Прибывшее в редакцию приглашение на встречу с Михаилом Прохоровым «застолбил» под себя. Было интересно посмотреть, как изменила его «большая политика».

Опыт общения уже был. Прошлой осенью, когда Прохоров возглавил партию «Правое дело», он провел в столице для журналистов региональных изданий пресс­конференцию, посвященную предстоящим выборам в Госдуму. Пресса тогда впервые узнала Прохорова как политика…

Альянс с «Правым делом», по разным причинам, не сложился… Что, думается, к лучшему. Впрочем, идею создать и возглавить политическое движение Прохоров не оставил. По словам Михаила Дмитриевича, создание партии, членами которой станут люди, разделяющие его взгляды, начнется уже в этом году.

Как показали недавние выборы в Госдуму, народ праволиберальные идеи не особенно жалует, а вот партии, опирающиеся на левые взгляды, получили на выборах в Думе значительный приварок мест.

Новая создаваемая партия, планирующая пройти в Думу, должна обладать поддержкой электората. А для этого нужно предъявить избирателю интересный, зрелый «продукт». Каков он будет? Ответа на этот вопрос, судя по всему, ждать придется недолго.

Прохоров общался с журналистами более двух часов. Несмотря на то  что представителей прессы было много, общение вышло достаточно камерным, теплым. «Виноват» в этом сам Прохоров, задавший высокую планку искренности.

Помню, в университете будущих «акул пера» учили, что хорошо пишет тот, кто хорошо думает. Прохоров думает хорошо. Но сначала он хорошо слушает, осмысливает, а уже потом хорошо отвечает. Показалось, что по сравнению с прошлым годом он как полемист значительно прибавил. Да и внешность, пусть незначительно,  изменилась — чуть суше стали черты лица, несколько больше выдаются скулы, скупее стали жесты. Что же, публичность, на тропу которой стал бизнесмен, накладывает свой отпечаток.

Журналисты «пытали» Прохорова по разным направлениям. Меня, честно говоря, больше интересовали его мысли по поводу развития экономики в стране. Экономика, как известно, — «базис», все остальное — надстройка. Будет порядок в экономике, будет в ажуре и все остальное. У человека, который успешно руководил крупными финансовыми и промышленными структурами, из команды которого вышли специалисты, занимающие сегодня высокие должности в бизнесе и госслужбе, есть свое видение реорганизации российской экономики, рецепты вывода ее на совершенно иные горизонты и показатели.

Прохоров много говорил на эту тему. Причем четко и емко. Почти каждое слово, как говорится, — в строку. С большинством его предложений хотелось согласиться сразу, по иным темам надо бы выслушать более подробные разъяснения, по ряду предложений, на мой взгляд, можно и нужно в дальнейшем подискутировать.

К примеру, «разрушить систему госкорпораций и монополий, где руководители действуют, как чиновники, а зарабатывают, как бизнесмены…», или «снизить налоговый пресс на бизнес, сделать налоговую систему стимулирующей…» ­ с этими высказываниями, считаю, согласятся многие.

«…Допустить предпринимателей, в том числе и иностранных, в стратегические отрасли, позволить строить им дороги и объекты инфраструктуры, которые сами не строим»  на эту тему желательно  бы услышать подробные объяснения, ибо определение «стратегические» настораживает. Хотелось бы знать, какие именно.

«Отменить привилегии «Газпрома», разделить его на конкурирующие компании» ­ вот здесь, опять же, на мой взгляд, можно и должно поспорить. Конечно, «Газпром» ­ структура громоздкая, сложная в управлении, не всегда оперативно реагирующая на вызовы времени. Тем не менее компания работающая. Да, по рыночным законам, раздел корпорации на менее крупные части вроде бы выгоден, в том числе и для потребителей. Но ведь правда и в том, что у нас рыночные механизмы порой работают с иными эффектами. К примеру — «РАО ЕЭС» Чубайса, «поделенная» по либеральным понятиям, никаких особых дивидендов для экономики России не дала.

Спектр вопросов к Прохорову, повторяюсь, был достаточно широк. Барнаульские коллеги раскопали сибирские корни бизнесмена — долго выясняли, кто из родственников предпринимателя жил в этом городе, как туда попал — все выяснили и сели собой весьма довольные.

Питерцы заинтересовались, почему вышла заминка со строительством завода «Ё­-мобилей» в Ленинградской области. Оказалось, были проблемы с подъездной дорогой, но они уже решены, так что скоро этот автомобиль выйдет на большую дорогу. Кстати, этот вопрос «вытащил» интересную новость. Прохоров сообщил, что второй завод «Ё­мобилей» он планирует строить во Владивостоке. Это — в рамках его предложений начать на Дальнем Востоке строительство крупных заводов. На них должны работать местные кадры, специалисты других регионов страны, молодежь после окончания средних и высших учебных заведений. По мнению Прохорова, это должно приостановить экспансию Китая, даст возможность заработать всем приехавшим на стройки — как было во времена Советского Союза…

К концу пресс­кон­ференции, чтобы «взбодрить» журналистов, как и было обещано заранее, подошли друзья Прохорова. Первой в скромном розовом платьице на небольшой подиум поднялась Пугачева, подошли Ярмольник и Макаревич. Народ в зале воодушевился, вопросы посыпались с новой силой — и Прохорову, и его товарищам.

О спорте: «я поддерживаю российский биатлон, все снаряжение у нас импортное, но сейчас делаем на ижевском заводе свою винтовку…», о культуре, о личной жизни…

«Какие качества должны быть у вашей будущей жены?» ­спросила молоденькая журналистка. «Ну я, по крайней мере, должен ее полюбить», ­ под смех зала ответил самый богатый жених России. Тут же в разговор вступила Алла Борисовна, пообещавшая лично заняться этим вопросом. Примадонна объявила, что хотя она лучшая и главная женщина страны, увы ­ занята. Но Прохорову подыщет супругу не хуже…

Макаревич рассказал, как писалась песня «Самый высокий»:  «Слова легко ложились на бумагу, и через полчаса она была готова. Позвонил Алле Борисовне, напел — ей понравилось. И буквально на следующий день мы песню и записали…»

Тут же на монитор был выведен этот клип. Исполнители, сидевшие с микрофонами в руках, подхватили мотив, льющийся из динамиков. Получился эдакий симпатичный и своеобразный квартет.

Прохоров засобирался — много дел, съемки, вечером интервью у Познера. Но еще успел ответить «блиц» на несколько вопросов — о строительстве социального жилья, развитии туризма, здравоохранении и еще на один важный, по крайней мере для меня, ­ о залоговых аукционах 90-­х. Прохоров заявил, что считает все происшедшее несправедливым, но законным. И тут же предложил ряд мер, чтобы крупная собственность, находящаяся в руках нынешних владельцев, стала для общества легитимной.

Вечером мы с коллегой из Новочеркасска включили телевизор и посмотрели «собеседование» Прохорова с Познером. И пришли к выводу, что ничего нового для себя не услышали. Все, чем интересовался Познер, Прохоров уже рассказал нам ранее…