Заметки с ежегодной пресс-конференции президента России

Фото с сайта www. donland.ru

Герой культового фильма Эльдара Рязанова, как известно, в последний день декабря обязательно отправлялся в баню. А для российских журналистов, как и для их зарубежных коллег, декабрь – это месяц похода на большую пресс-конференцию президента России.



На том же месте в тот же час…

В зале московского Центра международной торговли на Красной Пресне собралось свыше 1600 журналистов, аккредитовавшихся на 13-ю по счету пресс-конференцию Владимира Путина. О рекордном числе напоминали ярко-оранжевые полиэкраны, на которых сменяли друг друга логотипы аккредитованных на пресс-конференцию СМИ.

И все-таки с количеством аккредитованных – а их по списку значилось аж 1640 – организаторы пресс-конференции хватили лишку. Погнавшись за миражом очередного рекорда, не учли возможностей зала ЦМТ. И тем самым спровоцировали журналистов на схватки не просто за место поближе, так сказать, к солнцу, а вообще – за место. Которого в этот раз хватило не всем. Проигравшим в борьбе за стул было предложено пройти в фойе, где и наблюдать за происходящим в зале по установленным там большим телевизорам. Последнее не могло не вызвать протест у бедолаг, не пожелавших мириться со статусом лузера. В самом деле, стоило ли мчаться через все города и веси, чтобы посмотреть в телевизор?!

Подобные мысли не только у обиженных возникли, но и у тех, кому, как и мне, удалось вполне комфортно устроиться в первых рядах у самого президентского подиума. Действительно, а не стоит ли в дальнейшем поискать замену этому не самому лучшему столичному залу? А заодно и перенести срок большой встречи президента с прессой из декабрьской хмари на более благодатную пору? Ведь было же так в первые годы президентства Путина, когда пресс-конференции главы государства собирались в начале лета для подведения итогов политического года. 

Право же, стоит решиться на некоторые перемены, чтобы остановить трансформацию сверхзначимого политического события, каким, по определению, является пресс-конференция главы великой державы, в заурядное пресс-шоу.

Разве что вкуснейшие пироги с курицей следует оставить. Они уже превратились в своего рода кулинарный атрибут больших президентских пресс-конференций. Хотя в кремлевских буфетах их почему-то упорно называют осетинскими, на деле это классический курник. Не верите – загляните в «Книгу о вкусной и здоровой пище». Но, с другой стороны, разве в названии дело? Уж очень хороши пироги… 

Парад-алле на ярмарке тщеславия

Однако не все новации 13-й президентской пресс-конференции стоит осуждать. Скажем, размеры плакатов в этот раз регламентировали – чтобы не портили фото– и телекартинки. И те сразу поблекли, теряя в зазывности. А заодно и в глупости. Обратила на себя внимание разве что искусно выполненная, похоже, маслом (и почему не из пшена – согласно рецепту классиков?) голова президента, заключенная в багет. Шедевр пронесли в зал армянские товарищи. Вообще, если судить по плакатам, которыми размахивали граждане Армении, Киргизии, Афганистана, Курдистана и пр., то выходит, что многие из них предпочитают со своими проблемами обращаться почему-то к российскому лидеру. Хотя, с другой стороны, чего тут непонятного?.. 

Изрядно поблекли и наряды. Тех, кто явился совсем уж в экзотических облачениях, можно было сосчитать по пальцам. Да и они, обнаружив, что диковинный прикид не привлекает былого телевизионно-микрофонного внимания, вскоре поспешили переодеться в партикулярное платье. Вот и редактор одного из калининградских СМИ, прибывший в ЦМТ в образе Деда Мороза, вскоре, мрачнея лицом, отправился в туалет снимать расшитый бисером халат. 

Зато охране организаторы серьезно облегчили жизнь. Избавили от необходимости изымать бутылки с водой, выносимые прежде из буфета. Теперь же там колу и прочие напитки просто разливали по бокалам. И никаких тебе бутылок. А заодно и игрушек и прочей слюнявой дребедени, с чем так отважно боролись парни из ФСО в прежние годы. 

Начальная неразбериха с местами в зале сделала-таки свое дело: президент впервые за всю историю больших пресс-конференций вышел к журналистам с опозданием. Целых дополнительных восемь минут понадобилось организаторам, чтобы утихомирить и рассадить наконец народ. После чего в 12.08 грянули знакомые фанфары. И как только Владимир Путин и его пресс-секретарь Дмитрий Песков заняли свои привычные места на подиуме, стало очевидно: 13-я встреча президента с прессой будет сильно отличаться от всех предыдущих.

И точно: напрочь исчезли идиотские вопросы о кошечках-собачках и любимых котлетках. Но с ними и атмосфера всеобщего умиления сменилась на достаточно агрессивную. Большинство рвавшихся задать свой судьбоносный вопрос не просто молча, как это было в прошлом, вздымали вверх плакат, но и сопровождали это яростными воплями. Причем не только в паузах между вопросами, но и в процессе ответов президента. Не помогло даже мягкое увещевание Путина: мол, ребята, давайте потише… «Конкурс плакатов» явно сменился «конкурсом глоток».

Ну как тут не поставить в пример тем, кто с таким остервенением добивался президентского внимания, деликатнейшего Вячеслава Константиновича Терехова. Фигура в журналистской среде знаковая: первый заместитель гендиректора «Интерфакса», старейшина кремлевского пула… Он в этот раз впервые вопроса не задал. Пояснил в разговоре: решил, пусть сделает это молодая коллега.

Вот только кто бы внял примеру мэтра… Иных интересовали вовсе не ответы главы государства. И даже не собственные вопросы. Похоже, руководило крикунами – в большинстве своем из числа впервые оказавшихся на путинской пресс-конференции, исключительно желание показаться в телевизоре. Пусть на минуточку – но побыть «медийной персоной».

И то сказать: на ярмарке тщеславия подобные игрушки всегда ценились выше даже обыкновенного счастья. Мудрый Теккерей, заметивший это еще 200 лет назад, по-прежнему прав.

Под знаком «Зеленой папки»

Если серьезно анализировать те 73 вопроса, что прозвучали на встрече В. Путина с прессой, то нельзя не заметить, как интерес аудитории сместился от глобальных геополитических тем к проблемам домашним. Те при очевидных наших успехах менее острыми не стали. И, пожалуй, сегодня требуют решения даже более настойчиво, чем, скажем, три года назад.

Характеризуя сегодня тогдашнюю ситуацию, Путин в качестве основного из «двух шоков» называет резкое падение цен на энергоносители. И лишь потом свою роль сыграли западные санкции:

– Я уверен, что санкции не повлияли так, как снижение цен на нефть, но всё-таки повлияли…

Похоже, что и три года назад Путин оценивал ситуацию так же. Потому и пообещал стабилизацию к 2017 году в расчете на рост нефтяных котировок. Расчет оправдался, и по драматизму сегодняшняя ситуация на порядок уступает той, что сложилась в стране три года назад. И более того:

– Наше развитие все больше опирается на внутренний спрос. Что чрезвычайно важно для любой экономики. Мы вышли не только из рецессии, но перешли в стадию уверенного развития. Обратите внимание, что у нас рост ВВП – 1,6 %, а инвестиций в основной капитал – 4,2 %. Это значит, что вложения в развитие более чем вдвое превышают достигнутое сейчас. Это значит, что на среднесрочную перспективу дальнейшее развитие гарантировано…

Другое дело, что далеко не все территории ощущают на себе благотворные перемены. Чему доказательство – вопросы, которыми региональные журналисты закидали главу государства. Спрашивали о налоговой реформе – не удушит ли активность местного бизнеса? Возмущались несправедливостью межбюджетных отношений: сидевшая рядом коллега из Великого Новгорода даже передала альбом с фотографиями из тамошних детсадов, безобразно отремонтированных на бюджетные крохи. 

Напоминали, что о выравнивании развития регионов говорилось еще в февральском (2008 год) послании Федеральному собранию – но что изменилось за без малого 10 лет? 

А что смогли изменить так называемые майские указы, которые В. Путин подписал в первый день своего третьего президентского срока? Не за горами новые выборы, а много ли из тех указов выполнено?

По убеждению президента, те указы должны были дать импульс работе по улучшению социального климата в стране. И эту задачу они выполняют:

– Если бы майских указов не было, то с зарплатами сейчас было бы хуже гораздо. А так они исполнены на 90 %…

И все же на региональном уровне по поводу реализации путинских указов пока больше вопросов, нежели ответов. Услышанные главой государства, все они попадают в его ставшую знаменитой «зеленую папку». Ту, как известно, Путин завел после предыдущей прямой линии. И с тех пор не одному губернатору уже приходилось с оцепенением наблюдать, как в разговоре с ним президент извлекает эту папку на свет. 

Наверняка там есть и данные о коррупции, которой пронизана наша повседневность. И то, как отвечал президент на вопросы, связанные с этим системным пороком, заставляет думать, что истинные размеры беды власть смогла оценить только сейчас:

– Не скажу, что я удовлетворен тем, как выстроена эта работа…

«Конкурс плакатов» – одна из традиций больших президентских пресс-конференций.Тут президент привел в пример ситуацию в одной неназванной структуре, где порядок пришлось наводить с помощью чекистов:

– Бортников (директор ФСБ. – В.К.) тогда сказал мне, что все – в местах лишения свободы. Полгода назад набрали новых сотрудников – и всё началось сначала… Я иногда не знаю, что с этим делать...

Сегодня президент думает над тем, как наладить ротацию в правоохранительных органах – по примеру армейской службы. И, похоже, тем самым посылает сигнал и главам регионов. А иным из них, быть может, и «черную метку»…

В любом случае очевидно, что у президента уже складывается схема кадровой работы на региональном уровне. При сохранении выборности губернаторов народу за год-полтора будет представляться человек в качестве и.о. Дело людей – оценить его способности и результаты работы. После чего в ходе выборов утвердить или, напротив, отвергнуть кадровое предложение президента. 

Схема хороша, но будет работать только при взыскательном отношении к власти каждого из нас. Иными словами, при наличии того, что принято называть гражданским обществом. Оно способно исправлять кадровые косяки власти, которых у нее хватает. Достаточно одно лишь «дело Сердюкова» вспомнить…

Уже ясно, зачем Путин с таким упорством каждый год проводит большие пресс-конференции. Вот и к этой он, по словам его пресс-секретаря, готовился весь день накануне, отодвинув все остальное. Встречи с прессой нужны президенту не столько для того, чтобы подытожить сделанное, сколько чтобы уловить в разговоре с журналистами дыхание страны. Похвальное, надо сказать, стремление. И довольно редкое для наших власть имущих.


Плащ графа Монте-Кристо

В либеральной среде почему-то принято упрекать Путина в отрыве от жизни. Хотя именно у либералов приходилось наблюдать такой отрыв. Один из либеральных гуру в ранге министра в свое время не смог назвать мне цену хлеба. Уверен, что Путина такой вопрос не смутит. Знает и это, и многое другое. И не раз доказывал это.

Но даже он был изумлен, когда отрекомендовавшийся журналистом некоего мурманского издательства «Потребитель» Михаил Зуб выложил перед ним папку с фактами удушения рыбохозяйственного комплекса с помощью 349-го федерального закона и с предложениями по исправлению ситуации. Изумление усугубилось, когда президент вдруг услышал:

– Я вас обманул. Я никакой не журналист. Я председатель совета директоров Мурманского рыбокомбината…

Тут Путин устремил на говорившего тяжелый «чекистский» взгляд, а Д. Песков пробормотал что-то вроде «это плохо». Однако обманщик был тут же прощен и приглашен на грядущее совещание по проблемам рыбного хозяйства. А следствием этого эпизода для настоящих журналистов может стать дальнейшее ужесточение процедуры аккредитации. Тем более что этот случай на пресс-конференции оказался не единичным: человек, пожаловавшийся президенту на уничтожение парковой зоны Владивостока (классическая ситуация, знакомая и нам с вами), оказался не журналистом, а кандидатом в мэры столицы Приморья.

Но свой эффект демарши доморощенных монте-кристо возымели. Уже на следующий день комментарии выдало руководство Росрыболовства. А на Дальний Восток ушел грозный запрос из администрации президента. Выходит, маленькая хитрость того стоила. Да и имидж журналиста что-то да значит.


Геополитический полонез

Где ситуация не улучшилась, так это в международных делах. Мир, лишившийся опоры в виде ялтинско-потсдамской системы, по-прежнему балансирует на опасной грани. И хотя во внешней политике России также удалось кое-чего добиться, усилий это потребовало немалых. А сколько потребует еще?

Беда в том, что диалога пока не получается. Ни по одной из острейших проблем. Вот и на президентской пресс-конференции вопросы наших геополитических противников, по существу, звучали как обличительные монологи.

Чем и блеснул наш давний знакомый Роман Цимбалюк из украинского агентства УНИАН.Уж не знаю, как это ему удается, но слово он получает всегда. И как всегда, цель его спича – прокричать «оккупанты, убийцы!» или что-то вроде того. Разве что сегодня держался Роман, что называется, гоголем. Не потел и не глотал согласные. Путин даже отметил его прекрасный русский язык. А отметив, изложил свой известный взгляд на украинскую проблему. Заодно намекнул на сохраняющиеся контакты с украинским президентом. Что косвенно подтверждает версию о том, что Владимир Владимирович с Петром Алексеевичем сегодня не только ссорятся.

Судя по всему, по-прежнему не готовы нас понимать и по ту сторону океана. От корреспондента «Эй-би-си ньюс» Теренса Морана раздалась очередная нотация. На этот раз – о недопустимости контактов между чиновниками администрации президента Трампа и представителями российского правительства. Все это давно навязло в ушах. И вызывает лишь грустную улыбку. Ведь раздаются запиленные вариации на тему «есть ли родственники за границей?» от представителя страны, утверждающей, что она – истинный светоч демократии и свободы.

Едва ли не чаще, чем известный полонез Огинского, звучит сегодня и версия поляков о вине российских спецслужб в гибели самолета их президента в апреле 2010 года над Смоленском. Вполне вменяемые с виду паны твердят ее с упорством маньяков. А Путин, собирая остатки терпения, всякий раз напоминает им факты и основы элементарной логики, попутно объясняя важность для Польши добрых отношений с Россией.

Пример таких добрых отношений – российско-китайское партнерство. И Китай, судя по вопросу корреспондентки «Международного радио Китая», жизненно заинтересован в его развитии.

Надо было слышать, как взревел при этом корреспондент агентства Синьхуа Луань Хай. Испугался, что китайскую тему обсудят без него. Но получив ответ от Путина, успокоился:

– Китай – наш крупнейший торгово-экономический и стратегический партнер в самом широком смысле этого слова. У нас самый большой товарооборот, более 63 миллиардов. И мы очень быстрыми темпами наращиваем его…

Сегодня много говорят о новом Шелковом пути. Тема эта претендует на то, чтобы занять место в системе китайской идеологии. По оценке российского президента, идея Шелкового пути «абсолютно сопрягаема с развитием Евразийского экономического союза и предложенного нами широкого партнерства в Азии».

 Что тут можно сказать? Идеи Е.М. Примакова, в свое время предсказавшего сближение двух мировых держав, живут и побеждают. А западным стратегам остается лишь кусать локти, холодея от осознания реальности того, что виделось им лишь в страшных снах. И от понимания, что они сами подтолкнули это сближение.


Повестка на завтра

Как хотите, а Путин – политик предсказуемый. Его решения никогда не бывают экзотическими. Вспомните, каких только невероятных постов не сулили ему политологи по итогам первых двух сроков президентства. А он избрал самый простой и логичный шаг – стал премьер-министром. Так и сейчас: мало кто сомневался, что Путин пойдет на президентские выборы. Тема эта, как и возможная дата выборов, была секретом Полишинеля. В понедельник официально стартовала избирательная кампания, которая завершится голосованием 18 марта. 

В этом смысле пресс-конференцию главы государства можно рассматривать как этакий сигнал «слушайте все!». И как повод для оглашения некоторых программных наметок. Хотя сам Путин настойчиво избегал возводить сказанное им в ранг программных целей. Тем не менее за таковые можно смело посчитать развитие инфраструктуры, здравоохранение, образование, высокие технологии, повышение производительности труда:

– Я уже много раз говорил о том, какой хочу видеть Россию. Еще раз скажу: она должна быть устремлена в будущее, должна быть очень современной. Политическая система должна быть гибкой, а экономика построена на высоких технологиях. Производительность труда должна сильно возрасти…

Такова завтрашняя повестка действующей власти, оглашенная на пресс-конференции президентом России.

А вот претендентка в кандидаты Ксения Собчак, похоже, надумала включить встречу президента с прессой в собственную предвыборную кампанию. Путин ее вежливо и даже ласково осадил:

– Смысл не в том, что кто-то не созрел для чего-то, а в том, что оппозиция должна выйти с ясной, понятной людям программой позитивных действий. Вы идете против всех. А это что, позитивная программа? Вы хотите, чтобы мы жили от одного Майдана к другому? Мы не хотим же, чтобы Россия превращалась в Украину? Уверен, что большинство жителей России этого не хочет. И этого не допустит. А конкуренция, конечно, должна быть. И обязательно будет…

Так и не получилось превратить пресс-конференцию в предвыборный митинг. И косички а-ля Тимошенко заплетались зря. И красное платье не помогло выделиться. Тем более что немалая часть женской аудитории оказалась в подобных платьях. А что такое для женщины увидеть похожий наряд на другой женщине?

В общем, выбили Ксению Анатольевну из колеи, оставив ей возможность высказываться в фойе перед провинциальными телеканалами. Но то уже были, как говорят французы, «мысли на лестнице». 

Впрочем, одно большое дело она уже сделала. Своим появлением в предвыборной кампании затмила харизматичного Навального. Вот кто, будучи безудержным популистом, действительно опасен для России. Как свидетельствует наш разнообразный и далеко не всегда позитивный опыт, именно популисты и неукротимые властолюбцы неизменно заводили страну в трясину. 

А Ксения Собчак вполне способна вырасти в государственного деятеля. Прогресс в ее движении от безголовой светской львицы к образованной и толковой журналистке очевиден. Теперь бы еще проблемы России и россиян увидеть не из окна редакции «Дождя». А то ведь пока вопрос о цене проезда в метро претендентку в тупик ставит. В отличие от того, кому она бросает вызов.

Путин же совсем не зря вспомнил про конкуренцию. Чувствуется, что мысль о системе преемственности власти все сильнее занимает его. В этом смысле его оговорка в диалоге с татарской журналистской, когда он ошибся, прочитав вместо «бабай» (дедушка) «байбай», что означает «прощай», – весьма показательна. Конкурентов нашему гаранту пока действительно не просматривается. 

В России «бай-бай» говорили многим, прогоняя кого с трона, а кого из властного кабинета. А вот тех, кому могли сказать «хай» (привет), почти не было. Что, несомненно, является одним из серьезных изъянов российской системы власти. И если в течение своего следующего срока – а в том, что Путин будет избран, победив в честной борьбе, я думаю, сомнений нет – он сумеет, помимо решения всех прочих задач, определиться еще и с преемственностью на основе здоровой конкуренции, самое достойное место в российской истории ему будет обеспечено.