Говорят, это был авиаконструктор от бога. У Георгия Михайловича Бериева, генерального конструктора, создавшего лучшую в мире гидроавиацию, идеи рождались практически ежеминутно. И если сегодня мы видим самолет, который с одинаковой легкостью взлетает как с воды, так и на суше, можете с уверенностью говорить — в линиях его фюзеляжа воплощены замыслы авиаконструктора из Таганрога.

Бериев был одним из тех легендарных конструкторов, которые могли появиться только в условиях промышленной модернизации. В этих условиях даже при социализме, который, казалось бы, не предусматривал капиталистического понятия «конкуренция», существовало реальное соперничество конструкторских идей. В той же авиационной промышленности работало сразу несколько крупных КБ. Например, в истребительной авиации за господство в советском воздушном пространстве боролись сразу несколько КБ — Поликарпова, Яковлева, Лавочкина, Микояна и Гуревича, Сухого. В бомбардировочной, военно-транспортной, пассажирской авиации за государственные заказы конкурировали КБ Ильюшина, Туполева, Мясищева, Антонова. Это была большая борьба гениальных конструкторов, поэтому российская авиация тогда была как минимум не хуже любой другой в мире. А по ряду позиций даже превосходила мировые достижения.

Георгий Бериев занимал особое место. В сущности, его КБ, официально называвшееся Центральным конструкторским бюро морского самолетостроения, работало на стыке разных технических направлений. Потому что гидросамолет — это и летательный аппарат, и корабль одновременно. В плане инженерно-конструкторских разработок и продвижения новых технических идей ЦКБ Бериева фактически прямо конкурировало с Западом. В мире было не так уж много фирм, добивавшихся реального успеха в этом наиболее трудном секторе авиации.

России в этом смысле повезло. У нее был Георгий Михайлович Бериев, которого, похоже, сама судьба назначила создателем отечественной гидроавиации. Только представьте —он был студентом авиационного отделения кораблестроительного факультета Ленинградского политехнического института. Уже в этом длинном названии есть все необходимые будущему конструктору необычной техники сочетания! Знания и технический кругозор Бериева были обширны — как раз то, что необходимо для создания гидросамолетов. Помогло и знакомство с зарубежным опытом — Георгий Михайлович начинал свою деятельность под руководством французского коллеги П. Ришара. Таким образом, когда в 1934 году Бериева направили в Таганрог, чтобы он возглавил ЦКБ морского самолетостроения, у него был весь необходимый багаж знаний и новых идей, чтобы приступить к созданию российской гидроавиации.

С 1934 по 1968 год под руководством Бериева, на основе его передовых идей, разработок, гениальных технических решений, было создано 18 типов летательных аппаратов – от летающих лодок до самолетов-амфибий. В каждой бериевской машине есть эксклюзивно российские технические решения — то, что сегодня называется ноу-хау.

Разумеется, это не значит, что все до последнего узла Бериев изобретал сам. Гениальность главных конструкторов прошлых лет в другом – они умели формировать коллективы единомышленников. Многие ветераны вспоминают, как Бериев относился к молодым специалистам, приходившим в ЦКБ из авиационных институтов. Он лично встречался с каждым в своем кабинете. Георгий Михайлович, носивший звание генерал-майора, обычно был одет в китель офицера морской авиации. Начинающие инженеры смущались при виде генерала, но неловкость проходила, когда Бериев просто, с вниманием расспрашивал об учебе, о том, в каком направлении молодой специалист хотел бы работать. Определив новичков в отделы и на производственные участки, Георгий Михайлович затем часто посещал каждого молодого специалиста прямо на его рабочем месте, интересовался, как идет работа. Оценивал, искал перспективных. И, найдя таковых, сразу поручал самостоятельное ответственное задание. Например, одному из таких специалистов, пришедших из Харьковского авиационного института, дал довольно сложное поручение — разработать систему заправки Бе-12 топливом на плаву от танкера или подводной лодки. Параллельно точно такое же задание было дано и другому молодому инженеру. А затем оба должны были защитить свои проекты перед самим главным и своими более опытными коллегами. Кстати, первая разработка победила, ею оснастили Бе-12, а сам молодой специалист при поддержке Бериева высоко продвинулся по профессиональной лестнице.

Самолеты Бериев знал до последнего винтика. Был случай, когда он сам решил проверить работу системы рулевого управления, сел в кабину летчика и обнаружил некий серьезный дефект. Несколько дней бригада, отвечавшая за разработку системы, искала, где допустила оплошность. В результате обнаружилось, что узлы и детали были изготовлены с допуском «в плюс», из-за чего рули «клинило».

В сущности, именно КБ Бериева разработало и испытало одну из первых модификаций крылатой ракеты — или, как ее тогда называли — самолета-снаряда. Это изделие должно было стать ударным оружием советских боевых судов. А что говорить о легендарном самолете Бе-30! Рассказывают, что эта машина, созданная как пассажирский лайнер для внутренних авиалиний, могла составить серьезную конкуренцию пошедшим в серию и широко известным ЯК-40 и Ан-28. Вот факт: Бе-30 в 1969 году участвовал в парижском авиасалоне, за сутки – туда и обратно — выполнив полет по маршруту: Москва — Вильнюс — Берлин — Копенгаген — Амстердам — Париж. Этот самолет по многим летно-техническим характеристикам превосходил своих соперников, но, к сожалению, в результате того, что мы назвали бы сегодня недобросовестной конкуренцией, так и не был запущен в серию. Зато уже в 90-е годы был заново восстановлен, показан на российских и зарубежных выставках и снова, как тогда, произвел неизгладимое впечатление.

Заслуга Бериева еще и в том, что он на многие годы вперед заложил крепкие основы конструкторской работы в российской гидроавиации. И сегодня, в XXI веке, качество работы конструкторов ТАНТК им. Г.М. Бериева — на высоте. Это подтвердило участие таганрогских разработчиков в создании пассажирского лайнера «Суперджет» Сухого. В процессе испытаний у этого самолета было много проблем, и только те системы, которые сконструированы в Таганроге, работали безотказно.

13 февраля в актовом зале ТАНТК им. Г.М. Бериева собрались работники предприятия и ветераны. Чествовали Георгия Михайловича Бериева. На стене перед собравшимися висел его портрет – спокойный, улыбающийся человек в генеральском мундире. И взгляд как будто говорит – не падайте духом, коллеги, российская авиация еще воспрянет. Будем жить!