Русский путь туда, неведомо куда

Церковь, из блинов сложена, оладышком повершена

Много есть в мире праздников странных и удивительных. Вот вы знаете, что 25 февраля человечество торжественно отмечает День составления карт несуществующих земель? Я так мыслю, это – самый русский праздник.  Конечно, у многих этносов существуют мифы о неведомых землях. Одна греческая «Одиссея» чего стоит. Но такова уж судьбинушка народа нашего, что именно в его творчестве ярко прослеживается вера в заветные земли, куда можно сдёрнуть от раздолбайства, беззакония и неустроенности расейской жизни.

Утопические сказания появляются на Руси чуть ли не с X века. Не все они сопровождаются «картами местности», но зато так подробно описываются  – рисуй, как на душу ляжет! Например, сказания о златом «граде Христовом», расположенном посреди озера, воды которого «белее молока». Город пересекают четыре потока – молочный, медовый, винный и елейный. В сказании о поисках земного рая повествуется, как Господь внял мольбам монаха Агапия, и вслед за орлом монах попадает в дивный сад, полный цветов, фруктов и чудесных птиц. Здесь Агапий встречает Христа с апостолами, пьёт из источника, «что белее молока и слаще меду», и т.д. Фольклор традиционно повествует в сказках-небылицах о молочных реках с кисельными берегами, где стоит церковь, из блинов сложена, калачиком подпёрта, оладышком повершена. 

Русская народная утопия особо расцвела после раскола Православной Церкви во второй половине XVII века, когда часть духовенства и верующих не приняла реформ патриарха Никона 1653 – 1656 годов, прежде всего «книжной справы» -  исправления и редактирования богослужебных текстов. Никона называли «антихристом». Вспыхивали вооружённые раскольничьи бунты. А после того как старообрядцы были преданы анафеме в 1666 году, тысячи противников патриарха решили бежать из-под «власти дьявола» в далёкие счастливые земли. Тут и начинается расцвет фольклорной русской утопии, в которой мифотворчество перемешалось с реальной жизнью. 

Уругвай, Уругвай, кого хочешь, выбирай

Не забудем и о причинах географических. Бескрайние просторы Российского государства способствовали массовому исходу «от зла» на южные окраины, в леса Поволжья и Севера, в Сибирь. Приверженцы «старой веры» пополнили казачью среду, поэтому в крупнейших крестьянско-казачьих восстаниях Степана Разина, Кондратия Булавина, Емельяна Пугачёва значительная часть «смутьянов» являлась раскольниками. Так что День составления карт несуществующих земель – самый что ни на есть казачий праздник. Старообрядцы уходили в глушь и пытались воплощать в своей среде идеалы первых апостольских общин. В Керженских лесах (по левому притоку Волги) и в Сибири стали появляться раскольничьи скиты (замкнутые поселения монастырского типа). Кстати, по названию лесов ревнители «старой веры» получили также прозвище «кержаки». В среде раскольников появился реальный прообраз «царства справедливости» - Выговская пустынь, основанная в 1694 году на побережье Белого моря, у слияния рек Сосновка и Выг. К 1835 году здесь жило три тысячи человек. 

Императрица Екатерина II своим указом позволила раскольникам-эмигрантам вернуться в Россию и осваивать пустующие земли. Примитивный коммунизм практиковали раскольники-духоборы. Сенатор Иван Лопухин считал, что духоборы могут служить для государства моделью семейной и социальной жизни. По инициативе сенатора их собрали между 1802 и 1820 годами в селении Молочные Воды на реке Молочная, впадающей в Азовское море. Здесь возникло Духоборье. Целью «духовных христиан» было построение Царства Божия на земле. В 1818 году Духоборье посетил Александр I, распорядился освободить всех от воинской повинности и переселить в Крым. Однако император Николай I позднее переселил духоборов в безлюдные районы Закавказья и ввёл среди «людей божьих» воинскую повинность. Когда же духоборы отказались брать оружие, их всех скопом выслали в Якутию.

На помощь пришёл Лев Толстой, на деньги которого в 1898 году 7400 духоборов на пяти кораблях отплыли из Батума в Канаду, где создали «самую большую в мире коммунистическую организацию».

Но наиболее известная община староверов - секта «Новый Израиль». К 1903 году количество её членов в России достигало ста тысяч человек. Однако после волнений 1905 года, когда ряд староверов и сектантов поддержали «бунтовщиков», царское правительство стало преследовать «христовых революционеров», и им пришлось эмигрировать в Уругвай, где в департаменте Рио-Негро две тысячи сектантов построили город Сан-Хавьер, в котором живут и по сей день.

Великое путешествие казаков-«никудышников»

Но читатель резонно может заметить: пока речь у нас шла не о составлении карт несуществующих земель. Раскольники осваивали новые, глухие земли, и карты староверы составляли вполне себе реальные, просто отмечая на них новые, доселе неизведанные местности!

А вот тут как раз вы не совсем правы. Ещё со второй половины XVIII века в раскольнической среде появляется секта бегунов. Её идеология проста: ради спасения души надо уйти от мира, где царствует антихрист, «таитися и бегати». Всякий праведник не должен принимать печати антихриста (паспорт), не должен иметь «ни града, ни села, ни дому». Бегуны составляли для себя особые маршруты, в которых действительные географические названия были перепутаны со сказочными. Историк Кирилл Чистов насчитал 12 таких сказочных мест, среди которых – Новые острова, Ореховая земля и т.д. Распространялись путеводители (“путешественники”) с маршрутами, ведущими в реальные или воображаемые края: на «реку Дарью», чьи воды полны рыбы, в якутскую богатую «землю бородачей»,которая вдохновила несколько арктических экспедиций XVIII и XIX веков.


Атаман-старовер Игнат Некрасов после разгрома казачьего восстания Кондратия Булавина (1706-1707) увёл восемь тысяч казаков в Турцию, где они прожили более 250 лет. В России путеводители староверов указывали места обитания Игнат-казаков как «счастливую землю». Сами же некрасовцы создали легенду о «граде Игната» «за морем песка», где их атаман построил чудесную страну. Они отправляли своих посланцев в Египет, Эфиопию, на Ближний Восток, в Индию и даже в Китай на поиски этого райского места. В 1962 году тысяча некрасовцев вернулась на родину, в Россию…


Так что карты несуществующих земель у русских духовных путешественников были. В них перемешивались явь и мифы. И невидимый Китеж-град, который открывается лишь праведникам, и Беловодье, где  текут молочные реки из вымени небесной Коровы Земун, и чудесное «Опоньское царство» (сказочный прообраз таинственной Японии)… 

Такая мешанина в головах имеет некоторое объяснение, поскольку, например, с «белыми водами» связаны многие реальные топонимические объекты. Например, Беловодье в Горном Алтае у горы Белуха, Выготская пустынь на Белом море, духоборческие поселения на реке Молочная… Так и рождались сказки о Белых горах, Белых островах, Белых источниках, которые затем отмечались в путеводителях «бегунов». 


В 1926 году вернулись на Дон «живой Христос» Василий Лубков и 700 членов секты «Новый Израиль». «Уругвайцам» выделили пастбища бывших конезаводчиков Корольковых у реки Маныч. В разговоре со мною потомок новоизраильтян - донской писатель Владимир Потапов вспоминал: «Возвращались с богатым скарбом - автомашинами, тракторами, плугами, сеялками, молотилками, жатками. Так появился в наших краях хутор Новый Израиль, позднее - Новоизраилевка, которую потом “перекрестили” в Красный Октябрь. Здесь была основана первая сельхозкоммуна, председателем которой стал Василий Лубков». Однако с началом коллективизации власть решила вместо религиозной сельхозкоммуны создать колхоз с партийцем во главе, оттеснив в сторону «живого Христа». Лубков возмутился, в 1933-м был арестован, а в 1937-м расстрелян.


По этим картам несуществующих земель, между прочим, пролагали свой дерзостный путь многие путешественники. С 1825 года сибирские крестьяне, заводские рабочие и шахтёры вместе с семьями десятками и сотнями уходили от хозяев в поисках Белых Вод. Путешественник Николай Пржевальский в своих записках рассказывает о том, что около 1860 года сто тридцать старообрядцев с Алтая дошли до границ Тибета, к озеру Лоб-нор в поисках обетованной земли Беловодья.

Уже в XIX века секта уральских казаков-«никудышников» посылает одного из своих членов, Онисима Барышникова, на поиски Беловодья. Казак через Суэцкий канал добрался до Восточной Индии, но ничего не сыскал и вернулся обратно. Однако в 1898 году казаки посылают новую экспедицию - во главе с Григорием Хохловым, руководствуясь «маршрутами» фантастической рукописи инока Марка (конец XVIII века) о его паломничестве через Сибирь и пустыню Гоби в «Опоньское государство». Хохлов со спутниками преодолел путь через Константинополь, Иерусалим, Сингапур, Сайгон, Гонконг вплоть до Японии. Увы, экспедиция не отыскала «праведной земли», но записки Хохлова, полные добродушного юмора, являются стали памятником старообрядческой литературы.

Он слишком много знал…

А финал этой сказочки легко найти у русского классика Максима Горького в его пьесе «На дне» (1902). Помните байку странника Луки о человеке, который искал праведную землю: «Духа он не терял, а всё, бывало, усмехался только да высказывал: “Ничего! потерплю! Ещё несколько - пожду... а потом - брошу всю эту жизнь и - уйду в праведную землю...” Одна у него радость была - земля эта». Наконец, попался этому бедняге учёный человек, «книги раскрыл, планы разложил... глядел-глядел - нет нигде праведной земли! Человек - не верит... Должна, говорит, быть... ищи лучше! Учёный - в обиду. Мои, говорит, планы самые верные, а праведной земли вовсе нигде нет. Ну, тут и человек рассердился - как так? Жил-жил, терпел-терпел и всё верил - есть! а по планам выходит - нету! Грабёж!.. И говорит он учёному: “Ах ты... сволочь эдакой! Подлец ты, а не учёный...” Да в ухо ему - раз! Да ещё!.. А после того пошёл домой - и удавился!..»

А ведь история эта почти документальна! Уральские казаки-«никудышники» во главе с Григорием Хохловым использовали карты и «указания» «выходца из Беловодии» - «липового» архиепископа Аркадия: «Есть на Востоке за северным, а к южной стороне за южным или тихим морем славяно-беловодское царство, земля патагонов, город по названию Трапензанчунсик, а по русски Банкон» Путешественники, поблукав по Камбодже, Китаю, Японии и другим странам, беловодского царства не сыскали. А по возвращении с этими писульками направились в Петербург, к академику-санскритологу Сергею Фёдоровичу Ольденбургу. Тот пояснил, что грамота представляет собой нелепую помесь индусских и арабских слов. К чести казаков заметим, что Ольденбург по уху не получил, даже удостоился их благодарности.

 А мораль такова: чем шлындать по заморским странам в поисках бочек варенья да корзин печенья, куйте счастье на месте. И уж затем рисуйте карты земель, которые вы сами создали светлыми, радостными и благоуханными. 

Никто вам бланманже на блюдце не поднесёт. А так хотелось бы…