Как только ни называли отгремевшие баталии очередного избирательного цикла! Тут тебе и «школа демократии», и «ярмарка надежд», и «звездный час пиара», и «сеанс ловкости рук»… Но было, пожалуй, на всех флангах одно общее. При оценке результатов последних муниципальных выборов все наши партии не могли скрыть владевших ими ностальгических чувств.

«Отцвели уж давно…»

Ностальгирует, понятно, каждый о своем. Оппозиция грезит о тех днях, когда ее ораторы собирали тысячные толпы, на чьих плечах митинговые витии потом въезжали в парламентские залы. Активисты «партии власти», не признаваясь в этом даже самим себе, вздыхают по совсем недавним сладким временам торжества административного ресурса над умами и сердцами доверчивых избирателей. Маргиналов привлекает сама возможность пошуметь — вот и вспоминают они о разных электоральных рукоприкладствах: о том, кто, кому и сколько синяков и шишек наставил в ходе предвыборной полемики…

Журналистам тоже есть что вспомнить и о чем потревожиться. Обновленное несколько лет назад законодательство, по существу, вывело прессу за рамки избирательного процесса. Нельзя одного, нельзя другого, третьего — и, в конце концов, пресса стала утрачивать интерес к выборной тематике. А вместе с ней охладели к выборам и массы избирателей. На значительной части территорий явка даже до прежних пороговых 25% не дотянула, и 21-23 процента считались хорошим показателем.

Об этом говорили участники недавней встречи за «круглым столом» в ростовском Доме журналиста — представители донских СМИ и основных политических партий совместно с учеными и чиновниками.

К полным и окончательным победам «Единой России» сегодня так привыкли, что уже который год все заранее знают, как прозвучит рапорт об очередной избирательной виктории наутро после голосования. Скажут и про умение мобилизовать сторонников, и про «партию реальных дел», и про физическую невозможность подтасовать результаты в масштабах, сопоставимых с масштабами победы «единороссов».

Но вместе с тем есть тревожные тенденции, вылившиеся в некоторых случаях в победу оппозиционных кандидатов. Так произошло в ряде мест в ходе муниципальных выборов этого года. Самые чувствительные щелчки «Единая Россия» получила в Новочеркасске, где ее кандидат по всем статьям уступил представителю КПРФ, и в Кашарском районе: там в октябре казачий атаман 90-х годов, выдвиженец ЛДПР Виктор Ратиев, вырвал победу у действующего и. о. главы — «единоросса» Александра Гончарова.

Причины? С одной стороны, в Новочеркасске в борьбе за место в избирательном бюллетене схватились сразу несколько «единороссов». С другой — «местное самоуправство» мэра города оттолкнуло от него массы избирателей. Подобная гремучая смесь образовалась и рванула не только в Новочеркасске, но и в Обливском, и в Цимлянском районах — практически везде, где к власти пришли выдвиженцы оппозиционных партий. А ведь есть еще территории, где кресла глав заняли хоть и «единороссы», но «не те»: не поддерживавшиеся партийным руководством и пробившиеся к власти, скорее, вопреки своей партийности.

Многое говорит за то, что трещины в партийном монолите, наметившиеся в ходе муниципальных выборов последнего времени, продолжают углубляться. Скандальная история с потерей областью игорной зоны при непротивлении донских депутатов — членов думской фракции «Единой России» — весьма показательна. В «партии власти» явно складывается новая конфигурация, и если этого не учесть, проблемы на думских выборах для партии в целом и для донских «единороссов», в частности, могут возрасти многократно.

Очень бедные Йорики

Отмена порога явки, исключение из бюллетеней графы «против всех», замена мажоритарной системы на партийно-пропорциональную — все эти и другие новации, предпринятые с подачи «Единой России», вольно или невольно указали простому человеку на его место бессловесного статиста. Он и отреагировал соответствующим образом…

Объективно такая пассивность избирателей на руку оппозиции. Далеко не все голосующие сегодня за коммунистов, по их собственному признанию, разделяют коммунистическую систему взглядов. Однако лишенные в условиях отмены графы «против всех» возможности выразить свое несогласие с политикой власти, они прибегают к голосованию за оппозицию «в знак протеста».

И невысокая явка избирателей тоже никак не на пользу «единороссам»: за нашими пенсионерами, взращенными на красноземах исторического материализма, давно и прочно закрепилась репутация наиболее активных избирателей.

Казалось бы, столь благоприятное сочетание звезд на политическом небосклоне, омраченном к тому же экономическим кризисом, должно было если не обеспечить триумф оппозиции и ее главной ударной силы — компартии, то уж создать политическую конструкцию, близкую к той, что имелась у нас на рубеже столетий.

Ан нет: о победе по-прежнему рапортуют «единороссы», а три другие парламентские партии хмуро стоят в сторонке. А из этой тройки чего-то ощутимого добиваются только коммунисты. Так, на Дону у них единственных имеется фракция в местном парламенте, и теперь им удалось провести своих людей в главы ряда муниципалитетов и депутаты местных собраний. Видимо, это и дало основания председателю партии Геннадию Зюганову и его донским коллегам говорить об успехе.

При этом руководители донского отряда компартии, поддерживаемые либерал-демократами и «справедливцами», указывают на прессинг правящей партии с ее административным ресурсом. И это, пожалуй, единственный весомый аргумент в их наборе доказательств. Факт, что скандалы с попытками подтасовки результатов голосования происходят в последнее время с удручающей регулярностью. При этом подготовленные к вбросу бюллетени, как правило, оказывались заполненными в пользу «партии власти». Правда, доказать, что возможные подтасовки оказали решающее влияние на результат голосования, оппозиции не удается. Да она к этому, похоже, не очень и стремится. Куда проще сосредоточить огонь на неизменном виновнике всех российских бед — прессе:

— Полтора десятка лет донская пресса пропагандирует ту партию, в которой состоит губернатор…

Говоря так, лидер донских коммунистов, депутат Госдумы Николай Коломейцев, требует более ощутимого присутствия его партии на страницах газет и, прежде всего, в телеэфире. Хотя будем откровенны: далеко не всегда малозаметность персон КПРФ и их идей в СМИ — результат происков «партии власти». Значительно чаще коммунисты сами демонстрируют небольшое желание делиться своими идеями с массами через СМИ. Да и выборы последнего времени в целом ряде случаев продемонстрировали не просто пассивность, а анемичность кандидатов компартии. Так, без борьбы уже дважды избирался мэр Ростова, не слишком заметны были кандидаты коммунистов и на других муниципальных выборах.

Руководители донского обкома КПРФ объясняют такую вялость нежеланием тратить силы и средства в условиях господства все того же административного ресурса. Думается, однако, что причины глубже. Уже давно самая идеологизированная из наших партий испытывает кризис идей. В отличие от их исторических предшественников нынешним коммунистам заметно недостает воли, и они все чаще предпочитают оставаться в роли этакого «бедного Йорика» российского политического спектра. Не желают расставаться с образом гонимой партии, не признают компромиссов, не снисходят до внятного объяснения своей позиции ни политическим соперникам, ни массам избирателей.

Искусство кройки и шитья

Кто следит за парламентскими публикациями «Нашего времени», знает, какого характера демарши предпринимает фракция КПРФ в областном Законодательном собрании. Любой вопрос регионального масштаба у них тут же получает вселенскую окраску. В речах депутатов-коммунистов можно услышать и про американские эсминцы, бороздящие черноморские пространства, и про голодающую Африку. И это при обсуждении такого рутинного вопроса, как раскассирование дополнительных доходов бюджета.

Но не только говорить конкретно не желают сегодняшние левые — они постоянно уходят и от политической полемики. Нет не только ярких ораторов (этим страдают практически все российские партии) — отсутствуют достойные аргументы в дискуссии. Плохи, по большому счету, не сами идеи коммунистов. Никуда не годятся их пропаганда и защита. Не станешь же, в самом деле, считать за серьезные доводы реплики типа «Помойте уши!», щедро раздававшиеся Н.В. Коломейцевым во время уже упомянутой встречи, организованной Союзом журналистов. А ведь это еще, можно сказать, лирика — звучали и более крепкие формулировки…

Так о какой культуре политической борьбы можно говорить? Да и стоит ли называть политической борьбой кухонную перебранку? Стоит ли величать политиками тех, кого не сдвинуть с позиции «Чем хуже, тем лучше»? В конце концов, политика — это искусство возможного и предполагает более сложные формы взаимодействия всех политических сил. Похоже, коммунистам этого понять пока не дано.

Впрочем, не сознают в полной мере азбучных истин политики и оппоненты коммунистов. Наши партии так и не научились слушать и слышать друг друга и все еще склонны выдавать желаемое за действительное. Каждая непременно желает доминировать. Что не удивительно, если учесть, что вся наша партийная система вышла из тоталитарной шинели КПСС и до сих пор конструировалась не жизнью, а властью. А все попытки отладить взаимодействие партий сводились к перекройке и перелицовке этой старой, траченной молью шинели.

Тогда как ее следует решительно сдать в утиль.