Когда в конце марта в России ввели режим самоизоляции и отправили бóльшую часть работников по домам, банки Южного региона приготовились к серьезным негативным последствиям для своей сферы. Ждали, в частности, существенного ухудшения качества кредитных портфелей и прочих неприятностей. Однако уже сейчас очевидно, что всё оказалось лучше, чем ожидалось. Что же помогло нейтрализовать коронавирус? Наш финансовый эксперт, президент Южного регионального банковского клуба Михаил СОСИН считает, что на ситуацию оказали положительное влияние сразу несколько факторов.

Вчера, сегодня, завтра

– Прежде всего к этому кризису российская банковская система оказалась гораздо лучше подготовлена, чем ко всем предыдущим.

Вспомните: несколько лет подряд реальный капитал банков сильно рос. И на момент кризиса у банков не было проблем с ликвидностью.

В то же время государственные финансы в целом в стране оказались на высоте: у государства отсутствует сколько-нибудь значимый долг, бюджет в хорошем состоянии. И заметьте: в отличие от всех прошлых кризисов, мы наблюдаем не повышение ключевой ставки в России, а ее активное снижение. 

Всё это означает, что заемщики могут получить более дешевое рефинансирование. Имеют возможность удлинять сроки своих кредитов. Что в конечном итоге не может не повысить качество кредитов.

Например, госпрограмма ипотеки по ставке 6,5 % привела к тому, что сегодня возможность улучшения жилищных условий стала для граждан самой доступной за все последние годы. 

Да, цены на жилье не изменились и, даже, пожалуй, немного подросли. Но из-за снижения ставки, обусловленного госпрограммой, стоимость обслуживания долга стала существенно ниже. И в результате количество потенциальных заемщиков, которым стала доступна покупка жилья в ипотеку, серьезно увеличилось. Это сильно помогло и продолжает помогать и рынку жилищного строительства, и банковскому сектору.

Или возьмем рынок труда. Здесь государство также вводило прямые денежные дотации – в частности, направленные на поддержку занятости. Программа кредитования на выплату зарплаты и дальнейшее списание кредитов при сохранении занятости стала очень серьезной поддержкой для многих малых и средних предприятий. Эта мера и сейчас остается востребованной и сохраняет действенность.

– А что же дальше? Ведь пока относительно течения самой пандемии никакой определенности нет…

– Если говорить о пандемии коронавируса как о событии повторяющемся и ждать, что оно будет происходить с периодичностью два-три раза в год, то реальные последствия такого испытания для экономики и финансов оценить действительно сложно.

Банкам пока остается руководствоваться рекомендациями властей страны и региона, а также собственными оценками ситуации. Что ряд их и сделали, принимая решения о временном закрытии своих фронт-офисов.

Легких денег не бывает

– И это единственный вывод, который банки сделали для себя в период пандемии?

– Нет, разумеется. Пожалуй, именно пандемия четко обозначила главное направление перемен в работе банков.

Вынужденное закрытие офисов ни в коем случае не должно отразиться на операционной деятельности. Исходя из этого и следует продолжать курс на повышение доли операций, которые можно совершать онлайн, без посещения офиса.

Собственно, все меры, принимаемые государством, направлены на то, чтобы банки пошли навстречу клиентам. Это, в частности, подразумевает и закон о кредитных каникулах. Он был принят в отношении потребительских кредитов, ипотеки, автокредитов и кредитования малых и средних предприятий. В первую очередь, меры, вводимые этим законом, способствуют тому, чтобы клиент, получив отсрочку по погашению долга, тем самым удлинил бы сроки своего кредита.

Но легких денег не бывает. Это следует помнить всегда. По факту процент по кредиту продолжает начисляться в течение всего каникулярного срока. 

И тогда на выходе из каникул заемщик реально получает еще больший долг. Конечно, с одной стороны, заемщику помогли в конкретный период времени, освободили от платежей на срок до шести месяцев. Но с другой – через полгода клиент сталкивается с существенным увеличением своей задолженности.  И это проблема, которую еще предстоит решать. А заемщику остается только стараться быть аккуратным в платежах по кредиту.

– Но как быть, если сложная финансовая ситуация у тебя уже сложилась?

– В качестве одного из вариантов решения проблемы можно предложить заемщикам не откладывать все-таки выплаты «на потом», а вносить небольшие суммы в счет погашения основного долга, не платя при этом проценты.

Таким образом, клиент полностью освобождает себя от оплаты процентов в каникулярный период, а задолженность сокращается за счет пусть и уменьшенных, но все же регулярных платежей в счет погашения основного долга. А вот если клиент на шесть месяцев забывает дорогу в банк, не включает платежи по кредиту в свой бюджет, в то время как его долг растет, то на выходе вероятность такого печального исхода, как дефолт, очень высока.

Совсем другое дело, когда заемщик не теряет связи с банком, внося платежи – пусть и сниженные, но регулярные. И банк видит, что кредит обслуживается, что заемщик прикладывает усилия для его погашения. И всегда оценит такое отношение к своим обязательствам.

В конце концов, подобные отношения банка с клиентом – это не только вопрос прибыли, но и вопрос социального взгляда банка на свой бизнес. Понятно, что заставить банки так поступать государство не может. Но именно такой подход был бы логичным продолжением инициатив президента и правительства.

Привыкли к хорошему

– Ну, взаимоотношения «банк-клиент» – это тема из разряда вечных. А какие специфические проблемы поставила перед банками именно пандемия?

– С ее началом банки одновременно столкнулись сразу с несколькими сложными задачами. Во-первых, это безусловная необходимость заботы о здоровье сотрудников. Во-вторых, банкам нужно было сохранить количество рабочих мест. Одной из главных задач стало обеспечение рабочей загрузкой тех, у кого она могла снизиться в результате перехода на удаленный режим работы.

В период пандемии банки были вынуждены конкурировать в новых условиях. Они должны были обеспечить работоспособность абсолютно всех своих сервисов для клиентов. Независимо от того, был ли офис открыт или закрыт, работает ли сотрудник на «удаленке» или в отделении, они должны были предоставить свободный доступ ко всем продуктам и сервисам. Это был серьезный вызов, потому что банки соревновались, кто лучше, грамотнее, вежливее и удобнее обслуживает своего клиента. Банки также стремились показать, насколько ответственно они себя ведут относительно своего клиента…

– А как иначе, если от финансового состояния клиентов – и прежде всего корпоративных клиентов – зависит благополучие банка?

– Что касается клиентов, то многие из них оказались в тяжелой ситуации. Банкам было чуть легче, потому что доля отраслей, которые более всего пострадали от вынужденной паузы в деятельности (например, туриндустрия, авиаперевозки, отельный бизнес и др.), в портфелях банков стремилась к нулю.

Тем клиентам, которые реально пострадали, банки старались идти навстречу, предоставляли возможность либо отсрочить погашение долга, либо пойти на снижение процентной ставки вплоть до нуля. В рамках пяти госпрограмм банки подписали десятки тысяч кредитных договоров. В том числе – и с организациями, пострадавшими в результате пандемии коронавируса.

Государство задавало основные тренды, устанавливая определенные правила игры, и банки шли своим клиентам навстречу. В целом за это время все успели привыкнуть к новому и хорошему. К обслуживанию в новых форматах, к дополнительным бонусам, к готовности банков идти на компромиссы.

И теперь независимо от того, когда пандемия закончится, новые правила игры уже на деле установлены. У клиента сложились определенные ожидания, которым банки должны будут соответствовать. Всегда. Возможности сделать шаг назад уже не будет. В банковской среде есть уверенность, что необходимая перезагрузка случилась.