Под занавес года Президент России Владимир Путин провел пресс-конференцию с участием журналистов региональных, федеральных и зарубежных СМИ. Стенограммы и видеоотчеты четырехчасовой беседы с журналистами доступны в Интернете, свои репортажи «выдало» телевидение, так что еще раз повторять сказанное президентом вряд ли стоит. Поэтому остановлюсь на тех моментах, которые показались мне интересными.

1226 человек — это туча народа. Это — очень много. И, когда вся эта пишущая, снимающая и записывающая братия собралась в одном большом зале Центра международной торговли, ньюс-мейкера Путина стало заранее жалко. Кто-то рисовал плакаты, чтобы с их помощью привлечь к себе внимание и получить заветный микрофон. Сидящий рядом со мной коллега из Астрахани плакатом не ограничился и стал надувать ярко-красный шарик с намалеванной на нем забавной рожицей. Девушка в первом ряду репетировала, как она будет размахивать красной шалью, телевизионщики снимали журналистку из Тувы, прибывшую на пресс-конференцию в умопомрачительно ярком национальном костюме…

Надо сказать, что процедура доступа на мероприятие с участием первого лица государства всегда бывает многотрудной и сложной. В Кремле, например, у нас заранее отбирали мобильные телефоны, присваивали порядковые номера, под которыми мы и передвигались потом по территории, периодически проходя через металлоискатели. На этот раз все было проще — самые обычные «рамки», сумки с собой вместе с мобильными телефонами. Потом последовали призывы выключить радиоустройства, но вы и сами знаете, как наш народ реагирует на подобные призывы…

Вообще, журналисты в ожидании Путина напоминали некий цыганский табор, приглушенно, но все-таки достаточно громко гудящий. Потом, в ходе пресс-конференции, впечатление это еще усилилось. Особенно, когда стало ясно, что дело движется к концу: коллеги не ограничивались уже демонстрацией плакатов и размахиванием платками, в зале стали раздаваться громкие крики, шум все усиливался… Владимир Владимирович уже не полагался на своего пресс-секретаря и сам устанавливал очередность для желающих задать вопрос, по ходу примиряя непримиримых.

О содержательной стороне вопросов и особенно о том, как они звучали… У кого хватило терпения, слышал сам. Мне было несколько неловко за коллег, которые путались в словах, не могли сформулировать мысль или принимались рассказывать долгие истории вместо быстрого и четкого вопроса. Хотя, с другой стороны, может быть, в этом и был замысел? В том, чтобы косноязычие журналистов служило выгодным фоном для ответов Путина. Потому что он отвечал хорошо, четко «держал удар». Лично мне импонирует, когда человек не боится сказать «не знаю», если он действительно не владеет цифрой или полной информацией. Именно это поразило меня во время первой встречи Путина с региональными редакторами, участницей которой я была в 2000 году. Тогда он еще не был президентом, только исполнял обязанности. Мы, честно говоря, привыкли к другим лидерам, и вид достаточно молодого человека, да еще и говорящего без бумажки, поразил. Надо сказать, что мои коллеги — редакторы общественно-политических изданий регионов России — ребята резкие, к комплиментам в адрес власти не склонные. Вопросы задавали не просто серьезные — «взрывные». Путин ответил на все…

Спустя 12 лет, он тоже ответил на все вопросы. Теперь Владимир Владимирович гораздо реже отвечает «не знаю».

По-прежнему легко переключается с темы на тему, остро реагирует на тон собеседника. «Известна поговорка «Все течет, все меняется», и люди меняются, и ситуации. Изменился я, конечно, к лучшему. Я же не буду говорить, что я к худшему изменился…» — заявил Путин в ответ корреспонденту «Комсомольской правды» Александру Гамову. Тот спросил, чем отличается Президент Путин № 4 от Президента Путина № 2…

Обычно после пресс-конференций первых лиц у меня спрашивают: как там «отсеивают» вопросы, сдавали ли вы их заранее? Отвечаю: не сдавали. А то, что вопросы никто не «просеивал», вы и сами видели. Я, честно говоря, выбросила бы из них добрую половину. Ведь сразу чувствуется, задает человек действительно вопрос, ответ на который для него очень важен, или «пиарится» во всех телевизорах страны. Девушка с красной шалью, молитвенно складывавшая руки перед телекамерой, умоляя предоставить ей слово, спросила что-то не очень четкое про рейтинги…

Еще одно важное наблюдение. Действительно, столица и регионы живут в каких-то разных измерениях. Прямо хоть Киплинга переиначивай с его «Запад есть Запад, Восток есть Восток. И им не сойтись никогда»! Регионы просили внимательно посмотреть на методику исчисления субсидий в сельском хозяйстве: существующая «бьет» по животноводству. Жаловались на бюрократов, изобретающих невыполнимые правила и требования. Предлагали сделать следующий год Годом ветеранов, чтобы как-то поддержать стариков…Столица, один раз спросив про «Закон Магнитского» и наш ответный «Закон Димы Яковлева», раз шесть возвращалась к теме устами представителей разных СМИ. Путин терпеливо отвечал, почти не раздражаясь. Возмущаться стали сами журналисты: время уходило, шансы задать свой вопрос таяли, а тут — про одно и то же. И каждый считал именно свой вопрос самым важным и необходимым (насколько искренно — оставим за скобками).

Подумалось: а ведь и по жизни так. Каждому кажется, что его дело — самое важное. Его проблема — первоочередная. Его поселок, район, город — лучший город земли и заслуживает внимания прежде всех других. Вы, например, можете сказать, что важнее: проблемы крохотного поселка Тикси или переговоры с Китаем? Летнее время или наши отношения с Грузией? Судьба рыбаков с Волги или строительство трассы в Подмосковье?

Наш журналистский «табор», съехавшийся со всей России, ее и представлял в миниатюре: огромную, разноязыкую страну, не похожую на другие, великую, немного бестолковую…

«Знаете, я сейчас без всякой иронии скажу. Я хочу, чтобы будущие руководители страны, в том числе и будущий Президент, были еще более успешными, чем нынешние. Я считаю, что, если сравнивать с другими периодами развития России, этот период был далеко не самым худшим, а может быть, одним из лучших. Но я хочу, чтобы будущие руководители страны были еще более успешными, еще более удачливыми. Потому что я люблю Россию» (из ответов В.В.Путина на пресс-конференции 20 декабря 2012 года).