Почему я всё больше склоняюсь к ковид-диссидентству


Давайте посчитаем

Десять месяцев прошло со времени, как мир содрогнулся от вести о чуме ХХI века – COVID-19. Сначала вздрогнул, потом дёрнуло посерьёзнее…

Однако, как известно из физики (науки тёмной, но авторитетной), сила действия равна силе противодействия. Появился даже термин «ковид-диссидент» – что-то вроде Фомы Неверующего. Причём ряды этих диссидентов активно пополняются не только обозлёнными обывателями, но и медицинскими светилами, не говоря уже о политологах, экономистах и прочих экспертах.

Не поймите меня неправильно: лично я к числу законченных ковид-диссидентов не принадлежу. Пока. Если верить статистике, в мире выявлено около 50 млн больных коронавирусом. Из них примерно 1 млн 200 тыс. человек умерли. Это, типа, факты. Вроде как против них не попрёшь.

Однако я пишу «примерно», потому что, во-первых, данные меняются каждый день – не угонишься. Во-вторых, безоговорочно верить этим данным я бы поостерёгся. Так, на днях врач Евгений Комаровский подверг сомнению качество тестов на коронавирус, согласно которым определяется количество заболевших. Он указал на множество случаев из своей практики, когда у людей с явными клиническими симптомами коронавируса тесты показывали отрицательный результат. Медик предположил, что проблема – в качестве тестов, которые превратились в «удачную бизнес-модель».

Но если даже добиться идеальных показателей тестов, их применение ровным счётом ничего не прояснит. Как заметил аналитик Семён Новопрудский из «Газеты.ру»: «Последовательно увеличивать тестирование бесполезно, поскольку в идеале надо постоянно тестировать всех… А не отдельных людей выборочно и случайно, как сейчас. Но делать в мире порядка 7,8 миллиарда тестов каждый день решительно невозможно». Большинство людей в мире не тестируется и, если у них нет тяжёлых проявлений, болеет «тайно» от медицины.

Нелепость нынешней статистики признаёт и Всемирная организация здравоохранения. Директор ВОЗ по чрезвычайным ситуациям в области здравоохранения Майкл Райан заявил, что вирусом может быть заражено примерно 10 % населения Земли – примерно… 800 млн человек! Но и эти данные «среднепотолочные». Кто и как их считал?!

Мораль: о реальном распространении пандемии не знает никто. Зато пугают нас этой «чумой» с постоянством, достойным лучшего применения. Искусственно создаётся впечатление, что с каждым днём число жертв ковида ужасающе растёт. Но позвольте: речь лишь о том, что случаев коронавируса выявляется больше потому, что больше проводится тестов! В России в апреле было тестировано около 400 тысяч человек, а сейчас тестов проведено свыше 20 млн! Ежу понятно, что будет расти количество выявленных «ковидчиков», а не реально больных. Реальных в разы больше.


Мы умираем, нас умирают…

Но позвольте, возразит читатель, из таких рассуждений выходит, что ковид в разы опаснее, чем его нам сегодня представляют! 800 млн больных – это же катастрофа, почти апокалипсис!

Давайте не торопиться с концом света. Ещё немного помозгуем. Любая болезнь страшна, тем более та, что широко расплеснулась по глобусу. Но вот недавняя статья Валентина Касатонова «COVID-19: Какие вопросы бросаются в глаза», опубликованная в издании «Свободная пресса». В ней профессор приводит сравнительные данные смертности в мире с начала года по конец октября:

«Согласно медицинской статистике, в мире скончалось 53,5 миллиона человек. Из них зараженных коронавирусом умерло 1 млн 182 тыс. Получается 2,2%. А ведь есть еще много болезней, от которых умирает в разы больше людей.

Например, за десять месяцев этого года от ишемической болезни сердца (ИБС) скончалось 7 млн 840 тыс. Это в 6,6 раза больше, чем от COVID-19.

От инсультов скончалось 5 млн 588 тыс. — в 4,7 раза.

От лёгочных заболеваний (острые инфекции нижних дыхательных путей и хроническая обструктивная болезнь лёгких) – 5 млн 696 тыс., в 4,8 раза. От рака лёгких, трахеи и бронхов – 1518 тыс., т.е. в 1,3 раза» (данные сайта http://deathmeters.info/, постоянно обновляются).

При этом профессор замечает:

«Я уже не говорю о том, что статистика смертности от COVID-19, по мнению многих честных и профессионально грамотных медиков, фальсифицирована. Лишь одного из десяти с диагнозом COVID-19 можно действительно считать умершим от коронавируса. В остальных случаях это умершие с коронавирусом. Но причины иные – ранее существовавшие болезни (ИБС, рак, легочные заболевания и др.). Реально умерших от COVID-19 – примерно столько же, сколько от сезонного гриппа. Вы когда-нибудь слышали, чтобы даже во время эпидемии гриппа прекращали спасать людей от рака, ИБС, пневмонии и других серьезных болезней? А сейчас под предлогом борьбы с COVID-19 тяжело больных людей забыли, проще говоря, вычеркнули из жизни».

И вот это отношение куда опаснее, чем все смерти от коронавируса вместе взятые. Уже давно медицинские учреждения (согласно указанию свыше) сосредоточились на лечении инфицированных COVID-19. Лечение остальных отложено «до лучших времен» или сведено к минимуму. Откладывались или отменялись срочные и плановые хирургические операции, жизненно необходимые процедуры, обследования. Один из моих родственников до сих пор ожидает операции, которая была намечена ещё на начало года. Я уже не говорю о выездах «скорой помощи» или вызове врачей на дом (к моим знакомым врачи добирались два дня). Язык не поворачивается обвинять медиков: они загружены под завязку. Но ведь на произвол судьбы бросают зачастую пациентов с хроническими и смертельно опасными для жизни болезнями.

Сейчас во многих странах мира опубликована статистика смертности по итогам двух (в некоторых – трёх) кварталов 2020 года. Почти везде количество смертей увеличилось по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. При этом количество умерших от COVID-19 значительно меньше общего прироста смертности. В статье Касатонова приводятся российские данные по июню. Смертность в этом месяце по сравнению с прошлым годом увеличилась на 25 560 человек. Непосредственно от COVID-19 скончались 7 037 человек. Учёный предполагает, что значительная часть увеличения смертей связана с борьбой против коронавируса, на которую брошены силы медиков в ущерб борьбе за жизнь и здоровье других больных.

И это характерно не только для России. Тревогу бьют во многих странах. Постоянно с гневными статьями выступает в СМИ Роберт Френсис Кеннеди-младший, известный американский адвокат, племянник американского президента Джона Кеннеди. Одно из его видеовыступлений так и названо – «Смертность от борьбы с вирусом выше, чем от самого вируса».


Мы живём, под собою не чуя страны

Теперь перейдём к главному. А самое главное – то, во что превратила нашу жизнь пандемия. Как метко выразился некогда Осип Мандельштам: «Мы живём, под собою не чуя страны». Нет, я прекрасно осознаю, что COVID-19 – болезнь опасная и с нею надо активно бороться. Но нельзя же доходить до маразма, как это было в самом начале, когда народ разогнали «по пещерам». В Московской области только что пожилых людей перевели на полный режим изоляции, фактически лишив их права на прогулки на свежем воздухе. Дозволены только краткосрочные прогулки на ограниченной территории – как в тюремном дворике-«базке». Такой режим не защищает людей, он неизбежно подрывает их здоровье.

При этом народ запугивают системами штрафов. Вдумайтесь: за этот год количество людей, живущих ниже прожиточного минимума, в нашей стране выросло на 1,8 млн человек, до конца года к ним может присоединиться ещё 1,2 млн нищих. Не придумали ничего более умного, как… дополнительно грабить население?!

Честно говоря, порою я ради справедливости задаю критикам нынешних мер вопрос: а вы можете представить себе состояние людей во времена средневековой бубонной чумы? Или «испанки», унесшей 20 млн жизней? Ну да, есть ограничения, перехлёсты, ошибки, глупости властей наверху и на местах. Но ведь ситуация неординарная, планета давно ни с чем подобным не сталкивалась! Может, ещё потерпим?

Да вопрос-то не в терпении. Многие россияне сегодня просто не верят в изменения к лучшему. Часто приходится слышать: «Теперь так будет всегда. Начальству выгодно использовать угрозу смертельных болезней для того, чтобы запугивать народ, проводить непопулярные решения».

Так и будем ходить в намордниках до конца жизни по специально выделенным маршрутам?

Никто из нас не знает, когда закончится эта пандемия и закончится ли вообще. Схема удобная. И растут теории заговоров, «мировой закулисы», «золотого миллиарда», который должен остаться на Земле (а семь миллиардов человеческих особей надобно уничтожить)…

На мой взгляд, далеко не в одной только медицине дело. Нужны серьёзные перемены в консерватории. Изменения в социальном строе, чрезвычайные меры поддержки народа российского. Новая, более активная государственная политика, перераспределение национальных богатств.

Да, ковид – болезнь серьёзная. Но далеко не бубонная чума.

Давайте не переводить её в пандемию сумасшествия. А такая опасность вполне реальна. В начале октября представитель ВОЗ в России Мелита Вуйнович особо подчеркнула опасность крайних мер в борьбе с коронавирусом. В том числе – изоляции, которая пагубно влияет на психику людей. Не желаю, чтобы Россия превратилась в страну повальной депрессии.

Но пока мы шагаем именно по этой дороге. Не пора ли тормозить?