Год назад в нашей газете было опубликовано интервью Адама Батажева, генерального директора фирмы «Руслан», депутата Законодательного собрания области «Бриллиантов по пять рублей не бывает».

Он предостерегал тех, кто мечтал выгадать и в кризис купить жилье подешевле: «Вас обманут!». Потом СМИ запестрели сообщениями об обманутых дольщиках… Что происходит на строительном рынке сегодня? — спросили мы Адама Ясаевича.

— Строительство — это локомотив и барометр экономики. Отрасль весьма капиталоемкая, требующая вложений со стороны. В докризисное время многие инвестировали в строительство. Люди вкладывали деньги в покупку квартир, те росли в цене… Сами строительные организации работали в том числе и на заемные средства. Это было выгодно. Потом грянул кризис.

Кредиты стали для нас не доступны, инвесторы в виде пайщиков ушли с рынка. Цены на жилье пошли вниз. Сегодня покупательская способность на первичном рынке жилья, по сравнению с докризисным периодом, снизилась примерно в четыре раза. О покупке или аренде коммерческой недвижимости и говорить нечего: спрос на нее почти равен нулю. На ситуацию в строительстве повлияло не лучшим образом и резкое повышение стоимости арендной платы за землю, она выросла примерно в три раза. И хотя администрация идет строителям навстречу в плане выплат долгов, нас это не спасает. Сегодня в области около 80% строительных компаний практически простаивают без работы. Максимум, работают на 20-25% от своих возможностей, и то за счет запаса прочности, накопленного в прошлые годы.

— Но ведь материалы подешевели очень сильно…

— Да, на 40-45%. Но пропорционально снизились цены и на нашу продукцию. Например, наша фирма раньше предлагала жилье во 2-м поселке Орджоникидзе по 45-47 тысяч за квадратный метр, сегодня — за 34… Ситуация в отрасли остается достаточно сложной. И проблема дольщиков — тоже. Она, на мой взгляд, пока не проявилась в полном объеме. Нам известно о крупных компаниях — ВАНТ, «Монолит», «Панельстрой», где много дольщиков. Но ведь есть мелкие компании, дольщиков там меньше, и они пока молчат. Потому что боятся ничего не получить — ни денег, ни жилья. Кстати, признание строительных компаний-застройщиков банкротами делают такой финал более чем вероятным.

— Неужели выхода нет?

— Его нужно искать. И во многом это зависит от позиции местных властей. Недавно в Интернете прошла информация о том, как глава города-курорта Сочи Анатолий Пахомов решил проблему с многочисленными обращениями сочинцев, которые не увидели обещанных квартир.

Дольщики подписали договоры с компанией из Ростова-на-Дону (ВАНТом), которая обязалась возвести здесь несколько жилых комплексов. Но дома не построены.

Чтобы помочь обманутым дольщикам, мэрия высказала готовность пойти на легализацию участков, которые были выделены застройщикам с нарушениями.

— Мы вынуждены узаконить беззаконие, но делаем это в первый и последний раз, — сказал глава города.

Мэр Сочи встретился с генеральным директором ВАНТа и поставил ему ряд условий. В том числе — где угодно изыскать деньги для завершения строительства. В то же время, несмотря на эту договоренность, администрация города обратилась в прокуратуру…

— Странное решение: «Узаконить беззаконие»!

— Я уверен, что чиновники сочинской мэрии очень хорошо подумали, все просчитали и нашли способ обезопасить себя. Тот вариант, который они выбрали, дает дольщикам шанс. По этой схеме они превращаются в реальных владельцев земли и строящегося здания. Они получают право самостоятельно решать, что делать дальше. То ли нанимать другого застройщика, то ли продавать и землю, и здание… В противном случае свои права и деньги люди теряют. Хотя, конечно, есть тут и вина самих дольщиков.

Когда ко мне, как к депутату законодательного собрания, приходят люди и начинают жаловаться, что их обманули, я первым делом смотрю договор и, когда вижу, что цена в нем была заявлена нереально низкая, обязательно спрашиваю: «Правда ли вы верили, что по такой цене можно приобрести недвижимость?» Почти все говорят о том, что цена им казалась фантастической, но они понадеялись на авось. Если вам предлагают жилье ниже 30-32 тысяч за квадратный метр на окраине или 38-40 тысяч за квадратный метр в центре, это должно насторожить. Бесплатный сыр, как вы сами знаете, бывает только в мышеловке.

Сегодня многие стройки заморожены. И тому причиной далеко не всегда является непорядочность подрядчиков. Зачастую строители не могут продолжить работу потому, что у них из-за кризиса нет средств.

— Говорят, что проблему обманутых дольщиков можно будет решить за счет создания саморегулируемых организаций (СРО)…

— На территории Ростовской области около 6 тысяч строительных организаций, около 200 — большие и средние. Все они могут быть допущены к торгам, потому что имеют лицензию. Теперь же допуски к работе будут выдавать СРО. В них пока вступило лишь чуть больше 500 организаций. Дело в том, что вступление в СРО — процесс сложный, дорогостоящий. Для вступления нужно сделать немалый взнос. Маленькие организации позволить себе этого не могут. И это, думаю, приведет к оздоровлению системы. Кроме того, саморегулируемая организация предполагает коллективную ответственность входящих в нее компаний, в том числе и материальную, за выполнение обязательств. Это помешает недобросовестным участникам конкурсов демпинговать на торгах. И это означает, что у обычных граждан станет больше гарантий на получение высококачественного жилья. Повысится социальная ответственность бизнеса.

— В последнее время призывы к бизнесу взять на себя социальную ответственность звучат очень часто.

— Вы удивитесь, но бизнес это уже давно сделал. В частности, та же подготовка кадров. В свое время система профтехобразования перестала нормально работать. Училища есть, но со слабой базой, очень непрестижные… И строительные фирмы сами занялись обучением работников. Благодаря предпринимателям уже выросло новое поколение специалистов-строителей. Например, в нашей фирме — две возрастные группы сотрудников: от 45 до 60 и от 20 до 30 лет. А вот группа от 30 до 45 практически выпала. Это — «перестроечный след». Так вот, мы уже подготовили новых молодых специалистов, которые могут эту брешь перекрыть. Мы берем совсем «зеленых» ребят, учим полтора-два года и внимательно при этом за ними наблюдаем. У наиболее толковых появляются серьезные перспективы роста.

— И они уходят туда, где им больше заплатят, — очень знакомая картина. Такое наблюдается во многих отраслях.

— До кризиса, когда в отрасли катастрофически не хватало рабочих рук, фирмы шли на то, чтобы переплачивать нужным работникам, сейчас такой возможности нет. Когда рынок рос, на работу брали всех подряд, сейчас — нет. А потом, наша фирма, сохраняя не самый высокий уровень зарплат в отрасли, практически не сталкивается с таким понятием, как текучесть кадров.

— Поделитесь секретом.

— А мы и не делаем из этого тайны. У специалиста, который нужен фирме, есть очень хорошая перспектива. Проработав на линии два-три года, человек реально получает квартиру. То же — с высококлассными рабочими дефицитных специальностей: экскаваторщиками, крановщиками, хорошими плотниками-бетонщиками… Моей компании «Руслан» в будущем году — 20 лет, и за это время очень мало кто увольнялся от нас по собственному желанию. Я своим работникам личные машины покупаю!

— В порядке благотворительности?!

— Нет. Фирме это выгодно. Стоимость машины составляет где-то 20% от суммы, которая тратится на ее содержание и обслуживание. А человек, который получает машину, начинает относиться к ней не как к казенной, а как к личной. Он ее бережет. Я не содержу шоферов. Сотрудники мобильны, никаких аргументов типа «не успел», «не смог добраться» просто не существует. Фирма оплачивает 400 литров бензина на машину в месяц. Оплачиваем телефоны — тоже выгодно, люди все время на связи, оперативность действий обеспечена.

— Прямо — коммунизм в одной отдельно взятой организации…

— Да нет, это — забота о благополучии бизнеса и самого бизнесмена. Если у тебя работает нормальная команда — это 90% успеха. Отбор людей — вообще штука очень важная. Ведь за одни и те же деньги разные люди по-разному работают. У всех разное чувство ответственности за порученное, степень добросовестности.

— А от чего это зависит?

— Не могу сказать однозначно. И от семьи, от ее традиций, и от того, чему и как человека учили… От общества зависит. Вы оглянитесь вокруг: многое меняется. Не так быстро, как хотелось бы, но… Открываются новые предприятия, вокруг — чистота и порядок, все оформлено со вкусом… Какие дома красивые строят люди! Только не надо говорить, что строят сплошь богатеи и крупные собственники. Их нет столько в нашей области. Строят красивое жилье, покупают приличные машины наемные работники. И их становится все больше. А зарплату они получают у бизнесменов. То есть бизнес не только обогащается, но и преображает общество, среду обитания.

— Но работать и зарабатывать большие деньги могут далеко не все.

— Помощь социально незащищенным — обязанность государства, власти. Но тут тоже нужно различать нюансы. Есть действительно беспомощные люди — инвалиды, сироты, больные старики с огромным трудовым стажем и маленькой пенсией. Их проблемы стараюсь решать и как депутат, и как предприниматель. А есть достаточно значительная прослойка людей с психологией иждивенца. Это те, кто раньше, во времена тотального дефицита, имел «теплое местечко», получал чисто символическую зарплату, но пользовался влиянием и связями, мог достать все. Времена изменились, а привычки остались.

Им хочется пользоваться благами, которых, по сути, они не заслужили, не заработали… И выколотить себе какие-то преференции они стараются любой ценой. Это очень ясно начинаешь понимать, когда ведешь приемы как депутат, встречаешься с избирателями…

— А вообще, работа депутата изменила вас?

— Наверное, да. Изменился угол зрения. Ушло стремление к «монополии на правду». Раньше мне казалось, что я — строитель, производитель — всегда прав, а власть, вырабатывая системы запретов, чинит мне препятствия. Когда я сам стал представителем законодательной власти, я многое понял. Механизм работы властных структур, их задачи, сферы влияния. Что власть может, а что — нет. Зачем нужны те или иные нормы, баланс интересов. Конфликт желаемого и возможного… В жизни всегда есть необходимость поступаться своими интересами ради интересов общества. Поначалу это сложно понять. Но в конечном итоге разумное сочетание того и другого идет во благо всем.

А еще работа депутата — это большая, огромная ответственность перед людьми. И это, поверьте, не просто слова…