Правление Ассоциации СМО РО обсудило и проблему большинства сельских поселений Ростовской области – наличие на их территории так называемых гидротехнических сооружений – ГТС.




Большинство ГТС давно не выполняют тех функций, для которых когда-то предназначались.

– В настоящее время фактически нет реальной информации о состоянии самих ГТС и соответствии сооружений тем функциям, для которых они предназначены. Большинство ГТС – обычные земляные валы. Они не несут никакой угрозы, и толку от них при угрозе затопления тоже никакого не будет. Воды там, где они стоят, давно нет, – подчеркнул заместитель председателя СМО РО, председатель палаты сельских поселений, глава Покровского сельского поселения Неклиновского района Владимир ­ГОРДИЕНКО. – А в государственном Реестре они все еще числятся сооружениями выше IV класса опасности, а это – высокие требования к их содержанию и существенные расходы местного бюджета. А еще часть ГТС остаются бесхозяйными. Но сколько их? Минприроды и Росреестр не дают точную цифру.

Все главы администраций – многие уже не раз оштрафованы за отсутствие документов на ГТС – настаивают на проведении их инвентаризации, предлагают провести ее совместно с министерством природных ресурсов и экологии Ростовской области и Северо-Кавказским управлением Ростехнадзора, чтобы выявить реальное положение дел и подсчитать требуемую сумму бюджетных средств на выполнение требований закона. Надо знать, где ГТС представляют реальную угрозу и сколько надо денег, чтобы их содержать.

Надо отметить, что в предыдущие годы большинство бесхозяйных ГТС в приказном порядке были переданы на баланс муниципалитетов. Многие ГТС десятилетиями до этого не ремонтировались, не имели современных средств обеспечения их безопасности и документов, соответствующих требованиям ФЗ «О безопасности гидротехнических сооружений». А ФЗ требует от собственника выполнения как минимум 15 мероприятий. Даже ликвидировать ГТС, не соответствующее обязательным требованиям, можно только оформив по всем законам. Для сельского поселения это – фантастические затраты.

Что интересно: на каждую ГТС требуется шесть документов. Самый главный – Декларация безопасности, которая должна готовиться за счет средств дотационных местных бюджетов. При этом в программе правительства РО по проведению капремонта или разработки проектно-сметной документации в перечне рисков для населения, связанных с ГТС, один из главных – «ограниченные возможности местных бюджетов на реализацию мероприятий по разработке проектов на выполнение капитального ремонта и реконструкции ГТС, а также на разработку деклараций безопасности ГТС». Записано честно и правильно. Только от этого не легче ни главам администраций поселений, ни людям, которые из-за нищеты поселений теоретически могут подвергнуться рискам.

Зато контрольно-надзорные органы, не обращая внимания на реальное положение дел с местными финансами, либо обязывают органы местной власти через суды тратить деньги на указанные цели, либо штрафуют руководителей администраций, причем на немалые суммы. По представлению прокуратуры Егорлыкский районный суд обязал администрацию Объединенного сельского поселения Егорлыкского района подготовить пакет документов, стоимость которого составляет 4 миллиона 250 тысяч рублей. А собственные доходы в бюджете поселения в среднем за год составляют 5 миллионов 310 тысяч рублей. Так что выполнить решение суда за счет собственных средств не предоставляется возможным.

Известно, что стоимость пакета документов для одной ГТС – от 1 млн рублей и выше, а в муниципалитетах, как правило, несколько ГТС. Будут ли депутаты собраний сельских поселений, утверждая скромный бюджет, голосовать за неподъемные расходы? Ведь деньги на ГТС надо забрать из таких статей, как ремонт тротуаров, дорог, электроосвещение…

Разве от количества выставленных штрафов у сельских поселений появляются дополнительные возможности финансирования ГТС? Пора решать эти вопросы по-государственному: изыскивать деньги в вышестоящих бюджетах и направлять их адресно на ГТС, или же полномочия органов местного самоуправления по ГТС передать на другой уровень власти.