В числе штурмовавших рейхстаг были и… астраханские верблюды

Пожалуй, один из самых необычных памятников, посвящённых животным, которые сражались на фронтах Великой Отечественной, находится в районном центре Астраханской области – городе Ахтубинске. Жители увековечили память о героических верблюдах Машке и Мишке, которые в 1941 году были «призваны» на фронт в качестве тягловой силы, с орудийным расчетом дошли до Берлина и принимали участие в штурме рейхстага. Идея принадлежала бывшему бойцу 248-й Одесской Краснознаменной дивизии Николаю Малых, который с двугорбыми астраханскими «бойцами» дошагал до самого Берлина. Еще в 2004 году ветеран написал письмо ахтубинской журналистке Валерии Астафьевой, к которому прикрепил редкое историческое фото с верблюдами на фоне Бранденбургских ворот, сделанное 2 мая 1945 года. Укрепила желание ахтубинцев и советская киноэпопея Юрия Озерова «Освобождение» из пяти фильмов о Великой Отечественной войне. В одном из них, «Битва за Берлин», есть такой эпизод: пара верблюдов тянет пушку. «Откуда верблюды?» – спрашивает один из героев. «С Баскунчака», – поясняют ему. Ахтубинцы обратились в архивы Минобороны и нашли этому документальные подтверждения. Стало ясно: памятнику – быть.

Как немецкие «панцеры» столкнулись с русскими «кораблями пустыни»

История «штурмовых верблюдов» в самом деле поразительна и заслуживает отдельного рассказа. Когда наши войска сражались с фашистами на подступах к Сталинграду, в Астрахани летом-осенью 1942 года наспех была сформирована 28-я резервная армия, в состав которой и вошли экзотические (в военном деле) животные. Если быть совсем точными, «корабли пустыни» были приданы 902-му стрелковому полку 248-й стрелковой дивизии 9-го стрелкового корпуса. Полк создали из местной молодежи, каспийских моряков, парнишек, эвакуированных из блокадного Ленинграда. Не хватало оружия, техники, автомашин. Даже лошади оказались в дефиците: ведь Дон, Кубань и Калмыкия уже находились под немцами. Выход нашёлся необычный: для артиллерии и обозов решили использовать верблюдов. Часть животных прибыла из Казахстана и Туркмении. Они были приручены и проблем не создавали. Зато часть астраханских буквально отлавливали в степях, и местные свободолюбивые верблюды оказались норовистыми и строптивыми. Солдаты замучились с этими «боевыми товарищами». Выручили местные мальчишки-пастухи. За короткий срок с их помощью красноармейцы превратили «новобранцев» в отличных «тягачей»: обучили животных  носить упряжь, возить повозки и полевую кухню, таскать орудия, вес которых достигал тонны. Животные оказались выносливыми, двумя парами верблюдов заменяли три пары коней. Как вспоминал ветеран Николай Малых, после окружения фашистов в Сталинграде 28-я резервная армия получила приказ двигаться на Ростов. По дороге наши войска наткнулись на танковую группировку Манштейна, которая после неудачной попытки прорвать кольцо окружения вокруг Сталинграда отступала в том же направлении. Бой был коротким и кровавым. В сражении полегло большинство верблюдов-тягачей: всего из Астрахани вышло 350 животных, на поле боя осталось свыше 300. Солдатам удалось укрыться в окопах, а массивные животные стали живой мишенью для немцев. Верблюды падали под выстрелами и жалобно кричали. После боя фашисты бродили по полю и добивали животных, называя их издевательски «руссише панцерн» (русские танки).

«Плюнули» по рейхсканцелярии, а попали в фюрера

В Ростове уцелевшую часть астраханской резервной армии переформировали и укомплектовали техникой. Но бойцы, привыкшие к своим двугорбым друзьям, не пожелали расставаться с ними. Часть животных передали в хозчасть – таскать повозки с боеприпасами и походные кухни. А вот баскунчакские Машка и Мишка остались в артиллерии, в боевом расчёте командира орудия сержанта Григория Нестерова, заряжающим у которого был татарин Кармалюк. Громадный Мишка обладал спокойным характером, а вот Машка была нервной и норовистой.

Раз восемь за войну сменялись все номера орудийного расчета (кто-то погиб, кто-то был ранен и отправился в тыловые госпитали), а Нестеров и Кармалюк так и дошли невредимыми от Астрахани до Берлина. И с ними вместе – неразлучная верблюжья парочка. Но и это не самое удивительное! Случилось так, что именно 902-й стрелковый полк оказался первым, пробившимся к имперской канцелярии! Как утверждает писатель Владимир Успенский, именно из орудия сержанта Григория Нестерова был произведен один из первых прямых прицельных выстрелов по рейхстагу: «Командир орудия старший сержант Нестеров и наводчик Кармалюк установили орудие под уцелевшей аркой. Верблюдов отвели за стену, в укрытие. Светловолосый богатырь Нестеров, волжский рыбак, сам вогнал в казенник снаряд, шагнул в сторону, привычно вскинул руку с флажком и крикнул: – ОГОНЬ!».

Снаряд, пущенный прямой наводкой, влетел в окно рейхсканцелярии. Узнав об обстреле рейхстага, менее чем через час Гитлер покончит с собой…

Награды нашли героев

Разумеется, после взятия рейхстага отважные верблюды оказались в центре внимания бойцов. Кстати, кроме Мишки и Машки в число отличившихся двугорбых «артиллеристов» попал и третий верблюд – Яшка, получивший свое имя от названия калмыцкого села Яшкуль, откуда прибыл на «службу».

Наградить отличившихся животных боевыми орденами не представлялось возможным, и тогда Нестеров и Кармелюк нашли специалиста по гитлеровским наградам, широкие муаровые ленты, и на каждой из них в строго установленном порядке, по значимости, укрепили полный комплект фашистских отличий.

«Ни один гитлеровский вояка никогда не мог получить столько. Голубые ленты свешивались по обе стороны горба, завязывались под брюхом. Сначала верблюдам не нравилась эта катавасия, но вскоре Машка и Мишка так привыкли к своим блестящим украшениям, что не желали выходить на улицу без наград. Походка у верблюдов медленная, горделивая, а с муаровыми лентами они выглядели особо торжественно», – рассказал Владимир Успенский в книге «Тайный советник вождя».

А Яшкину спину еще и покрыли попоной с надписью «Астрахань – Берлин».

Сразу после капитуляции Германии Машку и Мишку временно разместили в Берлинском зоопарке. А в конце мая верблюды под звуки торжественного марша в исполнении духового оркестра отправились в московский зоопарк: работники берлинской комендатуры заранее связались с Москвой и условились, что животные будут доставлены в наш столичный зоопарк и обретут там заслуженный отдых. На плацу военного городка легендарных «кораблей пустыни» провожал весь артиллерийский состав 902-го стрелкового полка. На железнодорожной станции саперы оборудовали для верблюдов специальный вагон.

Летят самолёты – привет верблюдАм! Плывут пароходы – салют верблюдАм!


Вот такая история о Машке и Мишке, которым стоит памятник в Ахтубинске. Впрочем, это не совсем точно. На самом деле мемориал, который назван «Мы победили! От Баскунчака до Берлина», состоит из трех фигур размером 1.25 от натуральной величины и 76-мм артиллерийской пушки. В центре – фигура уставшего солдата, который присел на ящики с боеприпасами. Рядом стоит верблюд Мишка, наступивший на фашистскую свастику с орлом, верблюдица Машка лежит слева от Мишки, повернув голову в сторону солдата. На заднем фоне композиции стоит пушка.

Солдату приданы черты реального командира орудия сержанта Григория Нестерова – астраханского богатыря с пышными усами. Спины Машки и Мишки покрыты попонами. На одной – надпись «Астрахань – Берлин», на второй – названия городов, которые прошли солдат и его верные друзья, прежде чем произвести легендарный выстрел по рейхстагу. В мемориальный комплекс на площади Ленина включены и другие объекты: покрытие из тротуарной плитки, скамьи, отделанные гранитом, фонтан «Звезда Победы».

Создан мемориал творческим коллективом скульпторов, архитекторов и художников из Волгограда, в числе которых Василий Маринин, Пётр Солодков, Вадим Жуков.

Как заметил Василий Маринин: «Помпезности в памятнике нет. Он человеческий, житейский. Скажем так, на верблюдицу точно дети будут лазить, и на верблюда, если захотят, то залезут».

Монумент выполнен из керамопластика: специалисты называют его «живым» материалом благодаря природному компоненту – глине. Конечно, не бронза, но материал прочный и, как выражаются художники, «хулиганостойкий». Из него делаются яхты, корпуса машин и купола храмов.

Памятник возведён в основном на добровольные пожертвования жителей Ахтубинска, бюджетные средства, выделенные на него, – минимальны.

Впрочем, в своё время не все одобрили идею монумента отважным фронтовым верблюдам. «Памятники животным – это необычно, поэтому верблюд может стать визитной карточкой города», – заметил эксперт центра политической конъюнктуры России Дмитрий Абзалов. Но тут же добавил: «Традиционно в нашей стране большинство памятников были посвящены гражданам Советского Союза. Тот факт, что животные привели нас к Победе, сомнителен. Поэтому с исторической точки зрения установить памятник герою-человеку было бы логичней».

В то же время зампредседателя комиссии Общественной  палаты по сохранению культурного и духовного наследия Елена Зелинская не согласилась с экспертом: «Такие памятники возводили и ранее. К примеру, недавно в самом центре Лондона, около Гайд-парка, установили необычный памятник целой группе животных – лошади, слону, верблюду, собаке и даже светлячкам. Этот памятник напоминал о помощи, которую оказали животные британской армии во время Второй мировой войны».

Наверняка это мнение поддержали бы и сами бойцы. Ведь часто они рисковали жизнью, спасая двугорбых  однополчан. По воспоминаниям командира 902-го  полка Героя Советского Союза Григория Ленева, во время одного из боев Мишка и Машка остались на открытой местности, простреливаемой фашистами. Солдаты увидели двух верблюдов, бросились к ним, под огнем вывели животных  из опасной зоны и поместили  в подвал. Правда, для этого пришлось расширить вход по высоте и почти насильно затаскивать их внутрь.

Так что с этой точки зрения претензии к авторам мемориала вряд ли можно предъявить. Тем более человек тоже присутствует и даже на первом плане. Единственное, в чем можно усмотреть нарушение исторической справедливости, так это в том, что не увековечен образ калмыцкого верблюда Яшки, принимавшего активное участие в боях за Берлин. 

Но это уже – к властям Калмыкии. Своих героев надо чтить.