквы «ы» и «ъ», вместо которых будет употребляться «ь» (мягкий знак). Вместо буквы «ё» будет использоваться буква «е», а вместо букв «ц», «х», «ч», «ш» и «щ» будет введена новая буква, начертание которой находится в процессе утверждения.

По словам Васильевой, приведение количества букв в русском алфавите к международным стандартам очень важно для развития страны. Многочисленные научные исследования, на которые ссылается министр, доказывают оптимальность количества букв 26 в письменности любого народа. Цивилизации, в алфавитах которых ровно 26 букв, развиваются быстрее и реже переживают политические кризисы.

К тому же сокращение алфавита позволит сократить учебные часы, выделяемые на русский язык, до 2 часов в неделю, и тем самым освободить место для более важных учебных дисциплин, таких как «Основы православной культуры» и «Основы безопасности жизнедеятельности».

Новость вызвала волну возмущения и гнева. И граждан можно понять. Только недавно на их головы вывалили информацию со ссылкой на Минтруд, будто весной под массовые сокращения могут попасть 115 тысяч россиян. Правда, Минтруд новость опроверг. Но «ложечки нашлись, а осадочек остался». И вот те на: теперь власть покусилась на святая святых – до боли родимую азбуку! На последнюю духовную скрепу…

На голову министра Васильевой обрушились цветистые ненормативные проклятия.

Вскоре, однако, последовал ответ из Министерства просвещения:

Уважаемая редакция!


Департамент международного сотрудничества и связей с общественностью Минпросвещения России выражает вам свое глубокое уважение и признательность в связи с освещением темы реформ в системе российского образования.

Сообщаем, что помимо перехода к 2020 году на алфавит, содержащий 26 букв, в рамках Концепции упрощения норм русского языка Минпросвещения планирует к 2033 году полностью перейти на алфавит, состоящий исключительно из согласных букв, обозначив твердость позиции для всех несогласных.

Кроме того, Министерством утвержден новый образец школьной формы, рекомендованный для внедрения в общеобразовательные организации. Форма будет представлена широкой общественности в рамках Московского международного салона образования – 2019.

В новый комплект одежды войдут такие предметы исторического гардероба, как лапти, косоворотка, кокошник и сарафан. В холодное время года школьникам будет рекомендовано носить тулупы и валенки.

Министерство разработало единые требования к одежде совместно с профильными институтами и родительским сообществом, инициатива также прошла общественные обсуждения. Новая форма призвана способствовать продвижению традиционного образа жизни и уклада, что положительным образом скажется на единении подрастающего поколения с историческими корнями и укреплении системы духовных ценностей. Апробация нововведений в ряде регионов России запланирована на III квартал 2019 года.

Рассчитываем на дальнейшую информационную поддержку актуальных инициатив на полях вашего авторитетного издания, на протяжении длительного времени стоящего в авангарде передовых остросоциальных средств массовой информации.

Молодцы наши ребята-просветители. Люди с тонким чувством юмора. Чего стоит предложение перейти на «алфавит, состоящий исключительно из согласных букв, обозначив твёрдость позиции для всех несогласных». Изящная двусмысленность. Нашлось место и для откровенного стёба – насчёт нового образца школьной формы с лаптями, косоворотками и кокошниками. И вишенка на торт: новая форма «положительным образом скажется на единении подрастающего поколения с историческими корнями и укреплении системы духовных ценностей». Красавчики! Достойно уважения.

Как справедливо заметила «Комсомольская правда», «в новой, цифровой истории медиавзаимоотношений чиновников и социальных сетей это чуть ли не первый случай, когда министерство достойно, с выдумкой и юмором отреагировало на фейк, расставив все по своим местам».

Понятно, что «Панорама» – юмористическое издание, и новость изначально была несерьёзной. Однако многие СМИ принялись серьёзно обсуждать «реформу», призывая грудью встать на защиту кириллицы, глаголицы и прочей балаболицы. К слову сказать: мне кажется не совсем уместным упоминание в анекдотическом контексте Высшей школы экономики и Иркутского университета путей сообщения. Шутка неудачная.

Замечу также, что даже после «фокуса с разоблачением» некоторые критики всё же метнули несколько стрел в сторону Минпроса. Так, лидер профсоюза работников образования Череповца Наталия Кукушкина заявила, что фейк о реформе алфавита неслучайно запущен со ссылкой на Министерство просвещения: «Педагоги поверили в это потому, что здравых инициатив от нашего Министерства они давно не видят!».

Как Жириновский боролся с фефектами фикции,
Или
Теория относительности реальности

С критиками можно отчасти согласиться: призывы к реформам русского языка чаще всего вселяют ужас. Многие, возможно, забыли историю с «реформатором-­языковедом» Владимиром Жириновским. Так я напомню. В марте 2014 года Владимир Вольфович предложил изъять из русского алфавита букву «ы»: ««Убрать эту букву гадкую, это азиатчина, нас за это не любят в Европе… Это от монгол к нам пришло, ни в одном европейском языке буквы «ы» нет». Развивая свою мысль далее, депутат пояснил, чем ему не глянулась злосчастная буква: «Гортанный звук, это звери так говорят: «ы-ы». «И» — всё, достаточно».

А затем рассказал случай из жизни. Оказалось, в детстве сын лидера ЛДПР (Игорь Лебедев) не выговаривал звук «ы»: «Говорит: «Папа, папа, там мишка». Я думаю, какой мишка? Медведь, что ли? Оказывается, мышь». Парламентарий даже не понял, что привёл аргумент, который полностью рушит его оригинальную инициативу.

Но Владимир Вольфович восстал всего лишь против одной буквы. Другие «буквоеды» пошли дальше. Я не имею в виду императора Петра I, который избавил русский алфавит от нескольких букв, зато добавил «э» и «я». Эта реформа была необходима так же, как и декрет Совнаркома «О введении новой орфографии» от 10 октября 1918 года. Сейчас много охотников критиковать за это «проклятых большевиков», забывая, что избавление от лишних знаков, усложняющих орфографию, – не блажь новой «красной» власти, а логическое завершение трудов филологов царской России. Ещё в 1904 году при Отделении русского языка и словесности Академии наук была создана Орфографическая комиссия с целью упростить русскую письменность. В комиссию вошли учёные под руководством известного языковеда Филиппа Фёдоровича Фортунатова. Завершить её работу помешала революция, но она же и помогла её довести до конца.

Но речь совсем о другой традиции, одним из основоположников которой можно назвать киевлянина Николая Бахтина, который в 1886 году выпустил книгу «Проект новой азбуки и орфографии». Он предложил убрать из азбуки буквы я, ы, э, ё, ц, ъ, ь, ввести букву j, множество надстрочных и подстрочных знаков и проч. По счастью, это осталось на бумаге.

В нынешней России у Бахтина оказалось немало продолжателей. К примеру, Александр Макеев, который решил ввести вместо кириллицы свою «симметрицу» – «интуитивно понятный унифицированный плоский линейный алфавит», «идеально совершенную систему письма». В результате русский алфавит сократится до 27 букв, лишившись букв «е», «я», «ю», «ё», «ъ», «ь». Заодно «реформатор» считает необходимым «переход школьного образования на замену всех теоретических естественных и гуманитарных учебных дисциплин на одну учебную дисциплину – Теорию Относительности Реальности (Язык-Всезнание Эволюционирующей Реальности), что позволит в несколько раз уменьшить объём информации школьного учебного курса».

Отличился и Ростов. Я имею в виду нашего земляка Виктора Павловича Одначева. Он в своё время выпустил в Ростовском университете брошюру «Новый алфавит – гармония букв и звуков языка», предложив оставить россиянам 22 буквы вместо 33-х. Одначев – не лингвист. Он окончил Ростовский институт сельхозмашиностроения по специальности «Автоматизация и комплексная механизация». Какие же буквы решил упразднить языковед-механизатор?

Для начала – йотированные гласные, то есть состоящие из двух звуков, первым из которых является «й» («йот»). Например, «я» = «й» + «а»; «ю» = «й» + «у»; «Е» = «й» + «э»; «ё» = «й» + «о»... Согласно «реформе», проще писать «йайцо», «йуность», «пойэзд». Правда, обречённые на небытие гласные не распадаются на два звука, когда следуют за согласными. Так что ребятишки после обучения по Одначеву заговорят примерно так: «Васйа, йа хочйу солйоных опйат!».

 А кстати: буква «й» тоже изымается за ненадобностью! А попутно с ней – «и» и «ы». Вместо них вводится буква «I» с различными надстрочными значками: точкой, двумя точками, галочкой, ударением... В слове «искристый» теперь буква «I» встречается четыре раза – и каждый раз с новым значком! Походя Виктор Павлович расправляется с мягким и твёрдым знаками, заменяя их на апострофы – `и ``.

Вспоминается рассказ бравого солдата Швейка об одном его знакомом, ногу которого поразила гангрена. Ему стали ампутировать ногу по частям: сначала – ступню, потом – голень, дальше – выше колена…

– Так бы и строгали беднягу, как карандаш, – завершил историю Швейк, – но, к счастью, он вовремя помер.

Попали «под молотилку» и согласные. Некоторые из них ведь тоже можно разложить на два звука. «Ч» превращается в «тшь», «ц» – в «тс», а «щ» – в «шь». А что такого? Многие иностранцы, пытаясь воспроизвести русские звуки, произносят – «тщервонетс», «тшехофф», «тофаришь»! Но эти звуки имеют мало общего с теми, которые на письме обозначаются буквами «ч», «ш», «щ»! Иноземец разницы не понимает – но русский…

После обрезания «йенергитшний тофаришь» переходит к оккупации азбуки, заменяя славянские буквы латинскими литерами. «ж» становится н «j», «ф» – «f», «з» – «z», «д» – «d», «у» – «y», «ш» – «s» и т.д. Вместо «ща», «щи» теперь следует писать «sa», «sy». «Цех», «цирк», «царь» превратились в «tcex», «tcipk», «tcap». Короче, «tсiрк» уехал, лингвисты остались.

Могут ли йоги пить водку носом?

Цель нашей публикации не в том, чтобы поиздеваться над горе-изобретателями. Таких чудаков на Руси всегда было немеряно. Фольклорист начала ХХ века Евгений Иванов передаёт в своей книге «Меткое московское слово» уговоры бойкого букиниста: «У меня есть книга, которую сумасшедший писал! Право, я таких дураков никогда не читывал! «Логико-грамматические и философско-идеологические этюды Студенского». Точку, видите ли, он рекомендует через двадцать три и пять десятых слова ставить, запятую через каждые семь слов, а знак восклицания – на полях. А ещё «Всполохи разума» – его же...».

Да, всполохами разума нас не удивить. Но в «реформе» Одначева, как в капле воды, отразилась суть наших «великих перемен». Пришла пора самоуверенных дилетантов с механическими мозгами, считающих, что мир построен на винтиках и гаечках, и совершенствовать его нужно при помощи отвёртки и разводного ключа.

И если бы эксперименты ограничивались наездами на русскую азбуку! Почему страну лихорадит сверху донизу? Почему ни шиша не выходит ни у молодых, ни у пожилых «реформаторов»? Потому что все они – дилетанты. Мы для них – лишь буквы в многострадальном алфавите. С нами можно делать всё, что угодно: выкидывать и снова возвращать, гнуть на западный манер, испытывать на нас бредовые теории и схемы…

Однажды старого индуса спросили: «Могут ли йоги пить водку носом?» Он ответил: «Могут. Но зачем?». Зачем делать носом то, что удобнее делать ртом? Конечно, можно от алфавита оставить одно «му». Секвестировать всё, что горит, и урезать всё, что шевелится. Но, может, хоть разок, в качестве эксперимента, попробовать через рот, а не через нос? Ну, хотя бы не через то место, которое является антиподом головы...