Летательных аппаратов собственной конструкции ростовский изобретатель Евгений Шевченко на сегодняшний день соорудил и лично поднял в небо восемнадцать штук. Название у них всех одинаковое — «Синяя птица», номера только разные.

«Простенький» дельтаплан номер один (первый, кстати, не только в авторском списке, но и вообще на Дону), пара мотодельтапланов, одноместный вертолёт,  четырехместный самолёт… Номер восемнадцатый пришёлся на самолёт двухместный. Об этом два года назад «НВ» поведало своим читателям…

Напомню, что в биографии ростовского Левши есть ещё масса всяких придумок, которые сам он считает «мелочами». Бесшумная пневматическая винтовка с реальной  убойной силой в 300 метров, оригинальный акваланг, подводная лодка-малютка, ветроэлектростанция, ветронасос, устройство для отпугивания… волков. Перечислять можно долго. Когда-то в Киеве Шевченко  довелось совмещать учебу в институте  гражданской авиации с работой в авиационной империи знаменитого Антонова. По личному приглашению генерального конструктора, искренне привечавшего  донского самодельщика, участвовал очень молодой тогда Евгений в строго  засекреченной разработке невидимого сверхлёгкого летательного аппарата «Дельта-стелс», предназначенного для бойцов спецслужб. Антонов же не раз поручал  опробовать «летучую продукцию» конструктора-самоучки своим профессиональным лётчикам — испытателям. С некоторыми из них Шевченко и поныне поддерживает дружеские отношения. Не забывают о нём самом и многие бывшие питомцы Ростовского учебно-авиационного центра ДОСААФ, некогда самого крупного в советской державе. Десятки лет летчик-любитель был там своим человеком.

— Вот недавно Володя Попов — вертолетчик, прошедший Афганистан,  привёз подарок:  отличное, совершенно новое крыло дельтаплана, — рассказывает изобретатель, когда я заезжаю проведать его. — будущий дельта-самолет «СП-19» будет двухместным. Пришлось для этого разобрать четырехцилиндровый мотор, переделать его в более экономичный и достаточно мощный двухцилиндровый. Собираюсь попутешествовать с сыном Яшей не на старом нашем «Москвиче», а по воздуху. Сын закончил шестой класс, пора уже ему хотя бы с донскими достопримечательностями как следует познакомиться. С  шолоховскими местами, моей малой родиной — Кашарским районом…

Евгений Шевченко, пожалуй, единственный из всех моих приятелей, кого можно считать истинным оптимистом. Что бы ни стряслось, никогда не опускает  руки, не паникует, не хнычет. А судьба-то  его никогда не баловала. Удивительные изобретения ростовчанина, как правило, оставались невостребованными в родном Отечестве и сколь-либо ощутимого дохода автору не приносили. Более-менее достойно удалось заработать  лишь однажды продажей четырехместного самолета, много лет использовавшегося потом в санитарной авиации. На вырученные деньги Шевченко достроил тогда собственный уютный дом. В восьмидесятые годы, между тем, «за бугром» было налажено производство некоторых разработанных им летательных аппаратов, но изобретатель был в ту пору начисто лишен возможности заключать договоры с западными авиафирмами,  и остался, как говорится, «на бобах». С самой юности увлечённый изобретательством, «заслужил» он себе  в положенный срок и самую минимальную пенсию. Сегодня, после оплаты всех коммунальных «удовольствий», остается в его руках жалкая сотня рублей, а лично для меня остается загадкой, как умудряется он по сей день не только что-то придумывать, но и  кормить семью,  воплощать свои разработки в жизнь.

— Как удается? — на секунду задумывается Шевченко. — По-разному. Бывает, конечно, совсем сижу на мели. Тогда ловлю рыбу в Дону, с Яшей  ходим на розыски  металлолома.  Иногда ремонтирую сложную технику: японские двигатели, мотоциклы, скутеры… Кстати, пойдём, покажу одну штуковину, ты ахнешь.

Он ведёт меня на площадку возле дома. Ахать, честно говоря, есть от чего. На жигулевских колесах стоит там нечто, похожее на небольшой прогулочный теплоходик.

— Не только по воздуху с сыном будем теперь путешествовать, но и по воде. Давно мечтал я о чём-то подобном…

Оказывается, на страницах журнала «Катера и яхты» в один прекрасный день вычитал Шевченко о невероятном 1650-мильном заплыве из Канады в Англию через Атлантику, совершённом молодым австралийцем-военным инженером Беном Карленом  и его женой Элинор в начале 50-х годов прошлого века на … американском джипе-амфибии. Военспец собственноручно «доработал» армейский плавающий вездеход в своеобразный катер-трансатлантик.

— А я собственноручно построил жилой дом-амфибию. Позаимствовал, правда, основные размеры и характеристики у австралийца. Листовой металл, подходящий  для корпуса судна, пришлось снять с …собственного забора. У инженера фордовский мотор был 60-сильный, мне удалось за пять тысяч рублей купить старенький 55-сильный от «Шкоды».  С этим мотором  вдоволь повозился, пока строил свой кораблик, потом друзья-пилоты узнали о проекте — подарили такой же новенький. Изделие получилось эксклюзивным. Такого во всём мире нет.  Если австралийцы всё своё плавание ютились в доверху набитой канистрами неудобной кабине джипа, то у меня двухместная  каюта-рубка просторная, комфортная, как на прогулочной яхте. Всё продумано и предусмотрено: от мачты с парусом типа спинакера до спасательных средств и навигационного оборудования. Скоро к моим профессиональным водительским правам, удостоверениям водолаза, парашютиста, лётчика-любителя добавится документ судоводителя. Надеюсь, придет день, когда из этих окон-иллюминаторов ещё  увижу океанские просторы…

Первое  серьёзное путешествие по воде Шевченко мечтает совершить в Сочи олимпийским летом, чтобы показать всему свету, на что способны самодельщики легендарной земли Тихого Дона. По его словам, это возможно «при благоприятных обстоятельствах». Имеется в виду достаточность финансирования. Потом в планах изобретателя — плавание вокруг Европы с возвращением в Ростов через Балтику, по системе каналов,  Волге и Дону.

— Убедившись в полной надежности «плавучего дома», уже в океан возьму с собой и сына. Он к тому времени как раз школу окончит.  Вот и пойдем в круго-светку

Пока же изобретателю необходимо провести серьезные испытания  амфибии на донской воде. С этим у Шевченко большие проблемы. Нет у него «благоприятных обстоятельств». Без испытаний, между тем, его автоплавающее  транспортное средство попросту официально не зарегистрируют. Своим ходом до того времени оно передвигаться не имеет права, на буксировку же требуются различные разрешения. Процедура весьма затратная.

— Выкрутимся, мир не без добрых людей, — не унывает он. — Спасибо, вот начальник ГАИ  Железнодорожного района, где живу, относится к моим проблемам с пониманием. А недавно Владимир Вольфович Жириновский из газет узнал о моих «трудах», по его личному приглашению и за присланные им средства я ездил в столицу. Там  предложили работать в ближайшем Подмосковье, выпускать ветрогенераторы моей конструкции. Условия самые заманчивые, но, к сожалению, пришлось отказаться, ведь у меня в Ростове семья, дом, мастерская. Пообещали рассмотреть варианты моего трудоустройства здесь, на Дону…

Под навесом за домом Евгения Шевченко укрыты части разобранного двухместного самолета № 18. Покупателей на него не нашлось, а эксплуатация  самому Левше-пенсионеру не по карману. На днях из самолетного бензобака слили последние капли бензина для самодельного мопеда Шевченко-младшего. На нём Яша разведывает залежи ставшего в наши дни изрядной редкостью лома цветных и чёрных металлов…