На прошедших 4 марта выборах Таганрог с треском «прокатил» своего градоначальника Николая Федянина. Это оказался не просто сюрприз — до сих пор городские элиты не оправились от удара и находятся в ступоре. Результаты шокируют: почти 39 процентов голосов избирателей получил беспартийный выдвиженец «Справедливой России», подполковник ФСБ в отставке Владимир Прасолов, и более 28 процентов набрал кандидат от КПРФ Виктор Булгаков.

Теперь уже бывшему мэру Николаю Федянину отдали свои голоса примерно 29 процентов избирателей. Если учесть, что всего пять лет назад, когда Николай Федянин переизбирался на второй срок, за него проголосовало подавляющее большинство таганрожцев (Федянин тогда победил с результатом, приближавшимся к 80 процентам), невольно напрашивается вопрос: что произошло?

Казалось бы, все должно было закончиться иначе: не так давно Федянин получил звание «Лучший мэр России», буквально на днях он же привез из Москвы грамоту за подписью президента РФ о присвоении Таганрогу звания «Город Воинской славы». В течение всего года, предшествовавшего выборам 4 марта, в Таганроге открывались капитально отремонтированные объекты социальной инфраструктуры, появился первый в области Дворец молодежи, громко прошли большие фестивали федерального значения — книжный, кинематографический и театральный. Мэр был всюду, с лица его не сходила уверенная улыбка победителя, в голосе, когда произносил речи (что он, безусловно, делать умеет!), звучала твердая сталь крепкого руководителя, которого ничто не может свергнуть с пьедестала. И вдруг — такой досадный проигрыш!

Вообще говоря, первый и довольно тревожный звонок прозвучал еще 4 декабря 2011 года, в день выборов депутатов Государственной Думы. Именно тогда Таганрог, прежде уверенно голосовавший за «Единую Россию», неожиданно резко изменил свои политические приоритеты. Жители города в сумме отдали более 46 процентов голосов КПРФ и «Справедливой России», а за партию власти проголосовало немногим более 30 процентов. Это был один из худших в области и, как оценивают эксперты, даже на Юге России результатов. Но самое удивительное — создалось впечатление, что таганрожцы изменили свои политические приоритеты как­то сразу, внезапно, за короткий срок. Рискну предположить ­ это был тот самый случай, когда на электоральные предпочтения повлияли, в общем-­то, банальные события. В начале осени 2011 года над Таганрогом внезапно «разверзлись небеса», и на город обрушился мощный ливень, какого не было уже давно. Улицы превратились в полноводные реки, транспорт застыл в пробках, подвалы и цокольные этажи некоторых зданий затопило. Падали деревья, рвались провода. И уже вечером этого дня в Интернет прорвалось негодование горожан: почему в Таганроге так плохо работает ливневая канализация, куда смотрит мэр?! Прошло несколько месяцев после разгула стихии, и в Таганроге аккурат перед думскими выборами произошло новое бедствие, на этот раз вполне даже рукотворное. Местное подразделение энергокомпании внедрило новую компьютерную программу для расчетов с населением за электроэнергию. Что­то у них там не ладилось, граждане получили некорректно заполненные квитанции, в расчетно­кассовых центрах, в банках и на почте скопились невероятные очереди, это продолжалось несколько дней подряд. Градус социального напряжения в городе мгновенно вырос до критических отметок, граждане, простаивая в коммунальных очередях по четыре­пять часов, на чем свет ругали городскую власть. Тут подошли выборы депутатов Госдумы, и жители Таганрога выплеснули свое раздражение, наставив «галочек» оппозиционным партиям.

Казалось бы, городские власти и лично мэр Николай Федянин должны были сделать надлежащие выводы. Тем более не за горами было переизбрание главы местного самоуправления. Но администрация Таганрога с поразительным легкомыслием снова наступила на одни и те же грабли. Вторая половина зимы 2012 года выдалась на редкость снежная. Улицы города буквально завалило, на каждом перекрестке — автомобильные аварии, столкновения, на тротуарах и в переулках — обледеневшие колдобины и узкие тропинки, люди падали, руки ломали, у таганрогской травматологии резко прибавилось работы. Потом вдруг (у нас все всегда неожиданно!) резко потеплело, и толстый слой снега на улицах превратился в мокрую кашу. Граждане, чертыхаясь («Что они, снег убрать не могут?!»), шли на работу, утопая во «фруктовом мороженом», в таганрогских обувных магазинах мгновенно раскупили все имевшиеся в запасе резиновые сапоги. Снова настоящее стихийное бедствие, а на городских улицах — ни снегоуборочной техники, ни дворников с лопатами! Потом кое­где появились какие­то хмурые люди, лениво и не очень тщательно счищая снег с раскисших тротуаров, что уже, собственно, не могло спасти положения. А в это время полным ходом шла предвыборная кампания! Ничего удивительного, что столь явным просчетом с эффектом воспользовались оппозиционные кандидаты.

Сегодня, когда эксперты анализируют итоги кампании, многие склоняются к выводу: таких «грязных» (по уровню применения «черного» пиара) выборов в Таганроге давно не было. На самом деле для тех, кто следил за многими уже прошедшими здесь выборными кампаниями, ничего нет неожиданного: в Таганроге всегда все выборы проходили «весело». В нынешнем году, правда, дошло до того, что поджигали рекламные щиты, писали гадости на стенах домов, подбрасывали на крыльцо некоторых газет, извините, экскременты, в ночь перед выборами звонили жителям якобы по поручению одного из кандидатов, призывая за него голосовать. Но, честно говоря, удивляет даже не это, а то, как вяло и неэффективно вел свою кампанию самый главный кандидат — мэр Николай Федянин. У знатоков даже возникало недоумение: он что, побеждать не собирается? Какие­то банальные, скучные брошюры на дорогой глянцевой бумаге, невыразительные слоганы, откровенно плохие фотографии в агитационных материалах. Вот вроде бы все было, а настоящего вдохновения, драйва не наблюдалось. При этом, напротив, оппозиционные кандидаты выступили очень ярко и напористо. Это может кому­то нравиться или нет, но их газеты было интересно читать, их критика имеющихся в городе недостатков действительно била в самую точку, они активно работали с электоратом. У них было всего два месяца на «раскрутку», и хотя Николай Федянин в силу своего положения в городе регулярно мелькал на страницах местных газет и телевидения, причем каждый день пять лет подряд, оппозиция сумела его «перепиарить» (извините за неблагозвучное слово). Я это не в упрек бывшему мэру говорю, просто удивляюсь: иметь такие агитационные возможности и не победить на выборах — это слишком даже для «лучшего мэра России»!

Чиновники городской администрации сегодня в тревоге: что будет с городом и с ними? Победивший кандидат вроде бы уже заявил, что освободится от всех, кто не справляется со своими обязанностями или, возможно, замешан в коррупции. Насчет последнего много вопросов. Это, конечно, надо тщательно расследовать и, если факты обнаружатся, открыто довести до сведения общественности. Меньше всего сегодня Таганрогу, и так разделенному надвое скандальными выборами, нужны мелкое сведение счетов и кулуарные кадровые перестановки. Напоследок мнение простых граждан: они в связи с приходом нового градоначальника надеются на перемены к лучшему. Новый мэр Владимир Прасолов, в общем­то, не новичок в административных делах — он был первым заместителем Николая Федянина. В своей предвыборной программе он пообещал быть честным мэром. Посмотрим?