Наш сегодняшний собеседник – Николай Иванович ПРИСЯЖНЮК. Президент донской Торгово-промышленной палаты, недавно он вновь был переизбран на этот пост. А темой разговора стало то, как живет бизнес в нынешней чрезвычайной ситуации.

– Очевидно, что серьезнее других при введении противоэпидемических ограничений пострадали малые и средние предприятия. В Ростовской области в этом секторе занято более полумиллиона работников!

На Дону действует целый пакет мер поддержки этого бизнеса – консультационная, финансовая, налоговая поддержка. Законодательное собрание изменило областной закон «О региональных налогах и некоторых вопросах налогообложения». В результате для предприятий из наиболее пострадавших отраслей, работающих по упрощенной системе налогообложения, ставка налога снижена с 6 до 1 %. До 5 % уменьшена ставка налога по системе «доходы минус расходы». Кратно сократилась ставка на патенты и единый налог на вмененный доход. На весь год от уплаты земельного налога и арендной платы на землю были освобождены гостиницы...

На базе нашей ТПП в самый разгар ограничительных мер, связанных с пандемией, мы создали антикризисный центр. Работали с каждым предпринимателем адресно. Помогали урегулировать возникающие споры, не доводя дело до судов и банкротства. Консультировали по разным вопросам – в том числе и по касающимся получения господдержки.

Понятно, что далеко не все вопросы можно решить на уровне региона. Пандемия ускорила снижение доходов населения, и это стало очередным ударом для малого бизнеса. Продажи падают, все чаще возникают проблемы с неплатежами контрагентов. Предприниматели опасаются эффекта «домино» в части неплатежеспособности предприятий, связанных цепочками поставок. Оттого бизнес считает, что существующие механизмы поддержки предпринимательства пока не до конца адекватны масштабам вызовов.

– Не кажется ли вам, что промышленная политика, ориентированная в значительной степени на малые и средние предприятия группы «Б» как на основу региональной экономики, сегодня породила проблемы, больно бьющие по экономике и социуму?

– Проблема совсем не в том, что государство поддерживает одни промышленные предприятия в противовес другим. И уж точно не в том, что промышленный сектор сосредоточен в малом и среднем бизнесе. На всех наших форумах и других мероприятиях с участием промышленников мы из года в год слышим, что страна нуждается в обновлении финансово-кредитной политики. Федеральные институты поддержки промышленности и привлечения инвестиций в обрабатывающие производства недофинансированы и забюрократизированы. И, как следствие, недостаточно эффективны.

То же можно сказать и о нашей банковской системе. Пока еще нельзя сказать, что она полноценно выполняет функцию института развития бизнеса. В России банки – это лишь кредитно-депозитные учреждения. Поэтому они не осуществляют сколь-либо значимых вложений в экономику. И это в то время, когда для развития промышленного производства необходимо обеспечить промышленные компании доступными кредитами.

Нельзя быть сильным игроком на внешних рынках и слабым на своем внутреннем. Государство сегодня активно поддерживает экспортеров, когда нужно растить производственные компании, которые, встав на ноги, смогут уже сами экспортировать свою продукцию.

Отсюда вытекает задача номер один – технологическое развитие промышленности. 

В этом году, несмотря на пандемию, удалось, действуя вместе с ТПП России, обратить внимание власти на проблемы промышленности. И важно, что мнение бизнеса было услышано. Предприниматели предложили создать центры технологического превосходства (ЦТП), направленные на устойчивую выработку уникальных, не имеющих аналогов промышленных технологий, создание наукоемкого оборудования, производство высокотехнологичных товаров и оказание услуг столь же высокого класса. То есть всего того, что сегодня конкурентоспособно на национальном и мировом рынках.

Идея создания ЦТП на базе частных компаний получила поддержку Минпромторга РФ и по распоряжению правительства вошла в его план мероприятий в области инжиниринга и промышленного дизайна. 

Как видим, тема технологического развития промышленности становится приоритетной на всех уровнях. И одну из важнейших ролей в этом процессе играет Торгово-промышленная палата.

– Вы вспомнили о банках. Насколько охотно российские банки используют свои, пусть и далеко не безграничные возможности и идут на помощь бизнесу?

– По данным донского отделения Южного главного управления Центробанка, по первой специальной программе кредитов под 0 % на выплату зарплат поступило свыше 2000 обращений. Одобрено более половины заявлений. В этой программе было задействовано 46 кредитных организаций, большая часть которых работает на территории Ростовской области.

Если судить по данным Центробанка, то неплохо в области обстоят дела и с реструктуризацией кредитов и пролонгацией займов. Вместе с тем к нам в палату поступали обращения от индивидуальных предпринимателей, которые не смогли получить кредитные каникулы и реструктурировать свои кредиты. Причина: кредиты брались на физическое лицо. Например, одна из ростовских компаний общепита еще в далеком 2010 году приобрела помещение для производства, взяв кредит на физлицо под залог квартиры. До выплаты окончательного долга оставалось четыре года, когда грянула пандемия, и в период действия ограничений предприятие было вынуждено закрыться. В банке отказали в предоставлении кредитных каникул. После обращения в антикризисный центр на базе ТПП предприниматели смогли вступить в диалог с банком по отсрочке кредита. 

В целом же сегодня больше трети предпринимателей высказываются в пользу так называемых «длинных денег» – кредитов, выдаваемых на более длительные сроки по низкой ставке. Такая схема способна помочь скорейшему восстановлению бизнеса после пандемии. 

– Сегодня говорят о мультипликативном эффекте в экономике. Как он создается?

– О мультипликативном эффекте имеет смысл говорить уже после пандемии. Но не сейчас, когда меры господдержки отнюдь не направлены на развитие. Они ориентированы прежде всего на сохранение бизнеса и предотвращение роста безработицы. Хочется верить, что, справившись с задачей сохранения экономического потенциала в период пандемии, руководство страны сможет найти возможности для обеспечения реального роста инвестиций в близком, я надеюсь, будущем.

– Скажите, а в этом будущем не «расслабится» ли бизнес, привыкнув работать в условиях лимита проверок? Этакая вседозволенность...

– Мы всегда поддерживали идею резкого сокращения объемов и институтов различных проверок. Глубоко убежден, что риск атмосферы вседозволенности – мизерный в сравнении с реальным ущербом для бизнеса, который наносила существовавшая до сих пор практика неоправданных проверок.

Вместе с тем крайне важно, чтобы с отменой старых требований не возникал правовой пробел. Когда ни контролер, ни предприниматель не будут знать, чем руководствоваться. Напомню, что реестр обязательных требований при проверках еще только разрабатывается. Он должен появиться к 1 марта 2021 года. Чем понятнее и прозрачнее будут правила ведения бизнеса, тем проще всем, в том числе и потребителям. Чтобы последние также могли открыть реестр обязательных требований и получить из него требуемую информацию. Вот тогда от проведения реформы смогут выиграть все – как предприниматели, так и потребители.

– Расхожая фраза: «после пандемии мы уже не будем прежними». Какими видятся вам экономические перспективы? Как поведут себя после пандемии деловые люди? И какова будет роль ТПП?

– Не хотелось бы строить прогнозы в условиях пика пандемии и сохраняющейся пока неопределенности.

В отношении же роли Торгово-промышленной палаты как общественного объединения предпринимателей могу сказать одно: палата не финансируется из бюджета. Она по сути своей является крупной консалтинговой организацией, работающей, как и другие деловые структуры, на самообеспечении. Если и получает что со стороны, так это ежегодные членские взносы предприятий и организаций, что в общем объеме выручки составляет не более 2 %.

Существуют два направления нашей деятельности. Хозрасчетное обеспечивает материальную основу существования палаты как предприятия. А общественное направление сосредоточено на оказании бесплатных услуг бизнесу, поддержке общественных отраслевых комитетов и взаимодействии с властями – областной и местной. Важно отметить, что в 2020 году территориальные торгово-промышленные палаты были наделены правом выступать в качестве организаций, образующих инфраструктуру поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства.

В условиях пандемии мы оказались как бы между двух огней. С одной стороны, значительно, до 20 %, сократился спрос на платные услуги. С другой – многократно выросла потребность бизнеса в поддержке на фоне набирающей пока силу пандемии. 

Во время пандемии мы не стали сокращать номенклатуру и объем предоставляемых бизнесу услуг, отказались от повышения стоимости экспертиз. Несмотря на все ограничения, в марте – октябре уходящего года нами было оформлено свыше десяти тысяч документов для осуществления внешнеэкономической деятельности и документов о подтверждении производства промышленной продукции на территории области. В сентябре при поддержке администрации Ростова и ТПП России мы провели биржу субконтрактации и инвестиционную сессию с участием специалистов и экспертов из девяти регионов страны. 

А объем общественной поддержки бизнеса на безвозмездной основе мы увеличили. В ТПП с марта по декабрь 2020 года обратилось более 900 предпринимателей с запросами о выдаче заключения о наличии обстоятельств непреодолимой силы («Форс-мажор»). Все были связаны с негативными последствиями введенных ограничений. По результатам этих обращений мы выдали добрых полторы сотни заключений о форс-мажоре. 

С участием донской ТПП прошло 35 мероприятий федерального, регионального и муниципального уровня. Все были посвящены конкретным вопросам поддержки бизнеса. По их результатам были сформированы и переданы в донской парламент четыре пакета законодательных инициатив.

Косвенной оценкой наших усилий в этом направлении стало значительное увеличение членской базы: в текущем году членами ТПП стали 142 предприятия и организации, что является абсолютным рекордом ежегодного приема за все 28 лет существования палаты. Сегодня ТПП Ростовской области насчитывает свыше 900 членских организаций. При этом 95% членских организаций зарегистрированы на территории Ростовской области, еще 5 % представляют другие субъекты РФ.