Максим Федоров: «Я выпускаю то, что не делает Китай»

— Гусь — птица хитрая, — рассказывает Максим Федоров, — если вожак увидит, что внизу что-то блеснуло, развернет стаю и полетит в другом направлении. Поэтому маскировка при охоте на дикую птицу необходима.

— Совсем без маскировки не обойтись?

— Почему же? Но с маскировкой проще. К тому же сегодня охота на дикую птицу все больше входит в моду.

Вот поэтому и решил организовать Максим предприятие по производству маскировочных курток, плащей, костюмов, накидок и прочих необходимых для охотников вещей. Всего Maxhunter более двадцати позиций товара выпускает.

Максим сам поохотиться любит. Только, как дело открыл, на охоту ни разу еще не выезжал — времени не было. Но уверен: все еще впереди.  Когда работал в фирме по производству инвентаря для охотников,  на охоту выезжать получалось, да и вообще неплохо было. Но потом пришел кризис. Стали задерживать зарплату. Максим, как и многие, ушел с предприятия.

Почти год не мог работу найти. А потом решил: почему бы самому не наладить выпуск маскировки?

Маскировка — не пряники

Так в начале этого года появился Maxhunter. Максим занял у друзей 150 тысяч рублей. Арендовал помещение. Купил три швейные машинки. Пригласил трех бывших сотрудниц.

Максим воспользовался старыми связями, получил первые заказы. Но маскировка — не пряники. Заказы от одного заказчика на охотничий товар один-два раза в год поступают, а людям нужно платить постоянно. Поэтому Максим активно искал  новых клиентов через интернет, выставки. Полученную прибыль пускал на расширение предприятия. Докупил оборудование: вместо ножниц появились раскроечные машины, малюсенькие пластиковые столы заменились большими, удобными. 

— А кредит не брали?

— Ни один банк мне его не дал. В одном месте сказали, что дадут деньги, но под большие проценты. К счастью, я узнал о фонде поддержки малого предпринимательства. Там выгодные условия. Фактически 5% годовых выходит.

Русским лыком шиты

У Максима на российском рынке четыре крупных конкурента. Так что за своего клиента приходится бороться.

— Сетки для машин, например, обычно определенных размеров выпускают, а я — какие клиент закажет. Цену уменьшил до минимума, потому что закупаю исходный товар в Москве на складах. Именно туда привозят его из Китая. Об этом узнал благодаря ежегодным выставкам «Легпром» на ВВЦ в Москве. Сетка стоит у нас 45 рублей за метр, а в Москве — 35. Даже  учитывая дорожные расходы, все равно остаешься в выигрыше. Сегодня у меня самая дешевая в России продукция. Каждый день начинаю с того, что проверяю по интернету: нигде дешевле не появилось? Если вижу, что есть дешевые предложения, начинаю разбирать, за счет чего понизилась цена. Даже покупаю иногда товар конкурента. Если понимаю, что у него пострадало качество, смело продолжаю продвигать свою продукцию. Если маскировка конкурента действительно лучше,  улучшаю свой товар.

— Материалом русских производителей не пользуетесь?

— Только лыком. И то из-за пожаров его труднее найти стало. Наши материалы, как правило, лучше, но несоизмеримо дороже китайских. Использовать их невыгодно. Так что Китаю наши производители конкуренцию пока составить не могут.

— Но вы же составили?

— Китай просто не выпускает мою продукцию. Я хотел делать легкие энцефалитные костюмы, но их китайцы поставляют. В магазине их продают по шестьсот рублей, а у меня только себестоимость пятьсот сорок выходит.

— В области вашу продукцию встретить можно?

— На Урале, в Сибири, на Дальнем Востоке, но не у нас. Предложения от местных магазинов поступят после участия в выставке «Охота. Рыболовство» на «Роствертоле» — знаю по опыту предыдущей работы. Выставки — это прекрасная возможность получить новых клиентов. А когда участие в них еще и частично оплачивается областью — выгодно вдвойне.