В Таганроге депутаты местной гордумы, заслушав отчет мэра Владимира Прасолова о работе в 2014 году, единогласно поставили ему и руководимой им администрации «неуд»

То, что результат депутатского голосования фактически предрешен, было ясно за много недель до этого разгромного думского заседания. Подковерные действия, которые должны были предотвратить столь скандальный итог, конечно, предпринимались. Без извещения общественности, в отсутствие представителей прессы, которые обычно приглашаются на «депутатские посиделки», незадолго до отчета состоялась «тайная вечеря». На ней встретились народные избранники и высокопоставленные представители таганрогской администрации. Чиновники всячески убеждали депутатов, что нужно жить дружно, что им всем вместе еще долго работать, и мало ли какие вопросы и проблемы могут возникнуть. А они, представители исполнительной власти Таганрога, в таких случаях всегда готовы пойти депутатам навстречу. Если, конечно, и они предпримут встречное движение.

Обычно в Таганроге такая тактика взаимодействия с гордумой срабатывала. На этот раз если такие расчеты у кого-то и были, то они не оправдались. В результате избирательной кампании, прошедшей в сентябре, городская дума значительно обновилась. С первых же дней сформировалась фронда по отношению к действующему главе, и слово «конфронтация» стало реальной повседневностью всех думских заседаний.

Надо сказать, что 2014 год для таганрогской административно-чиновной команды вообще выдался неудачным. Два больших стихийных бедствия подряд, обрушившихся на город зимой и осенью, показали всю слабость организации дела в городском коммунальном хозяйстве. В холода не смогли оперативно ликвидировать снежные заносы и даже обеспечить в первые дни снежных бурь поставку хлеба, после сентябрьского урагана на долгие месяцы затянулась ликвидация его последствий, и поваленные деревья на улицах города остаются до сих пор. А еще – банкротство двух градообразующих коммунальных предприятий – МУП «ЖЭУ» и «Таганрогэнерго». В результате город остался без единой теплоснабжающей организации, на роль которой пришлось спешно назначать местный «Водоканал», а он к теплоснабжению вообще никогда никакого отношения не имел. Из-за конкурсного производства в «Таганрогэнерго» световые сети Таганрога оказались выведены из сферы прямого влияния местной власти, и город после сентябрьского урагана в буквальном смысле слова погрузился во тьму. Десятки улиц не освещены до сих пор. На фоне этих бед ноябрьское выездное заседание правительства РО, прошедшее в Таганроге, фактически приобрело статус чрезвычайного. Жесткая и нелицеприятная оценка работы таганрогской администрации прозвучала из уст губернатора Василия Голубева. Речь даже шла о том, чтобы, возможно, передать полномочия муниципалитета на областной уровень и ввести в Таганроге прямое правительственное управление.

На официальном думском заседании в течение получаса мэр рассказывал о том, как все хорошо, несмотря на отдельные недостатки. Выслушав, депутаты один за другим стали задавать каверзные вопросы: куда делись деньги населения, уплаченные за коммунальные услуги, почему таганрогское «Спецавтохозяйство» отдало свои ресурсы в аренду коммерческой компании, и та снимает сливки. Где обещанное жилье для врачей, которым Таганрог обеспечен лишь на 60 процентов? Вопросов подобной направленности было много, а ответы прозвучали слишком неопределенные. Словом, нашла коса на камень. Голосование – на удивление – было открытым, за это высказались все депутаты. И лес рук, поднявшийся за предложение признать работу администрации неудовлетворительной, подтвердил очевидный факт: в Таганроге дороги администрации и депутатского корпуса разошлись.

Можно считать это политическим кризисом. Хотя пока последствия его для таганрогского мэра и его команды неочевидны. Как минимум год, до следующего отчета, эта версия таганрогской власти продолжит функционировать. А там – еще один отчет, и если снова последует «неуд», тогда дело и до импичмента дойти может. Впрочем, есть мнения, что до этого таганрогские депутаты все же не доведут дело. Программу-минимум они выполнили: показали избирателям, какие они радетели за их интересы. Теперь, имея на руках все козыри, каждый из них, поодиночке, может требовать от главы все что угодно. Избиратели-то они избирателями и останутся, а бизнес в условиях, когда с экономикой в городе дела обстоят неважно, остается бизнесом. Что они – народные избранники – предпочтут, время покажет.