Человек на фотографии — Михаил Васильевич Рычнев, не олигарх и не преуспевающий бизнесмен, а простой, как он сам себя называет, фермер из весьма удаленного от столицы Дона хутора Грачев, что в Боковском районе.

Несколько лет назад  довелось мне познакомиться с этим обладающим крепким, отменно отлаженным хозяйством «простым фермером». Теперь пути репортерские приводят на боковскую землю в очередной раз, и как тут не проведать знакомого…

— Половиной всей пахотной земли района распоряжаются фермеры, — объясняет по пути в Грачев заместитель главы районной администрации, начальник отдела сельского хозяйства и охраны окружающей среды Сергей Иванович Фадеев. — Их хозяйства очень разные, и нынешнее время тоже переносят по-разному. Ко всему, живем мы в зоне рискованного земледелия, где суточные перепады температуры порой составляют десятки градусов. Выстоять в такой обстановке, само собой, легче крепким. Таких у нас довольно много: Рычнев, Копылов, Сухарев, Ступников…

Гостей фермер встречает у въезда в свое образцово обустроенное крестьянско-фермерское «гнездо», которому свежевыпавший снег придает почти праздничный вид. Здесь безлюдно, поскольку весь личный состав, насчитывающий семь механизаторов и водителей, находится в зимнем отпуске, традиционном для крестьян всех времен и народов.

— Команда у меня все та же, постоянная, вам знакомая, — рассказывает Михаил Васильевич. — Демешко Борис, Жакслыков Андрей, Миронов Николай, братья Говорухины, Сергей Абакумов. Сколь-либо серьезных изменений у нас не случилось. Пшеничкой последних двух лет особо не похвастаешь, так что удивлять, по сути, и нечем. Переходящий запас зерна, конечно,  имеется. Для пайщиков и для стратегического оперативного  резерва. В позапрошлом году поучаствовал в интервенции, удачно сдал на торгах фуражное зерно. Долгов у меня нет, кризис потому  не «укусил», но и все финансы уже на исходе. Каков, спрашиваете, настрой? Удалось вот запастись удобрениями, топливом для  проведения весенней посевной и  жатвы в полном объеме, а  дальше вся надежда на озимую пшеницу.  474 гектара засеяли осенью первой репродукцией элитных сортов из Зернограда: «Гарант», «Станичная», «Ростовчанка 5». Так что, если и говорить о каком-то оптимизме, то очень и очень осторожно. 

Производственная база фермы со времени моего прошлого ее посещения обзавелась двумя первоклассными хранилищами. В комплексе с двумя имевшимися раньше очень солидно смотрятся. И машинно-тракторный парк Рычнева выглядит весьма солидно. От всех непогод надежно укрыты под навесом три легких пропашных трактора «Беларусь» МТЗ-82, мощные МТЗ-2022 и Т-150, два комбайна «Дон», ростсельмашевский ветеран полей СК-5, бережно ухоженный, особо любимый хозяином. Наглядно видно, что есть у Рычнева на чем «рулить» по имеющимся сегодня 1292 гектарам. Почти двадцать  лет назад он начал фермерствовать всего-то на 57 гектарах, имея тогда помощницу-жену и единственный ДТ-75…

Удивить приезжего корреспондента Михаилу Васильевичу все же удается, когда он приглашает нас в личный кабинет своего отвечающего всем стандартам современности уютного дома. Оказывается, в последнее время к жизненным пристрастиям «простого фермера» — рыбалке и охоте — добавилась еще и цифровая фотография. Вполне по силам персональную выставку развернуть.

— Какая там выставка, — отнекивается Рычнев. — Это я для собственной души, для удовольствия, можно сказать. Да и кому будут интересны, к примеру, фото озимой, ячменя, разноцветья?

Не знаю, как кому, а мне интересны и виды непаханой верхнедонской земли, и улепетывающий от проселка перепуганный зайчишка, и почти невероятной чистоты поля «простого фермера». Да еще и настоящий фотогербарий, составленный из «портретов» шалфея, ковыля, соцветий подорожника, живучки, кровохлебки, колокольчика, шиповника, лапчатки, душистого горошка. Конечно же, есть тут и завидного вида пшеница, и годящийся для выставки любого ранга ячмень, и радостно цветущий подсолнух. На одной из фотографий — зеленое поле какой-то совершенно неизвестной мне сельхозкультуры.

— Это лен, очень красивое растение, да еще, оказывается, и выгодное, малозатратное, — поясняет Михаил Васильевич. — Впервые опробовал его  в минувшем году, теперь займусь по-серьезному. Пользуется лен хорошим спросом, по цене сопоставим с подсолнечником, но в отличие от него не истощает землю, можно постоянно засевать его даже на одном и том же месте. Ко всему не требует абсолютно никакой дополнительной обработки и ухода с момента посева. Поработал весной — до урожая на поле делать нечего. На эту культуру, возможно, имеет смысл сегодня перепрофилироваться полностью.

В конце нашей встречи я, на всякий случай, спрашиваю Рычнева, стоит ли о такой чудо-культуре писать. Не бросятся ли, прочитав, многие селяне в льноводство, чем составят ему нежелательную конкуренцию.

— Пускай себе, — разрешительно машет рукой Михаил Васильевич. — Было б людям на пользу! Когда-то половину Руси льном засевали да всю Европу в него одевали. Никто не жаловался. И я не буду.