С депутатом Законодательного собрания области Адамом Ясаевичем БАТАЖЕВЫМ мы говорили об ответственности — и не только депутатской...




– Не первый год наблюдая за работой Законодательного собрания, могу сказать, что вы очень личностно относитесь к букве закона. Откуда такое отношение?

– А по–другому и не может быть. Ведь, работая над законопроектами, надо прежде всего исходить из реальных проблем и интересов избирателей. Лично я эту работу накладываю на реалии моего округа. А баллотировался я в Законодательное собрание от Первомайского района Ростова. Всегда думаю: а как то или иное депутатское решение скажется на жизни моих избирателей? И если вижу, что оно может хоть в чем–то пойти вразрез с насущными интересами людей, всегда стараюсь такое положение исправить. Ведь закон не должен ухудшать условия жизни людей. Такова парламентская логика.

Вообще, депутату не пристало стесняться говорить о проблемах своих избирателей. Ведь, как правило, эти проблемы от жизни идут. На депутатских приемах много слышу и жалоб, и предложений, касающихся работы школ, поликлиник, больниц, транспорта, коммунальных структур. Всего того, что принято у нас называть социально значимыми объектами и системами жизнеобеспечения.

Так, для Первомайского района очень остро стоит проблема транспорта. Есть здесь места, где автобусы – редкие гости. Назову хотя бы район Ростовского моря, район рынка «Алмаз»... Нечего говорить, как это сказывается на качестве жизни людей...

– Но ведь об этом прежде всего должна болеть голова у муниципалитетов...

– Это верно. Но, с другой стороны, тон работе местного самоуправления задают законы, которые принимаем мы. Поэтому, когда идет работа над законопроектами – в рабочих группах, а потом в комитетах, – я стараюсь не избегать частностей, всегда помню какие–то детали жизни моих избирателей. И знакомлю с ними своих коллег. Ведь общее вырастает именно из частного. А никак не наоборот.

– А в каких комитетах вы работаете?

– Работаю в комитете по строительству, ЖКХ, энергетике, транспорту и связи, а также в комитете по бюджету, налогам и собственности.

– С учетом того, что вы – строитель–профессионал, предприниматель, возглавляющий крупную строительную фирму, эти комитеты для вас, конечно же, профильные...

– Парламентский комитет – как раз то место, где свое мнение не только незачем держать при себе, но надо всячески стараться, чтобы о нем узнали коллеги. Тогда мы сможем вместе прийти к взвешенному решению. Сейчас, например, такого решения ждет проблема социальной нормы на потребление электроэнергии. Я не скрывал и не скрываю своего отношения к такому нормированию: считаю, что это было неверное решение.

Не думаю, что мой Первомайский район отличается какой–то особой расточительностью. Скорее всего, картина здесь аналогична тому, что мы имеем в других территориях. Одна из жительниц Первомайского района, побывав недавно у меня на приеме, поделилась результатами своеобразного эксперимента, который провела после введения социальной нормы. И получилось, что она, одинокая пенсионерка, даже в теплое время года не смогла уложиться в определенные ей 96 кВт–час. А когда настал холодный январь, то количество потребленного ею электричества приблизилось к 400 кВт–час – женщине приходилось включать нагревательные приборы. Соответственно, зашкалила и плата. За необходимость – не за роскошь! – пенсионерке пришлось платить неподъемную цену.

Мне думается, что все разговоры о том, что от введения соцнормы выиграют более 80% населения области и прежде всего одинокие пенсионеры, – все это от лукавого. Желаемое выдается за действительное.

– Однако исполнительная власть наша демонстрирует решимость ситуацию изменить. Вплоть до выхода из пилотного проекта…

– Из первоначальных двадцати регионов к участию в проекте федеральному центру удалось побудить только шесть... И не только граждане проиграли, но и предприятия ничего не выиграли. Обещанного удара по перекрестному субсидированию не случилось.

– Но ведь ради избавления от перекрестного субсидирования все и затевалось…

– Скажу уже как руководитель предприятия: легче не стало. И не случайно появилась инициатива Ростовской области по изменению величины соцнормы.

теперь надо присмотреться к тому, как будет работать нововведение. Скорее всего, следствием тщательного анализа фактов станет соответствующая законодательная инициатива.

Такой же алгоритм действий донских депутатов и в другом актуальном вопросе. Я имею в виду новую систему финансирования капитальных ремонтов зданий.

– А разве принятый на недавнем заседании Законодательного собрания документ не расставил в этом вопросе все точки над «i»?

– Скажу откровенно: предложенная нам федеральным центром система – это новая «МММ». Думаю, не надо напоминать, что для наших людей означают эти три буквы…

Сегодня собственник жилья обязан вносить на производство капитального ремонта в доме 6,2 рубля ежемесячно. Мало того, что дороговато – на той же Кубани люди платят по 5,37 рубля, в Астрахани 4 рубля, – так еще и без всякой уверенности, что увидит человек когда–нибудь капитальный ремонт своего дома. Ведь взносы делают все: и те, кто живет в действительно нуждающемся в ремонте старом жилфонде, и жители только что построенных домов. Так вот эти последние ремонта у себя могут и не дождаться. Срок ремонта многих новых зданий наступит только через 30–40 лет. Но, тем не менее, люди обязаны вносить деньги авансом за услугу, которой никогда не воспользуются. Нонсенс!

– А какой должна быть, на ваш взгляд, система капитальных ремонтов? Какой закон следовало бы принять?

– Дома, построенные в последние 20 лет и находящиеся в хорошем техническом состоянии, должны быть переданы собственникам. Что, в общем, и делается. А вот для домов более солидного возраста власть просто обязана найти деньги на их ремонт. Отремонтировать – и только после этого передавать их в собственность.

– Но такой принцип ведь уже провозглашался. Вот только реализован не был…

– Скажем так: был реализован частично. Пример тому – действовавшая в Ростовской области программа капитальных ремонтов на основе софинансирования и охватившая примерно 10–15% жилого фонда. Немного, как видите.

– Но что все–таки можно сделать на областном уровне?

– В наших руках остался такой мощный рычаг, как тарифная политика. Мы можем установить разумные тарифы. И это не только капитальных ремонтов касается. Тогда наши разговоры с избирателями не пустыми окажутся. А рассказывать людям, что их взносами смогут воспользоваться их внуки, – такое сегодня уже, поверьте, не работает. Наши пожилые люди достаточно потрудились, чтобы хоть на старости лет увидеть плоды своего труда.

– Вас вполне можно назвать социально ориентированным депутатом. И в то же время на заседаниях донского парламента нередко вступаете в полемику с коммунистами. Членами партии, исповедующей идеи социальной справедливости. Почему так получается?

– Я не открою большой тайны, если скажу, что полемика в Законодательном собрании не только между фракциями идет. И у себя во фракции «Единой России» мы остро спорим. Споры можно слышать и на заседаниях рабочих групп, создаваемых для работы над законопроектами, и в комитетах. Суть же наших разногласий с коллегами из фракции КПРФ в том, что для нас неприемлема практика провозглашения ничем не подкрепленных, пустых лозунгов. Это способно лишь провоцировать людей, сеять у них иллюзии, которые заканчиваются глубоким разочарованием во власти.

Ну и, конечно, нетленная идея «отнять и поделить» – это совсем не то, что сегодня способно консолидировать общество. Большинству людей есть что терять, если вдруг лозунг такой найдет свое воплощение. Никак не могу признать такой курс ответственным. Оттого и спорю. Без обостренного чувства ответственности парламентская работа невозможна. Мера ответственности, по моему глубокому убеждению, должна всегда считаться основной характеристикой депутата.

– Своего рода депутатский балл?

– Именно. Хотя само понятие значительно шире. Ответственность должна пронизывать всю нашу жизнь. Разве может без нее обойтись бизнес? Это вам уже как предприниматель говорю. Да, есть такие, кто во главу угла ставит исключительно свои интересы. Но где они теперь, эти бизнесмены?

– Да, «иных уж нет, а те далече»…

– То–то и оно. Когда четко сознаешь, что за тобой как за работодателем стоят люди, иногда тысячи людей, и их благополучие, благополучие их семей зависят от того, насколько грамотно и честно ты ведешь свое дело, ты никогда не станешь поступать вразрез с их интересами. Более того: просто нельзя не увидеть определенную общность твоих интересов и интересов твоих работников.

Оттого возглавляемое мною ООО «Руслан» в меру возможностей старается поддержать ростовских ветеранов. Оттого среди объектов, которые мы строим, заметное место занимает социальное жилье. Пусть это не приносит видимых дивидендов, но надо понимать: отдавая, помогая, ты потом за то получаешь сторицей. Так уж устроена наша жизнь. И отрадно, что все большее число донских предпринимателей понимают эту истину.

А возвращаясь к депутатской деятельности, хочу заметить, что все парламентские решения прямо влияют на экономику, а через нее – и на состояние общества. Не представлять себе такой связи для депутата просто недопустимо. Вот сегодня мы работаем над предложениями по внесению поправок в Градостроительный кодекс в части, касающейся деятельности саморегулируемых организаций (СРО). Поправки направлены на устранение целого ряда лазеек, в частности, позволяющих СРО в сфере строительства не выполнять свои обязательства. А если говорить проще, то, будучи принятыми, наши предложения позволят серьезно продвинуть вперед решение проблемы обманутых дольщиков.

– Сегодня фракция компартии настойчиво лоббирует принятие закона о так называемых «детях войны». Что это? Реальная попытка восстановить социальную справедливость или элементарный популистский шаг?

– Скорее, второе. И даже больше: пример того самого безответственного подхода к болезненной социальной теме. Ничем материально не подкрепленные лозунги способны только взбудоражить людей, настроить их против власти. Это мы уже проходили на примере федерального закона «О ветеранах». А скандальные нормативно–правовые акты, подтверждавшие права шахтеров на получение компенсаций по так называемым регрессным искам? Ну, приняли документы, провозглашавшие массу ничем не подкрепленных материально льгот. И что дальше? Получили неработающие законы и глубокое разочарование в обществе. А ведь все мы, независимо от наших политических убеждений, должны в первую очередь заботиться о спокойствии людей, которых мы представляем.

Не стану оспаривать необходимость принятия закона о «детях войны» Вопрос в другом: любой закон должен работать. Иначе все наши благие намерения совершенно к иному приведут. Но это не значит, что следует устраняться от всякой инициативы. Просто она должна быть хорошо просчитана. Вот тогда можно с ней смело выступать и не бояться быть первыми.