О безопасности в собственном дворе Галине Прокофьевне Хавкуновой говорить не приходится: сверху камни падают, снизу затопляет, а если выйдешь на крыльцо — могут сбить машины.

Оградите от «наездов»

Дом ее находится в Ростове на улице Благодатной, 243. Здесь Благодатная делает поворот почти под прямым углом. Улица поворот делает, а некоторые водители — нет. Разогнавшись, они так и продолжают ехать по прямой. А по прямой — забор Галины Прокофьевны…

— Просыпаемся ночью: грохот, собаки лают! — рассказывает Галина Прокофьевна. — Выбегаем на улицу, а в нашем кирпичном заборе — зияющая дыра. Возле крыльца — машина со смятым передом. В салоне девушка на руле лежит. Вытаскиваем барышню, а она лыка не вяжет! Потому и уцелела, наверное, что пьяная была.

Хавкуновы, поняв, что место для проживания у них совсем не безопасное, обратились в администрацию Советского района города: «Оградите, мол, двор от «наездов» непрошеных гостей». Пенсионерам решить проблему пообещали. Однако в итоге Хавкуновым пришлось самим возле забора дома ставить бетонное кольцо полуметрового диаметра. Увы, в скором времени было разбито и оно. Очередной водитель «смело» протаранил не только кольцо, но и отремонтированный забор.

Сегодня напротив двора Хавкуновых — железные опоры и бетонные блоки. МУ «Управление автомобильных дорог Советского района», которое должно ставить ограждения, в этом году дает аналогичные прошлогодним обещания: «… в 2011 году планируется устройство ограждений на улицах Советского района»…

Стройка–то незаконная

Когда планируется решить проблему Хавкуновых с «соседями», также непонятно. В районе, где только частный сектор, под видом дома для одного хозяина построили многоэтажку на 24 квартиры. Дом вырос за забором Хавкуновых за считанные месяцы. Пока его строили, к соседям попадал мусор, кирпичи за забор падали.

Жители Благодатной пытались остановить стройку. Писали заявления во всевозможные органы. Пытались обратить внимание властей: стройка–то незаконная. Но многоэтажка все–таки была возведена. Ее балконы  буквально нависают над забором Хавкуновых.

— Я готова, чтобы за тем, как ковыряюсь на грядках, наблюдало полтора десятка человек с балконов и окон, лишь бы окурки за забор не бросали, — говорит Галина Прокофьевна. — Мне только непонятно, где мои потенциальные соседи машины ставить будут. Места ни возле их дома, ни на улице для этого нет.

Администрация Советского района признала, что «объект обладает признаками самовольного строительства». И «направила в адреса правообладателей объекта предписания о добровольном сносе … постройки». Сегодня срок предписаний истек. По закону дом должны разрушить, но… На деле ни одно строение, построенное незаконно в Ростове, пока снесено не было. Сама Галина Прокофьевна против того, чтобы постройку уничтожили: зачем разрушать то, что уже сделали?! Считает, в доме, например, ветеранов можно было бы поселить. Было бы удобно всем. У ветеранов бы появились квартиры. Социальным и медицинским работникам было бы легко за ними ухаживать. И проблем с автомобилями не возникло бы — ветераны–то большей частью водить уже не могут.

Пока же, несмотря ни на какие предписания, на «незаконном объекте» висит объявление о продаже квартир.

За кем ливневка?

— Я считаю, россиянам никакие кризисы не страшны, — рассуждает Галина Прокофьевна. — Это за рубежом: не знают, что делать. Россиянин же привык ко всему. Он сам со всем справляется: от властей ведь помощи не дождешься. Мы постоянно в тонусе, так сказать, в состоянии боевой готовности.

А как по–другому? Приходится Галине Прокофьевне не только по инстанциям бегать, но и периодически, надев забродские сапоги и перчатки, ливневую канализацию чистить. Ливневка идет от областной больницы к ее дому. Если она забивается, о посаженном на грядках приходится забыть: все смывает поток.

— Я обратилась в газету, потому что происходящее мне кажется абсурдом, — рассуждает пенсионерка. — Кажется, что я ставлю перед властями какие–то неразрешимые задачи: ограждение прошу поставить, разобраться с незаконным строительством… Может, через газету хотя бы вопрос с ливневкой удастся решить.

Газета обратилась в МУ «Управление автомобильных дорог Советского района». Скорей всего, это учреждение должно было бы решить последнюю из обозначенных здесь проблем. Однако ответ пришел следующий: «Содержание и ремонт ливневой канализации находится в компетенции МУ «Департамент автомобильных дорог Советского района». Я позвонила в департамент.

— Этим вопросом занимается управление автомобильных дорог, а не мы, — ответили по телефону.

Пришлось снова звонить в управление. Там признали, что разобраться с тем, кто должен ремонтировать ливневку, пока не могут, но разберутся обязательно. Я перезвонила в управление через пару дней: на вопрос, в чьи обязанности входит ремонт ливневой канализации, мне ответить так и не смогли…