На днях от читателей «Нашего времени» из Дубовского района на электронную почту пришел скан публикации в районной газете «Светоч». Автор – прокурор района Е. Мамонов, старший советник юстиции, – пишет о том, как прокуратура выявила нарушение законодательства о противодействии коррупции в муниципальном учреждении – Барабанщиковской средней школе.

Директор школы развел, понимаете ли, семейственность: на должность заместителя директора школы назначил супругу. Работают в школе также его родная дочь и зять – тоже учителя. А ведь директор в отношении подчиненных наделен такими полномочиями, как поощрение, привлечение к дисциплинарной ответственности. Родство же создает конфликт интересов, о котором директор в комиссию районного отдела образования по урегулированию конфликта интересов не сообщил. Так что теперь прокурор внес представление заведующему районным отделом образования администрации Дубовского района о необходимости устранения выявленных нарушений законодательства, а в комиссию направлена информация о необходимости принятия мер к урегулированию конфликта интересов. 

Мы себе на минуту представили, сколько пересудов в районе, где вся жизнь людей как на ладони, вызвала эта скромная публикация. И каково сегодня семье педагогов оправдываться перед людьми, ожидать, когда комиссия разберется и найдет способ устранить конфликт интересов.  

Но как прокурорское предписание исполнить? Ведь в российском законодательстве типология конфликтов интересов в сфере образования не закреплена. В ФЗ № 273 напрямую оговаривается лишь одна ситуация, которая может быть рассмотрена в качестве возможного основания возникновения конфликта интересов педагогического работника: он оказывает платные образовательные услуги обучающимся в той же организации, где он работает. Оговорен даже ряд типичных случаев, порождающих конфликт интересов педагогического работника: он ведет уроки и платные занятия у одних и тех же учеников; обменивается с коллегами слабыми учениками для репетиторства; занимается репетиторством с учениками, которых обучает; осуществляет репетиторство во время урока, внеклассного мероприятия, получает за это подарки и услуги; собирает деньги на нужды класса, школы; участвует в жюри конкурсных мероприятий, олимпиад с участием своих обучающихся; получает небезвыгодные предложения от родителей учеников, которых он обучает или у которых является классным руководителем; участвует в распределении бонусов для учащихся; небескорыстно использует возможности родителей обучающихся. Но нигде про родственников директора – учителей той же школы – не написано. 

Ну а теперь взглянем на конкретную ситуацию. Барабанщиковское сельское поселение – это шесть хуторов, в которых в общей сложности проживают немногим более тысячи человек. В школе – 85 учеников и 16 сотрудников, из них десять учителей, директор и два зама. Мужчин всего двое: сам директор и учитель физкультуры. И каким образом в таком маленьком коллективе конфликт интересов, выявленный прокуратурой, можно урегулировать, если трое педагогов – родственники директора? Уволить их? За то, что родственники? Но на их место очередь из учителей не стоит. А сам по себе факт, что двое сельских педагогов воспитали дочь, которая пошла по их стопам, не осталась в городе, а вернулась, как мы понимаем, в ту самую школу, в которой когда-то училась, да еще и мужа за собой привела, разве не говорит о семейном профессионализме и преданности делу? Раньше такая «семейственность» именовалась династией и была у людей и власти в большом почете. Это притом, что на селе с кадрами особых проблем не было. Почему сегодня, когда в сельских школах скоро детей учить некому будет, мы ищем черную кошку в темной комнате, где ее нет?