В России повысили подоходный налог на миллионеров

Воз и навоз

Нешто свершилось?! Неужели лебедь, рак и щука всё-таки опровергли мораль крыловской басни и сдвинули воз с поклажей? То есть Россия решилась перейти от «плоской» шкалы налогов на доходы граждан к шкале прогрессивной, несмотря на долгое и упорное сопротивление верховной власти. На всякий случай напомню: плоская шкала – это когда все граждане, независимо от уровня доходов, платят одинаковый подоходный налог. Прогрессивная шкала – чем больше получаешь, тем больше отчисляешь в налоговую копилку. 

Вообще-то все более или менее развитые страны действуют как раз по второму сценарию. Прогрессивная шкала существовала и в новой России вплоть до 2001 года. К примеру, с 1998 по 1999 год ставки НДФЛ (налог на доходы физических лиц) в стране варьировались от 12 до 35%. А вот с 2001 года все поголовно стали отчислять 13%. 

Однако через некоторое время всё чаще стали раздаваться голоса, требующие вернуть «добрые старые времена». В конце концов голоса слились в мощный хор возмущённого большинства россиян. Однако власть упорно не желала ничего слышать. Депутат Госдумы от партии «Справедливая Россия» Дмитрий Ионин вспоминает: «Нас пытались убедить, что если принять прогрессивную шкалу, то начнутся проблемы. Финансово-экономический блок, как заклинание, повторял мантру о том, что упадут сборы, что народ уйдёт в тень и т.д.».

Низы возражали финансистам: нахрена нам такая власть, которая вместо того, чтобы обеспечить исполнение законов, расписывается в собственном бессилии? И вообще, в России вместо социального государства фактически действует государство зажравшихся олигархов и толстосумов. В Госдуму время от времени вбрасывались предложения о восстановлении прогрессивного налога, но их успешно «проваливало» сытое большинство. Многие серьёзные аналитики – экономисты, политологи, социологи – безуспешно пытались и пытаются убедить власть имущих, что без увеличения налогов на богатых нормальное развитие страны невозможно. 

Вот мнение Валерия Фадеева, председателя совета при президенте по развитию гражданского общества и предпринимательства: «Вообще-то социальное государство невозможно без прогрессивной шкалы налогов. Это объективный факт... В России на самом деле не плоская, а регрессивная шкала налогообложения. Несложные расчёты показывают, что самые богатые люди в России не платят даже тех 13%, которые у нас положено платить. Расходы явно не соответствуют тем доходам, которые показывают самые богатые граждане России. Таких граждан немного, примерно 0,3%. И эти граждане недоплачивают 500 млрд рублей. С моральной точки зрения это позорно, потому что самые бедные платят 13%, а самые богатые не платят».

Но почему-то такие простые истины не находят отклика у тех, кто рулит страной. По крайней мере, не находили. И вдруг что-то сдвинулось. Хотя как сказать – сдвинулось… Возвращаясь к басне Крылова: лебедь, так сказать, поднатужился, рванул в облака и слегка колыхнул воз, который давно уже глубоко увяз в навозе. 

Раз – дощечка, два – дощечка, будет лесенка?

Началось всё в июне этого года, когда президент Путин выступил с инициативой повысить-таки подоходный налог для состоятельных россиян. Правда, всего на 2% – с 13% до 15%. Закон принят Госдумой 11 ноября, а 18 ноября его одобрил Совет Федерации. С 1 января 2021 года новые правила вступают в силу.

Тот же депутат Ионин по этому поводу заметил: «Пусть это маленький шажок, но шажок в сторону всего цивилизованного мира, который давно живёт по прогрессивной шкале налогообложения»

Что тут добавить? Такое «повышение» напомнило мне походку японских гейш, которые семенят мелкими шажками в своих пёстрых кимоно. При такой скорости нам до цивилизованных стран – как до Китая на полусогнутых. 

Однако перейдём к конкретике. Для начала отметим «черту размежевания», которая отделяет «тринадцатипроцентных» от «пятнадцатипроцентных». Примерно как в мультике про попугая, мартышку, удава и слонёнка: с какой суммы начинается «куча»? Кого из россиян коснётся новый закон? Ответ: тех, чей доход – свыше 5 млн рублей в год. Это примерно 417 тысяч рублей в месяц, что соответствует уровню зарплаты топ-менеджеров, профессиональных управленцев, бизнесменов средней руки и ещё некоторых немногочисленных категорий граждан. 

Повышенный налог будет взиматься только с той части, которая превышает эти 5 млн. Эта мера не будет касаться доходов от продажи личного имущества (за исключением ценных бумаг), а также выплат по договорам страхования и пенсионного обеспечения. На мой скромный взор, вполне разумно. По оценке финансистов, за три года копилка Родины таким образом пополнится примерно на 193 млрд рублей. Есть даже более подробный подсчёт: в 2021 году в бюджет поступит 60 млрд рублей, в 2022 – 64 млрд, в 2023 – 68, 5 млрд. 

Причём все эти деньги пойдут на решение одной конкретной проблемы, подчеркнул президент: «Средства предлагаю «окрасить», как говорят специалисты, защитить от любого другого использования и целевым образом направлять на лечение детей с тяжёлыми редкими заболеваниями: на закупку дорогостоящих лекарств, техники и средств реабилитации, на проведение высокотехнологичных операций»

Ни малейших возражений. Давно пора. Одной благотворительностью детям не поможешь. Государство обязано взять эту заботу на себя. 

Принятые меры, несомненно, очень скоро приведут к позитивным изменениям, отметил в комментарии агентству RT первый вице-президент общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» Павел Сигал. Он указал на то, что сегодня регионы не всегда располагают достаточным объёмом бюджетных средств для экстренной помощи тяжелобольным детям: «Не секрет, что для лечения детей с орфанными заболеваниями (редкие, «сиротские» болезни, от англ. orphan – «сирота». – А.С.) требуются импортные препараты, стоимость которых зачастую превышает несколько миллионов рублей. Поэтому дополнительные средства могут качественно улучшить жизнь маленьких пациентов, спасти сотни детей».

Кроме того, многие аналитики надеются, что в долгосрочной перспективе введение прогрессивной шкалы налогообложения позволит снизить подоходный налог для малообеспеченных россиян, а некоторые слои населения (с самым низким доходом) и вовсе освободить от него. Впрочем, вряд ли стоит пока на это уповать. По предварительным оценкам, под новый закон попадут около 100 тысяч россиян. На дополнительные два процента с их доходов здорово не разгуляешься.

Как заметил в интервью РИА «Новости» член совета директоров международной аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza Агван Микаелян: «Это скорее политический жест, призванный удовлетворить запрос общества на социальную справедливость».

Что ж, и то хлеб.

«Росгосстрах» наводит ужас

Спору нет: повышение налогов на два процента поможет ребятишкам, страдающим редкими тяжёлыми заболеваниями. Но почему же не вводится полноценная прогрессивная шкала налогообложения? Хотя бы та, которая существовала на излёте «проклятых 90-х» – до 35%. Если дополнительные 2% могут дать за три года почти 200 млрд рублей, какие же суммы в госбюджет могла бы влить полноценная «прогрессивка»! А ведь экстренная помощь нужна не только тяжелобольным детям, но и подавляющему большинству взрослых россиян. 

Недавно страховая компания «Росгосстрах жизнь» и научно-технический центр «Перспектива» опубликовали исследование, согласно которому 45% населения нашей страны имеет месячный доход не более 7 долларов в день, то есть около 15 тысяч рублей в месяц. Что соответствует африканскому уровню нищеты и бедности. У 70% месячный доход не выше 25 тысяч рублей – примерно 833 рубля в день, или 11,5 доллара. 8,5% россиян находятся в экстремальной нищете: могут потратить за месяц не больше 5 тысяч рублей. Это 166 рублей, или 2,3 доллара в день.

Правда, Кремль устами пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова усомнился в объективности приведённой статистики: «Мы не знаем ни методологии подсчета, ни возможностей этих компаний. Выборка далеко не самая большая». Песков также посетовал, что ликвидация бедности – приоритетная задача президента и правительства. Но «беспрецедентный кризис, связанный с пандемией 2020 года, негативно влияет на реализацию этих планов».

Вполне допускаю. И потому обращаюсь к данным государственной организации – Росстата – за первый квартал этого года (то есть за период, когда COVID ещё не свирепствовал). И оказывается, что ситуация уже тогда была куда более жуткой, чем та, о которой нынче сообщил «Росгосстрах». 

По данным Росстата, 36,8% россиян живут не более чем на 19 тысяч рублей в месяц, или 633 рубля (8,8 доллара) в день. Кроме того, 22,4% имеют доход ниже 14 тысяч рублей в месяц, или 6,5 доллара в день, а 10,9% находятся в зоне официальной нищеты, получая до 10 тысяч рублей. То есть более 70% россиян, по мировым стандартам, живут в непролазной нищете.

Но есть и другая методика подсчетов, по которой получается, что Россия входит в число мировых лидеров по доле среднего класса в населении! 70% россиян как раз относятся к среднему классу. 

На эту методику Всемирного банка сослался Путин: к среднему классу причисляются люди, доход которых в полтора раза больше минимального размера оплаты труда (МРОТ). «У нас таких достаточно много, уверенно свыше 70%», – сказал он в интервью ТАСС. Минимальный размер оплаты труда в России составлял в марте чуть больше 11 тысяч рублей (сейчас – 12 300 рублей), а значит, средний класс – это люди, которые получают примерно 17 тысяч рублей. 

Значит, уровень жизни людей зависит не от потребления товаров и услуг, а от жонглирования цифрами? МРОТ определяется государственными органами.

Стало быть, если его понизить, скажем, до 10 тысяч рублей в месяц, почти вся страна будет в шоколаде! 

Наши государственные люди, кажется, так и считают. В сентябре в Госдуму внесён законопроект о новой методике расчёта МРОТ и прожиточного минимума. Их привяжут не к стоимости постоянно дорожающей потребительской корзины, а к установленному чиновниками проценту от среднедушевого дохода. Доходы же граждан с 2013 года, учитывая инфляцию, практически не растут. Скорее падают. Тем более за неполный 2020 год официальная безработица у нас выросла в 5 раз (сколько на самом деле – подсчитать невозможно).

То есть нам с вами, станишники, видимо, от родимого государства пока ничего не обломится. И вспоминается строчка из жалостливой песенки моего детства 60-х годов: «а я так ждал, надеялся и верил»…