В Азове это предприятие, основанное в пятидесятые годы прошлого века, где трудилось не одно поколение местных жителей, по привычке называют «Донпрессмаш». Еще недавно оно было градообразующим, на нем работало более 500 человек. Сегодня компания носит иное название, сотрудников — около 50. Одни считают, что предприятие загублено. Другие — что это всего лишь новый старт.



Между тем речь идет о том, как дальше сложится судьба предприятия, сотрудничавшего с отечественной оборонкой. Буквально на днях президент РФ Владимир Путин, учитывая нынешнюю политическую ситуацию, призвал производить все необходимое для ОПК на российской территории. Поэтому все, что происходит сегодня на промышленной площадке бывшего «Донпрессмаша», приобретает особое звучание.

«Мы кузнецы, и дух наш молод»

Наши постоянные читатели легко вспомнят публикации «НВ» об азовском «Донпрессмаше», который после развала СССР выживал с трудом. Предприятию все же удалось выстоять даже в кризис 2008–2009 годов. На его базе несколькими учредителями, одним из которых выступило ООО «Шахтсервис», было создано ООО «Донпрессмаш–Энерго» с несколькими акционерами и несколькими производствами.

В 2010 году два из них – «СП Донпрессмаш» и ООО «Завод по выпуску КПО» (кузнечно–прессового оборудования) — подписали договор с немецкой инжиниринговой фирмой. Родилось совместное российско–немецкое производство ООО SPDonpressmash по изготовлению высокоточных листогибочных гидравлических прессов с системами числового программного управления (ЧПУ). Немцы поставляли электронику и гидравлику, азовчане делали механику. Когда результат совместного труда, прессы «Тандем», показали на выставке в Москве, они привлекли всеобщее внимание, поскольку такого рода оборудование выпускается всего в трех странах мира. Под ковром

Пока создатели пресса «Тандем» радовались первым успехам, сам ООО «Донпрессмаш–Энерго» переживал нелегкие дни —  срочно требовались инвестиции.
51 % долей его собственности был выкуплен группой МТЕ на условиях последующего инвестирования предприятия. 49 % долей осталось у одного из учредителей, ООО «Шахтсервис».

Когда появились первые результаты финансовых вливаний, то все активы – от производственных мощностей до выпущенной продукции – неожиданно оказались в руках инвесторов.... Куда отправились миллионы рублей, полученные от продажи 21 объекта и оборудования завода, переданные «Донпрессмаш –Энерго» на ответственное хранение ООО «МТЕ ДПМ» — неизвестно.

В результате ООО «Донпрессмаш – Энерго» осталось ни с чем, а «МТЕ ДПМ» обратилось в арбитраж с иском о признании завода банкротом, каковым он и стал.

Запланированный абсурд?

Эти метаморфозы не могли не сказаться на судьбе ставшего успешным завода по выпуску КПО. Азовское кузнечно–прессовое производство прекратило свою деятельность в одночасье.

Как–то утром в понедельник рабочих просто не пустили на завод. Причина якобы в том, что «Завод по выпуску КПО», будучи арендатором части заводских мощностей, не рассчитался за аренду и потребленную энергию. Но руководство завода никогда не отказывалось от оплаты, просто представления о ее сумме оказалось у предпринимателей разными.

Если в ООО «Завод по выпуску КПО» полагали, что платить должны лишь за аренду и потребленную электроэнергию, что составляло около 2 миллионов рублей, то руководство ООО «МТЕ ДПМ» предлагали в сумму долга включить еще и собственную задолженность по кредиту перед банком и погашение других собственных задолженностей. «Набежало» около 10 миллионов рублей. Прибавилось и еще одно условие: рабочих пообещали пустить на территорию завода лишь после того, как они уговорят ООО «Шахтсервис» передать ООО «МТЕ ДПМ» свою долю собственности —  49 %.

Это привело к остановке станкостроительного производства. Другая сторона медали – социальная. За воротами оказались более 150 уволенных рабочих кузнечно–прессового завода —  станочников, уникальных расточников, шлифовщиков, токарей, лекальщиков, сварщиков, слесарей–сборщиков, для которых найти другую работу в таком маленьком городе как Азов, просто невозможно.

С точки зрения ООО «МТЕ ДПМ» все произошедшее – вполне логично. Вот как прокомментировал в нашей газете действия компании специалист по связям с общественностью ООО «МТЕ ДПМ» Никита Зинченко:

— После начала исполнительного производства в феврале 2012 года менеджмент группы «МТЕ» и «МТЕ–ДПМ» предложили руководству ООО «Завод по выпуску КПО» выработать договоренности и принять необходимые решения для продолжения нормальной хозяйственной деятельности. Однако руководство завода, пообещав сформулировать свою позицию, так и не сделало этого в течение более двух месяцев. Потому решение собственника ограничить доступ сотрудников завода по выпуску КПО было законным, запланированным и логичным.

У каждого своя правда

В апреле нынешнего года из Азова в Москву полетело письмо, подписанное 485 бывшими работниками завода «Донпрессмаш», сразу нескольким адресатам – Президенту РФ В. Путину, председателю Правительства РФ Д. Медведеву, вице–премьеру Д. Рогозину, министру промышленности и торговли РФ Д. Мантурову. Такое же письмо получил и губернатор РО В. Голубев.

Жители Азова, проработавшие на заводе по 10, 20, 30, 50 лет, обвиняют ЗАО «МТЕ – Финанс» в уничтожении предприятия. По их мнению, «...за два года были фактически уничтожены и разграблены ООО «Завод по выпуску КПО» и ООО «Первый механический». Сегодня эти два корпуса пусты. Уникальное технологическое оборудование расхищается. Вместе с оснасткой, кранами и железнодорожными путями оно режется и вывозится на металлолом».

Рабочие просят первых лиц государства и области обратить внимание на катастрофическое положение завода, прислать комиссию специалистов, которые бы своими глазами посмотрели на разруху, устроенную на производственной площадке. Люди хотят работать – они просят помочь найти добросовестного инвестора. «У нас есть прекрасный коллектив, готовый бороться за завод» —  пишут они в письме.

Неизвестно, прислали ли на предприятие специалистов, способных оценить обстановку. А вот то, что письмо переслали тому, на кого, собственно говоря, и жаловались азовчане, генеральному директору группы МТЕ Д. Волкову, сомнений нет.

Его ответ на жалобу на имя министра промышленности и торговли РФ Д. Мантурова предоставил нам Никита Зинченко, специалист по связям с общественностью ООО «МТЕ ДПМ».

У господина Волкова совсем другая точка зрения. Он считает, что «... к моменту прихода группы ДПМ на производственную площадку «Донпрессмаш–Энерго» там существовали коммерческие организации, находившиеся в разных стадиях процедур банкротства: кузнечно–прессовый и кузнечно–литейный заводы, а также «Донпрессмаш–Энерго»… Здания, сооружения и практически все производственное оборудование уже было в нерабочем или аварийном состоянии. Имущественный комплекс ОАО «Завода по выпуску КПО» не представлял из себя производственного комплекса в силу полнейшего физического износа в период своей якобы активной производственной деятельности. Не производилось ни станков, ни оборудования, ни запасных частей —  ничего.

Далее Д. Волков сообщает министру: «Сегодня группа компаний МТЕ —  квалифицированный отраслевой инвестор, сумевший мотивировать на инвестиции в Ростов иностранного партнера, чешскую компанию Kovosvit Mas, являющуюся ведущим производителем технологических решений и оборудования в Европе, которые уже инвестировали в азовское совместное производство сотни миллионов рублей».

Лучше один раз увидеть

Чтобы составить собственное мнение о том, что творится на производственной площадке бывшего «Донпрессмаша», наши корреспонденты отправились в Азов. Пока добрались до корпуса ножниц, где размещается российско–чешское производство, были неприятно поражены увиденным — разрушенные корпуса, заросшие травой участки рельсов, разбитые дороги. Сам корпус ножниц, где разместилось производство MTE KOVOSVIT MAS, производит двойственное впечатление. С одной стороны – аварийные развалины без крыши, замусоренные металлическими останками – войти туда было бы небезопасно. Но один из отремонтированных пролетов запустелого корпуса занимает совместное предприятие. Фасад новенький, выкрашенный в жизнерадостный синий цвет. Внутри – настоящий ангар, в котором я насчитала всего пять рабочих. Зато радовали глаз стройные ряды собранных и собираемых станков. У заместителя директора по производству Александра Кружилина я спросила, почему в цехе так мало рабочих. На самом деле их больше, объяснил он: еще пятеро отправились обедать, а основная группа (еще шесть человек) находится в Чехии на обучении у партнеров, которое обязательно не только для рабочих, но для инженеров и управленцев. Выходит, на совместном предприятии с нашей стороны работают всего 16 рабочих? Руководство MTE KOVOSVIT MAS обещает, что к 2016 году выйдет на 100–процентную локализацию производства. Это значит, что все детали и узлы станка через два года будут производиться и собираться в Азове — станок станет полностью российским.

Но для этого необходимо иметь на азовской площадке много чего: кузнечно–прессовое и сталелитейное производства, еще — чугунно–литейное. Этого нет. Но было здесь еще недавно.

Почему компания избавилась от имевшихся станков, и как за два года возможно восстановить утраченное, если практически все корпуса разрушены, спрашиваю у директора по производству Александра Демидова. Он объясняет, что все прежнее оборудование было устаревшим и морально, и физически, не отвечало современным требованиям. Потому чугунно–литейное производство будет восстанавливаться с нуля, а кузнечно–прессовое и сталелитейное — модернизироваться. Модернизация уже идет, заверил А. Демидов.

Добрались до сути?

О том, что на площадке бывшего «Донпрессмаша» идет резка и продажа оборудования на запчасти и металлолом, в Азове не говорит лишь ленивый. Однако никаких документальных подтверждений тому не было — вплоть до минувшей недели, пока на сайте ГУ МВД России по Ростовской области не появилась информация.

В ней сообщалось, что директор некоего азовского предприятия, производящего станки, обвиняется в растрате в особо крупном размере и взят под стражу. Другой станкостроительной компанией ему на хранение были переданы производственные станки, стоимость которых составляла более 20 млн. рублей. Год спустя учредитель предприятия обнаружил, что станки похищены, и обратился в органы внутренних дел. Сотрудники Главного следственного управления ГУ МВД России по РО установили, что они были проданы в различные организации — в качестве деталей или металлолома. В похищении и последующей продаже и обвиняется один из фигурантов дела – директор завода. Следствием устанавливаются и другие лица, причастные к преступлению.

Как сообщил нам источник из донского ГУ МВД, речь идет о директоре ООО «МТЕ ДПМ». Еще одна интересная деталь: среди похищенных с производственной площадки станков были и такие, рыночная стоимость которых достигала 12 млн. рублей. Значит, не все станки были отжившим хламом?

Выходит, бизнес для некоторых состоит в том, чтобы богатеть за счет разграбления и уничтожения станкостроительного производства? Сумеют ли полицейские следователи доказать это? 

P.S. Когда верстался номер, нам удалось встретиться с представителем организации «Шахтсервис». До этой компании также дошло письмо, написанное господином Волковым министру Мантурову, которое возмутило руководство компании.

Сегодня ООО «Шахтсервис» обжалует в Арбитражном суде РО и федеральных судах сделки по отчуждению активов «Донпрессмаш–Энерго», совершенные группой компаний МТЕ. Общая сумма претензий — около 200 млн. рублей.

По мнению представителя ООО «Шахтсервис», компания ограничена в своих правах по вине «МТЕ ДПМ», поскольку не имеет доступа к документам, касающимся отчуждения их имущества, которое за последние годы на площадке уменьшилось в разы. Основной доход ООО «Донпрессмаш–Энерго» получает в Азове за счет сдачи помещений и оборудования в аренду, а эти активы все сокращаются и сокращаются — за счет резки и продажи оборудования, принадлежащего им...

DSC_2950.jpg

Азовские прессы, по оценкам специалистов, по точности и набору опций не уступали европейским, по прочности — советским станкам, устойчивым к перепадам температур. Производство стало рассматриваться как важное стратегическое предприятие. Рабочие начали стабильно получать зарплату и — впервые за много лет неопределенности — вздохнули с облегчением.

стан-2.jpg

стан-9.jpg

Станки произведены в Чехии и доставлены в Азов в виде отдельных узлов. Понятно, что так дешевле: за готовый станок на таможне потребуют такие пошлины, что мало не покажется... Да и что тогда останется делать местным рабочим, если не будет даже сборки? Выяснить, сколько стоят в разобранном виде чешские станки, нам не удалось. Но по логике вещей их цена должна быть ниже той, по которой станки потом продаются предприятиям оборонной промышленности России, —  от 11 до 27 миллионов рублей. Вполне нормальный бизнес: купить подешевле, продать подороже. Только при чем тут производство?

стан-15.jpg

По сообщению министерства промышленности и энергетики РО, еще в 2011 году компанией «МТЕ ДПМ» начата реализация инвестиционного проекта, включенного в перечень «Сто губернаторских проектов». Сроки его реализации — 2011 – 2013 годы. Сегодня на дворе — уже 2014–й. Однако на площадке бывшего «Донпрессмаша», кроме экскаватора, обрушивающего здание главного корпуса, мы не увидели никаких других признаков «модернизации»... Этот снимок главного корпуса сделан в мае 2014 года.