Вокруг хутора Савоськин, что в Зимовниковском районе, взялись распахивать пастбища, которых плуг не касался сотни лет. Коренные жители опасаются, что из-за этого окрестности через десяток лет превратятся в полупустыню. 

Пастбища – под плуг, коров – под нож!

Полтора года назад в газете «Наше время» (№ 68 от 13 февраля 2019 года) появился один из первых проблемных материалов о распашке пастбищ и сокращении поголовья коров с очень похожим заголовком «Пастбища - под плуг, коров – под нож?». И речь в нем шла, в том числе, и о Зимовниковском районе. Но тогда, обратите внимание, в заголовке стоял знак вопроса. Сегодня процесс уничтожения пастбищ, а следом и животноводства уже набирает серьезные обороты. К нынешней весне в «Племзаводе имени Кирова» вынуждены были сдать на бойню каждую десятую корову племенного маточного поголовья. Если пастбища вернуть не удастся, на очереди - ликвидация большей части животноводства, сокращение рабочих мест. 

Но скот – дело наживное. Самая большая беда в том, что распаханные пастбища через десяток лет превратятся в полупустыню.

На прошлой неделе в хуторе Савоськин в ООО «Племзавод имени Кирова» должно было состояться общее собрание трудового коллектива. На повестке дня – вопрос выживания: сохранение хозяйства, как такового и целого традиционного направления – разведения племенного скота калмыцкой породы. Но собрание пришлось отменить из-за коронавируса. А вот письма, как и планировали, губернатору Василию Голубеву, в Законодательное собрание Ростовской области, в областную прокуратуру люди написали. Потому что предприятие, сохранившее в своей структуре животноводство и имевшее до недавнего времени 14 тысяч гектаров земли, оказалось на грани гибели. 

Чья тень над хутором?

… Некоторое время назад – в 2018 году - объявились у директора племзавода имени Кирова Сергея Литвинова представители агрохолдинга и предложили взять хозяйство под надежное крыло. Директор собрал народ, чтобы посоветоваться. Но людям все было ясно без разговоров, у них живой пример перед глазами: куда холдинги заходят, идет уничтожение животноводства, сокращение рабочих мест, распахиваются пастбища. И «под крыло» не пошли.



Зато после этого прецедента пошли слухи в поселении, что предприятие все равно скупят частями, землю заберут. Потом по хутору листовка разошлась, которой пенсионеров запугали: мол, кто из собственников свою землю до 2020 года не отмежует, государство ее у того отберет. А земля-то вся в общедолевой собственности, ее как отдали предприятию после расформирования колхоза, так оно ее и обрабатывает. Фермеры в свое время забрали всего 2 тысячи гектаров из 16. Листовка людей буквально с ума свела. Откуда у пенсионеров деньги лишние на межевание? А если без межевания все равно отберут, так лучше – продать. Вот и началась активная скупка-продажа паев. Очень кстати объявился в Савоськине и предприниматель - раньше зерно скупал, теперь за паи взялся. 

Директор «Племзавода имени Кирова» Сергей Литвинов родился в хуторе Нововеселый, что всего в восьми километрах от Савоськина. Колхоз имени Кирова вырастил его, как директора: учиться послали на агронома, стипендию платили. С теми, кто сегодня на предприятии работает, Сергей Иванович вместе, считай, всю жизнь. Потому сохранить рабочие места для земляков и животноводство для страны считает своим долгом.
Директор «Племзавода имени Кирова» Сергей Литвинов родился в хуторе Нововеселый, что всего в восьми километрах от Савоськина. Колхоз имени Кирова вырастил его, как директора: учиться послали на агронома, стипендию платили. С теми, кто сегодня на предприятии работает, Сергей Иванович вместе, считай, всю жизнь. Потому сохранить рабочие места для земляков и животноводство для страны считает своим долгом.

– По сути у нашего предприятия втихаря изъяли почти 2250 гектаров пашни и пастбищ. Скупили у пенсионеров, наследников, выехавших из хутора, примерно 100 земельных паев, нарушив законное право действующего предприятия на первоочередное приобретение арендованных им земель. Более того: в одностороннем порядке собственники участков, не извещая племзавод, расторгают договора аренды. Но мы об этом ничего не знаем. Поля были обработаны, к севу подготовлены, удобрения в них внесены… И - здравствуйте вам, убирать урожай зарится новый хозяин.

Обращение в суд не помогло. Как это ни парадоксально, арбитражный суд Ростовской области не учел, что приобретенные предпринимателем земли находятся в аренде до 2023 и до 2024 года, что предприятие-арендатор не отказывалось от своего первоочередного права приобретения используемых участков и не расторгало договор аренды на перекупленные участки. 

Лишившись таких площадей, пришлось принять жесткое решение – ликвидировать 180 голов КРС, сократить, соответственно, и скотников. 

Земли бывшего колхоза в начале 90-х так разделили, что каждому работнику досталось по 16 гектаров пашни и по 5 гектаров пастбищ. А теперь новый хозяин доставшиеся ему пастбища распахал. Купленные же участки отмежевал так, что «разорвал» поля предприятия на лоскуты. Как с таким «кроем» соблюдать севооборот? Как гурты скота от животноводческих точек к пастбищам перегонять? В племзаводе на сегодняшний день около 3 тысяч голов КРС. Теперь им либо по воздуху на пастбища придется летать, либо на бойню отправляться.

В чем подвох?

Люди опасаются, что скупщик земель может подвести их предприятие под банкротство. 

- Когда с обмана начинают – а в листовке вранье по поводу изъятия не отмежеванной земли государством у собственников, значит, нечистое дело затеяли, - рассуждают работники предприятия.

Главный ветеринарный врач племзавода Василий Гречко как свою личную беду переживает гибель пастбищ: «Все распахали, раньше для скота прогоны были через все районы вдоль дорог. Теперь скоту ходить негде. Но кто-то же должен подумать о том, что стране не только хлеб нужен, но еще молоко и мясо».
Главный ветеринарный врач племзавода Василий Гречко (первый слева) как свою личную беду переживает гибель пастбищ: «Все распахали, раньше для скота прогоны были через все районы вдоль дорог. Теперь скоту ходить негде. Но кто-то же должен подумать о том, что стране не только хлеб нужен, но еще молоко и мясо».

- Схема захвата территорий легко прослеживается. Не только пашня и пастбища - цель скупщика, - с горечью констатирует директор Литвинов. – Мы узнали, что он произвел межевание земель, которые расположены вокруг наших производственных помещений. Пока мы, в первую очередь, поселению помогали, межевали участки, на которых расположены Дом ветеранов, детский сад, спортивный комплекс, сельская администрация, предприниматель отмежевал территорию вокруг бригады, складских помещений, весовой, практически все подъездные дороги. Собирается также взять их в аренду, мол, они ему нужны для производственных нужд. Как наша техника в ремонтные мастерские попадет? По воздуху? Как рабочие к производственным помещениям подойдут? Судиться за каждый клочок земли, что ли?

Им есть, что терять

2.jpgВладимир Половко – слесарь-наладчик зерноочистительной техники родился в Савоськине, прожил здесь практически всю жизнь, также, как и механизатор Анатолий Мешков. Оба настроены решительно: чужая земля нам не нужна, но и нашу степь – не троньте!
Владимир Половко – слесарь-наладчик зерноочистительной техники родился в Савоськине, прожил здесь практически всю жизнь, также, как и механизатор Анатолий Мешков. Оба настроены решительно: чужая земля нам не нужна, но и нашу степь – не троньте!

Владимир ПОЛОВКО – слесарь-наладчик зерноочистительной техники родился в Савоськине, прожил здесь практически всю жизнь. Было время – пришлось поездить по стране, но лучше места не встретил. Говорит: «Наша степь – особенная, здесь горечь полыни – и та приятна». Теперь у него большие опасения, что скоро ни целинной степи, ни полыни вокруг хутора не останется. 

- Я живу на окраине. Приехали недавно новоиспеченные хозяева, привезли какую-то карту и объяснили, что целина вплоть до дворов будет распахиваться. Они уже балки распахали, природоохранную зону рядом с прудами – тоже распахали. Теперь к хутору каким-то образом подобрались, - возмущен Владимир Ильич. – Как это получилось? Да потому что с землями – бардак полнейший. Мы не знаем толком, где сегодня чьи земли находятся. Свои паевые земли выделить не могу – четвертый раз сдаю документы кадастровому инженеру, он все не может разобраться с ними.

Анатолий Мелащенко работает слесарем
Анатолий МЕЛАЩЕНКО - тоже слесарь. А каждую уборочную страду – за штурвалом комбайна проводит. Его слова приводим без ретуши.

- Труба дело. Хозяйство жалко. Люди у нас живут нормально. Если сейчас предприятие развалят, что делать? У меня младший сын школу заканчивает, его учить надо. Брат бригадиром здесь работает. Наш отец бригадиром в колхозе был. Для нас наш хутор – это все. А теперь кто-то хочет раздербанить хозяйство, отнять у людей работу, жизнь семьям поломать.


Анатолий Мелащенко работает слесарем, но каждую уборочную страду садится за штурвал комбайна. Уверен, комбайнер - не профессия, а призвание. И наградами своими он гордится. Этот снимок сделан, когда губернатор Василий Голубев вручал ему медаль «За доблестный труд на благо донского края». Награжден он также медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» второй степени. Много благодарственных писем от министерства сельского хозяйства Ростовской области, России. И теперь комбайнер по призванию просит защитить хозяйство от временщиков.

Сын Анатолия Мелащенко - Евгений - с тринадцати лет на комбайне у отца штурвальным. Как сложится его судьба завтра, если с хозяйством беда случится?
Сын Анатолия Мелащенко - Евгений - с тринадцати лет на комбайне у отца штурвальным. Как сложится его судьба завтра, если с хозяйством беда случится?

Старший скотник, заслуженный работник сельского хозяйства России Алексей Егорович Черевиченко (первый слева) уверен, что без степи, без целинных пастбищ не выживут хутора восточных районов.
Старший скотник, заслуженный работник сельского хозяйства России Алексей Егорович Черевиченко (первый слева) уверен, что без степи, без целинных пастбищ не выживут хутора восточных районов. 

- С такими «соседями» жить рядом сложно, - говорит старший скотник, заслуженный работник сельского хозяйства России Алексей ЧЕРЕВИЧЕНКО. – Люди здесь временщикам не нужны. Им нужна земля.

Владимир КУРГУЗКИН переехал с семьей в хутор Савоськин из племзавода «Прогресс», когда там пошло на спад животноводство:

- Сначала овец убрали – не выгодно, потом – весь племенной скот. На этом племзавод и закончился. А целину распахали. Обещают, что на месте пастбищ будет цветущий рай. Но природоведение мы еще в четвертом классе начальной школы проходили и до сих пор помним. Я ведь животновод в третьем поколении, 30 лет трудового стажа. Не получится так рая!

Династия животноводов Кургузкиных: в семье все мужчины служили в армии. Яков Афанасьевич, Николай Яковлевич, Владимир Николаевич, Павел Владимирович – пока – военнослужащий.
Династия животноводов Кургузкиных: в семье все мужчины служили в армии. Яков Афанасьевич, Николай Яковлевич, Владимир Николаевич, Павел Владимирович – пока – военнослужащий.

Хозяйства не будет – уволюсь!

Вполне возможно, что глава администрации Савоськинского сельского поселения Игорь ФРОЛЕНКО, сильно погорячился, когда так сказал: «В тот же день, когда развалят хозяйство, я буду вынужден оставить свой пост». Но не бросит же он, если такое случится, своих земляков! Ведь сам родом из Савоськина и главой администрации сюда работать пошел только для того, чтобы людям помочь. 

Глава администрации Савоськинского сельского поселения Зимовниковского района Игорь Фроленко: «В сельском поселении, удаленном от областного центра на 385 километров. можно прожить только при поддержке крепкого коллективного социально ориентированного хозяйства».
Глава администрации Савоськинского сельского поселения Зимовниковского района Игорь Фроленко: «В сельском поселении, удаленном от областного центра на 385 километров. можно прожить только при поддержке крепкого коллективного социально ориентированного хозяйства».

Но его эмоции понять можно. «Племзавод имени Кирова» для поселения - градообразующее предприятие. И вымаливать помощь у руководства, у людей здесь не надо. Сами навстречу идут. Нужны средства на реконструкцию памятника воинам Великой Отечественной – племзавод перечислил, надо детскому саду, школе помочь – всегда пожалуйста. Мусор вывезти, вышедших на субботник людей техникой обеспечить - без вопросов. Поддержку спортивной команде оказать – кто, если не племзавод.

- А когда зимой наши хутора от мира отрезаны, кто по 20 километров дорог чистит вплоть до границ соседнего сельского поселения? Техника и работники племзавода. А не дай бог, где полыхнет пожар? От нас пожарная часть в 60 километрах. Пока доберется сюда расчет – одни угольки останутся. А в племзаводе хоть и видавшая виды, но есть пожарная машина, всегда ухоженная, всегда наготове, есть водовозка, есть помпа и насос.

Не надо забывать, что все жители поселения пользуются привозной водой. И большую ее часть обеспечивает опять же племзавод имени Кирова. Нет у нас и специализированной службы для погребения. Но и здесь племзавод отдает должное памяти земляков, - рассказал о партнерстве с руководством предприятия Игорь Анатольевич.

 О том, что далеко не все холдинги такой отзывчивостью отличаются, наслышан. И уверен: если хозяйства не будет, бессмысленно работать. 

Потому сегодня не только у животноводов племзавода, но и у главы администрации поселения вся надежда – на кассационную инстанцию арбитражного суда. И еще Фроленко уверен, что такие градообразующие предприятия должны быть надежно защищены законом от временщиков, так же, как и пастбища. 

Видео автора