Умер Николай Кондратенко, который в течение 90-х годов ХХ века был политическим и народным лидером Кубани.

 В августе 1991 года после провала путча ГКЧП он был отстранен от должности председателя Краснодарского крайисполкома. Достойно пережил годы опалы в небольшой строительной конторе на окраине Краснодара. Триумфально вернулся в кубанскую политику по требованию тысяч людей. Одержал безусловную победу на губернаторских выборах в 1996 году и находился у власти в те годы, когда приходилось выводить пятимиллионный край из экономического тупика. Все это время ему надо было утешать слабых, ободрять растерявшихся, объединять смелых и бороться с наглыми. На Кубани его называли Батькой Кондратом, поскольку надеялись на него, как на отца.

Секреты его успеха

В начале губернаторства, в декабре 1996 года, за Николая Кондратенко проголосовало 82 процента кубанских избирателей. В чем секрет? Этот человек был одним из нас! Сельская школа, армия, от призыва до дембеля, институт, совмещенный с вечерними подработками, лямка агронома в родном колхозе. Женитьба на студенческой знакомой, переезд в райцентр, на повышение, традиционные воскресные поездки к матери в станицу, на огород. Господи, да у тысяч людей все происходило именно так, лишь избранным тогда светили спецшколы с английским языком, учеба в МИМО, стажировки за границей и правительственные распределители. А тут все было, как у людей. Говорят, одну из весенних планерок в администрации края он начал словами:

— Картошку кто-нибудь из вас уже посадил? А вот мы с сыновьями вчера двадцать четыре ведра посадили! Смотрите, не опоздайте…

Вы можете себе представить такой вопрос в устах Егора Гайдара, который в те годы руководил целой страной, не зная толком нужд ее народа?

Личность становится исторической тогда, когда начинает простыми словами отвечать людям на самые сложные из их вопросов. Так вот, Николай Кондратенко оказался одним из первых в нашей стране лидеров, который понял: люди в России хотят вернуть себе свое национальное достоинство. Им уже не хватает для жизни иностранных шмоток на всех углах, второсортных «ножек Буша» во всех витринах. Мы стали осознавать себя нацией, имеющей свои национальные интересы. В том числе и на юге! Николай Кондратенко лучше всех выразил эти мысли простым, ясным, очень образным и лексически очень богатым языком.

Он не гнул шапки перед Кремлем! Он был одним из немногих, кто мог по делу возразить хоть самому Президенту Борису Ельцину, хоть его премьеру и всем их заместителям вместе взятым. Смелость не была случайной. Она базировалась на поддержке огромной массы людей, готовых если и не отдать жизнь за Батьку Кондрата, то, по крайней мере, выйти на улицы с требованиями оставить его в покое. И он этого людского доверия не обманул. Ведь сколько сейчас по газетам гуляет историй о незаконных домах, дачах, машинах, заграничных счетах и легкомысленных похождениях чиновников самого разного уровня. А к Николаю Кондратенко так и не пристало за эти годы ничего. Квартира есть, и все. Жена как жена, в делах мужа ее участия не замечалось. Сыновья работают, именем отца особо не козыряют, про их лихие гонки по шоссе или заграничные дебоши ничего не слышно. Не испортила слава эту семью. У крестьянского сына Николая Кондратенко из кубанской станицы Пластуновской запас общечеловеческой культуры оказался выше, чем у многих, выросших в интеллигентных столичных семьях российских политиков. Первый понимал, что в разоренной стране даже обычный достаток стыдно выпячивать напоказ, а вторые меняли как перчатки заграничные курорты, наплевав на полуголодных соотечественников.

В середине 90-х годов на страницах центральных «демократических» газет часто можно было прочитать статьи, сбитые на одну колодку.

«Что у Батьки Кондрата за плечами? Краснодарский сельхозинститут, Ростовская партшкола, место секретаря Динского райкома КПСС. Ну, ясное дело! Как была Кубань красным поясом, так и останется в нем с таким лидером. Будут там все за уходящие социалистические идеалы цепляться, за колхозы и распределение благ по талонам. При свободном рынке край этот вскоре на задворках окажется, все там только и будут, что скулить, с умилением вспоминая старые времена…»

Сейчас смешно и вспоминать такие статьи. Бывший секретарь райкома и выпускник партийной школы оказался куда более рыночным человеком, нежели многие из «демократических экономистов». Сметка проявилась крестьянская. Рынок, так рынок! Мы и при рынке не пропадем! Сделаем так, что именно к нам начнут все потребители в очередь выстраиваться. Да избавимся от грабиловки, не позволим никого до нитки раздеть, простых людей защитим!

Главным приоритетом на этом рынке в Краснодарском крае стал хлеб. При этом самый сильный ход был сделан губернатором Николаем Кондратенко в 1999 году. Тогда Кубань перешла на торговлю хлебом за пределы края по мировым ценам. Что происходило до этого? В дни сбора урожая во всех станицах появлялись перекупщики. Брали хлеб по смешным ценам, примерно по такой схеме: 1000 рублей за тонну платим по счету в кассу, еще 500 рублей —  председателю сельскохозяйственного комплекса или руководителю агрофирмы наличными, прямо в карман. Хозяйства на глазах нищали, а у руководителей дома росли один за другим. Собрав представителей сельских хозяйств, Батька Кондрат обратился к ним с речью, и логика его была железной:

— Почему, когда в Россию привозят зерно из-за границы, страна платит за него по ценам Лондонской биржи —  2.800 рублей за тонну. А почему нам дают меньшую цену? У нас что, труд не такой же тяжелый? Так дело не пойдет! Отныне за пределы края мы тоже будем продавать пшеницу по мировым ценам! Согласны?

— Согласны, Батька! Любо это нам…

— Ну, поскольку согласны, так и договариваемся —  никто цен на свою продукцию перед перекупщиками снижать не будет! Так всем и говорим —  мировые цены, и все тут! Ну а чтобы соблазна не было скинуть стоимость пшенички, установим на всех железнодорожных станциях милицейские посты. Ведь по документам-то сразу видно, кто и почем хлеб продает…

Конечно, такого оборота дела многие не ждали. Некоторые стали и дальше продавать хлеб подешевле, но за «черный нал». Однако вывезти этот груз за пределы края не удалось никому. В тот год летом при пресечении незаконных операций погибло несколько милиционеров, светлая им память. Но сговоры по поводу кубанской пшеницы прекратились. Деньги за хлеб пошли, как и положено, в кассы предприятий, число рентабельных сельскохозяйственных фирм резко увеличилось, и их отчисления в краевую казну —  тоже. За один год доходы бюджета Краснодарского края повысились в два раза.

При увеличившихся размерах бюджета краевая администрация стала чувствовать себя уверенней. И здесь опять надо отдать должное губернатору Николаю Кондратенко, на эти деньги в жизнь стали претворяться серьезные социальные программы. Были окончательно погашены все долги по выплате зарплат работникам бюджетной сферы. Прекратились задержки с выплатами пенсий. Были ликвидированы долги по детским пособиям. Нашлись средства на создание пяти центров социального обслуживания населения, для многих одиноких стариков эти центры стали надежным прибежищем. Тысячи ветеранов получили бесплатные путевки в санатории. Вновь появились в крае деньги на организацию летнего отдыха детей. За счет социальных программ удалось решить проблему переобучения оставшихся без работы людей, они нашли себе новое дело, безработица в крае стала сокращаться.

В сумме все это — выигранную битву за хлеб, увеличение доходов краевого бюджета, выполнение ряда социальных программ —  и можно назвать процессом преодоления социально-экономического кризиса на Кубани.

Так бывший партийный секретарь Николай Кондратенко утвердил на Кубани сельскохозяйственный рынок!

Мир нашему дому

Межнациональные отношения —  самая сложная и очень деликатная сфера человеческой жизни. Даже в относительно благополучных странах с устоявшейся экономикой, с высоким уровнем жизни то и дело вспыхивают конфликты на национальной почве. А у нас, на осколках огромной державы, где большая часть населения живет в нищете, для подобных столкновений были созданы все условия. Но Николай Кондратенко ни одного межнационального конфликта не допустил.

Из чего складывается национальная политика любого лидера? Из незначительных, на первый взгляд, вещей. Вовремя сделанное заявление. Тон речи, произнесенной на митинге дружбы. Удачный визит. Поддержка какого-нибудь интернационального экономического проекта. Так вот, искусством делать все это Николай Кондратенко, как оказалось, владел в полной мере.

Прежде всего, он постарался вернуть чувство национального достоинства живущим на Кубани русским людям. В крае перестали быть ругательными слова «Отечество» и «патриот». Стали возрождаться русские культурные традиции, прошла целая серия праздников, фестивалей, встреч, литературных чтений, в край на читательские конференции стали приезжать прекрасные русские писатели Валентин Распутин, Василий Белов, Владимир Карпов. В политическом плане весомо зазвучал голос Кубани в деле укрепления славянского братства. Договор «Кубань —  Белоруссия», предотвращение российско-украинского скандала из-за косы Тузла, поддержка сербов, подвергшихся бомбардировкам НАТО…

Сам потомственный казак, Николай Кондратенко сумел поддержать все позитивные процессы в казачьей среде. Моральную и финансовую поддержку представителей власти стали получать те казачьи организации, которые не допускали экстремистских действий и заявлений. Были восстановлены казачьи памятники. Новая страница открылась в деятельности Кубанского казачьего хора. Но при этом, и тут надо отдать должное Николаю Кондратенко, именно он выступил против вооружения казачьих отрядов, понимая, что это будет реальный шаг в сторону гражданской вой­ны. Его речь на митинге, во время открытия памятника «200 лет Кубанскому казачьему Войску» была по-настоящему мудра:

— Вооружаться —  значит стрелять! Вооружать казачество —  значит вооружать горцев. Этого не должно случиться. Как зеницу ока берегите, казаки, свой дом и дома наших соседей —  адыгов, черкесов, абхазов. Ибо не будет счастья в наших домах, если будет разрушен их дом. Так же, как не будет счастья в их домах, если будет разрушен наш. Такова наша общая судьба…

Все чаще и чаще на Кубани стали вспоминать о традициях куначества. Наиболее символичной в этом плане стала удивительная акция. Губернатор Кубани Николай Кондратенко и президент Адыгеи Аслан Джаримов вместе поднялись на вершину горы Фишт, подняли на ней стяг со старинным гербом Кубанского казачьего войска и зеленое знамя имамата Шамиля. А над ними водрузили флаг России. Господи, да если бы в кремлевских кабинетах чуть-чуть серьезнее вникали в суть кавказских проблем, эта фотография должна была бы обойти первые полосы всех центральных газет, так это было символично!

Весной 1997 года Николай Кондратенко и Аслан Джаримов сделали совместное заявление с требованием снять экономическую блокаду Абхазии. Год спустя в дар людям голодающей республики с Кубани была передана тысяча тонн хлеба. Вот именно за все это нас, русских, сейчас и уважают в Абхазии. Проблему Шапсугского национального района удалось разрешить на серии встреч с лидерами движения. Проблему избыточной миграции армян —  постановлением, устанавливающим для Черноморского побережья жесткую квоту.

Чечня! В Совете Федерации губернатор Кубани выступал по этому вопросу несколько раз. И ни за одно из его слов кубанцам не приходилось краснеть. Он был против войны, с самого начала понимая, что решения о вводе войск принимают одни люди, а гибнут под пулями —  совсем другие. Он исповедовал принципы гуманизма и одинаковой мерзостью называл и захват заложников в Буденновске, и обстрел из установок «Град» мирных чеченских аулов. Был убежден, что по погибшим одинаково горько плачут и русские, и чеченские матери.

И межнациональные отношения на Кубани стали стабилизироваться. Отношения с Адыгеей приобрели братский оттенок. Блокада Абхазии рухнула. Мелкие стычки на национальной почве ушли в прошлое.


В скорбные дни принято подводить итоги. Несом­ненно, экс-губернатор Кубани Николай Кондратенко — очень большой политик. Время его губернаторства запомнится людям на долгие годы, вспоминать будут и успехи, и самобытные речи, и неординарные поступки. Но неизменным останется главное — в конце 90-х годов ХХ века в Краснодарском крае был очень яркий лидер, под руководством которого Кубань начала преодолевать серьезнейший экономический и социальный кризис. Этот человек сумел напомнить всем нам, что большой хлеб – это основа всех наших побед. Он заявил о нашем национальном достоинстве, он не дал ворваться войне в наш дом. И именно это позволило Николаю Кондратенко снискать уважение миллионов людей, причем не только в Краснодарском крае, но и во всей России.

Светлая вам память, Батька Кондрат!