Мы уже настолько привыкли к жизни без дефицита, что сама мысль о том, что какой-то продукт может исчезнуть с прилавков или подорожать настолько, что покупать его регулярно станет накладно для кошелька, вызывает беспокойство и дискомфорт.

Совсем недавно, когда мы путешествовали по югу Украины, мне пришлось столкнуться с «кастрюльным бунтом» в собственной семье. Надо сказать, что на юге Херсонской области образовался страшный дефицит… шоколадных яиц с киндер-сюрпризами. Мы останавливались у всех магазинов подряд, входили туда с остатками тающей надежды и спрашивали: «У вас есть яйцо?»

— Конечно, — расплывался в улыбке продавец, демонстрируя стопки ячеек с белоснежными куриными яйцами.

— Да нет, нам шоколадное яйцо нужно, с игрушкой внутри!

— Таких нет, мы их даже не завозим, — был повсюду один ответ.

Попадись мне такое яйцо, я бы заплатила за него и две, и три цены, купила бы впрок целый десяток. Дело в том, что моя четырехлетняя внучка на заднем сиденье автомобиля с упорством не меньшим, чем у участников массовки оранжевой революции, скандировала: «Хочу ицо! Купи ицо!». И так — часами. Закрыть ей рот было просто невозможно, для этого требовалось «ицо».

И чем дальше, чем недоступнее оно было, тем желаннее. Когда мы садились в машину после очередного фиаско, скандирование начиналось с удвоенной силой.

Эта семейная эпопея, скорее всего, уже бы забылась, если б не эпопея с гречкой, которая развернулась в стране в последнюю неделю августа. По информации центральных СМИ, в Москве гречка уже закончилась, в России на эту культуру нынче неурожай, и вот вам упакованное и отлично поданное первое звено цепочки, в конце которой — реальная паника. Еще бы — исчезает гречка, она дорожает на глазах, нужно срочно ею запасаться! Оптовая цена крупы с 16-18 рублей поднялась до 49-56 рублей и, возможно, поднимется до 80 рублей!

Первым делом как рядовой потребитель я отправилась в круглосуточный магазин «за углом», где продавцы постоянному покупателю открыли «все карты».

О подорожании хлеба в Ростове они ничего не слышали, цены остались на прежнем уровне. Но раз в Москве хлеб подорожал, высказали они весьма здравую мысль, чем мы хуже? На эту тему девушки видели сюжеты по телевизору, и по их логике то же самое подорожает и у нас, ну, разве мы от Москвы по ценам далеко уходим, несмотря на разницу в зарплатах?

Гречка в магазине «за углом» за время моего короткого отпуска взлетела в цене и уже стоит 60 рублей, но это — не килограмм, а 800 граммов. Цена на горох и все остальные крупы — пока на том же уровне.

— Нас уже предупредили, что молочные продукты — кефир, простокваша и другие подорожают на два-три рубля, но вы же ими впрок не запасетесь! — объяснили мне девушки, видимо, решив, что я решила подстраховаться и сделать запасы.

Отправившись на одну из оптовых продовольственных баз Ростова, убедилась, что подорожание круп — суровая реальность. Гречку по 49 рублей за килограмм в легковушки грузили мешками. Даже сечка дошла до 23 рублей. Продавец подтвердил: на следующей неделе грядет еще один виток роста цен. Еще немного, еще чуть-чуть, и я сама бы прикупила мешочек в 50 килограммов за 2 тысячи 450 рублей, памятуя пресловутое «ицо» и то, что ребенок, в принципе, любит гречку. Но меня притормозил собственный принцип, почти установка: никогда ничего не покупать впрок. Потому что помню судьбу домашних «стратегических запасов» в 90-е годы: в крупах заводилась всякая живность, их надо было периодически прожаривать, в итоге — проще было заменить их чем-то другим или купить задорого, нежели хранить у себя дома. Но что по этому поводу думают оптовые покупатели?

— Вы для своей семьи столько берете? У вас гречка — основной продукт питания? — спросила я у одного из них.

Тот пожал плечами.

— Да нет, но жена сказала, что она подорожает сильно или вообще не будет, вот и решили запастись, а так обычно брали не больше двух килограммов в месяц.

— А вас тоже жена заставила гречку купить? — обратилась я к другому мужчине.

— Мы не для себя берем, у нас торговая палатка в хуторе. Но если раньше я два мешка прикупал, теперь — только один, по такой цене наши люди гречку есть не будут! Как-нибудь вый­дут из положения, найдут что дешевле!

Уже легче! В принципе, греча в ряду круп — то же шоколадное яйцо с игрушкой внутри в ряду собратьев: ее у нас очень любят, она — национальная еда, и очень полезная, а при некоторых заболеваниях — просто необходима. Но если не идти «на принцип» на уровне четырехлетнего дитяти, ее можно на время заменить другой крупой, да и обойтись без нее до следующего урожая. А проблему диабетиков в такой ситуации теоретически могли бы решить соответствующие службы, как это было в годы острого дефицита всего на свете.

Горох пойдет «прицепом»?

Но ведь слухи идут о том, что подорожает не только гречка. Другие крупы — тоже. Тот же продавец-оптовик сообщил, что повышение коснется всех круп и макарон тоже. Взять хотя бы горох. Его тоже убрали меньше обычного. Но неужели настолько меньше, что из-за этого надо опасаться роста цены на 35 и более процентов? Кстати, горох-то уже убрали, а вот гречиху — нет. Гречка — поздняя культура, убирают ее только в сентябре. А в этом году она будет доставляться с Алтая, в рознице крупу нового урожая можно будет увидеть не раньше конца октября — начала ноября.

А ритейлеры уже заявляют, что поставщики задирают цены на другие продукты: сахар, «молочку», крупы, хлеб и даже птицу — от 25 до 50% в зависимости от товара. Наверняка придется услышать и о росте цен на картошку, морковь и капусту.

У нас что — катастрофа? Российские аграрии, собрав зерно с 54 процентов посевных площадей, получили более 44 миллионов тонн зерна. То есть с оставшихся площадей должны убрать хотя бы еще, возьмем по самому минимуму, миллионов 15 — 17. Получится почти 60. Переходящий запас — 25 миллионов тонн, в резерве 9 миллионов. Экспорт зерна закрыт, а вывозили мы из России около 21 миллиона тонн. По большому счету, поводов для паники быть не должно. Тем более что Россия импортером зерна стала совсем недавно. В девяностые годы мы ввозили до 40 миллионов тонн зерна!

Да, хлеб — специфический товар, народ ест его каждый день. Но скорее всего проблема не в том, достаточно или нет зерна, а в том, как отрегулировать хлебный рынок, чтобы не допустить полета цен ввысь.

Уже есть предложение о создании российской биржи зерна, что должно сократить число посредников между производителями и потребителями. Кроме того, в арсенале государства остается предусмотренная «Законом о торговле» возможность регулировать цены на социально значимые продукты — в первую очередь хлеб — в крупных торговых сетях.

У нас подобная ситуация уже была несколько лет назад, когда в засуху власти реально с помощью «ручного управления» тормозили рост цен на хлеб, и как их при этом ни ругали сторонники рыночного регулирования, им все удалось. И теперь Владимир Путин заявил, что штрафы за спекулятивное повышение цен на хлеб намного превысят предполагаемую прибыль. Так что крупные магазины готовы даже нести убытки, компенсируя ценовую разницу от продажи хлеба тех пекарен, которые резко поднимают цены. Надо думать, что в этом году обойдемся без потрясений. Тем более что сегодня цена продовольственного зерна не превышает в среднем четырех рублей, и рынок стоит. Он готов двинуться при цене в 6-6,50 рублей за килограмм. Так что даже при таком раскладе и при всех вышеперечисленных государственных мерах значительного повышения цен на хлеб — в разы, как предполагают пессимисты, быть не должно.

Прогнозы — дело неблагодарное

Мы попросили начальника Управления потребительского рынка товаров и услуг министерства экономики, торговли, международных и внешнеэкономических связей администрации Ростовской области Андрея Иванова прокомментировать ситуацию: возможен ли острый дефицит продуктов? Насколько и при каких обстоятельствах могут подорожать продукты первой необходимости? Те же хлеб, молоко, крупы. А я включила в этот список еще и мясо, которое пока тоже остается на среднем уровне — неплохую говядину можно купить на рынке по 200 рублей за килограмм. И хотя мясо не входит в перечень продуктов первой необходимости, без него как-то грустно.

— Если сравнить цены на хлеб и булочные изделия с начала года и по состоянию на 23 августа, изделия из пшеничной муки 1-го и 2-го сортов подешевели на 0,1%. Торговые надбавки на хлеб из пшеничной муки 1-го сорта в большинстве муниципальных образований области не превышает 12,5%.

В Ростове-на-Дону средняя цена одного килограмма хлеба из муки 1-го и 2-го сортов остается самой низкой в ЮФО -19,12 рублей за 1 килограмм (в г. Майкопе -21,70 рубля, в Краснодаре — 21,41 рубля, в Астрахани — 25,30 рубля, в Элисте — 25,55 рубля, в Волгограде -31,61 рубля за 1 килограмм).

Цены на крупы и молоко с начала года повысились: молоко пастеризованное 2,5 — 3,2% жирности подорожало на 9,8%, пшено — на 13,52%.

Рост цен — последствия засухи. Сейчас при производстве муки, хлеба и круп используется зерно прошлогоднего урожая. В ожидании дальнейшего роста цен производители придерживают зерно, что повышает покупательский спрос на него и как следствие ведет к росту цен на муку и крупу. А вот рис шлифованный с начала года подешевел на 6,3%.

Цены на мясо остаются стабильными, говядина (кроме бескостного мяса) подорожала с начала года всего на 1,1%.

Минэкономики области в случае выявления фактов необоснованного завышения цен будет передавать информацию в УФАС России по Ростовской области и контролирующим органам для принятия мер. Пока что такой информации не поступало.

По информации, предоставленной нам пресс-секретарем министерства сельского хозяйства и продовольствия области Мариам Ананян, предприятия крупяной промышленности Ростовской области во втором полугодии планируют увеличить объемы производства и расширить ассортимент — начать переработку нута и чечевицы. Хотя и так выпускали более десяти видов круп: 39% составляет рис, пшено — 22%, манная крупа — 12%, гречка — 6%. В прошлом году было произведено 56 тысяч тонн крупы, в первом полугодии 2010 года — 20 тысяч тонн. Это на 10% меньше, чем в прошлом году, но засуха к этому не имеет никакого отношения: была временная остановка одного из крупных предприятий отрасли. При этом объем производства соответствует нормам потребления: на человека полагается от 9 до 13 килограммов крупы в год, в регионе производится 10-12 килограммов крупы на человека.

Ну а цена, сами понимаете, очень часто взлетает вверх при повышенном спросе, особенно — ажиотажном. В двух шагах от паники еще можно остановиться, и вполне реально, что пессимистические прогнозы так и останутся лишь прогнозами.

Потребителям лучше последовать старому как мир совету: панике не поддавайтесь! Свои дома и квартиры в кладовые превращать вряд ли есть смысл. Хотя здесь каждый решение принимает самостоятельно.