— Еще какая нехорошая! Пишу и жалуюсь постоянно, — смеется Нина Николаевна Олексенко. С 1965 года Нина Николаевна — в сфере строительства. Хотя сейчас официально на пенсии, деятельность свою в этой области продолжает — работает председателем правления ТСЖ своего дома.

Причинно­-следственные связи

Именно из­-за своего строительного опыта Нина Николаевна согласилась возглавить ТСЖ. Под ее руководством ТСЖ «Огни Азова» стало лучшим в нашей области, и в марте этого года Нина Николаевна Олексенко получила награду за свою работу из рук губернатора.

— Я же, как всегда, не удержалась. Задала на встрече с Василием Юрьевичем вопрос об электричестве. Тарифы на электроэнергию для меня — больная тема. В нашей области находится крупное энерговырабатывающее предприятие — Волгодонская АЭС. А никаких льгот по стоимости электричества жители области не имеют. Не понимаю, почему так. Я и в Государственную думу тоже писала. Из­-за этого письма ко мне и комиссия из Ростова приезжала. Проверяли деятельность нашего ТСЖ, ничего неправильного не нашли.

— Нина Николаевна, а как «Огни Азова» на конкурс областной попали?

— Так благодаря этой комиссии и попали. Одна из проверяющих мне в конце сказала: почему же вы в конкурсе не участвуете? Я узнала все подробно и на следующем заседании правления ТСЖ предложила подать заявку. А мне члены правления говорят, мол, что вы, Нина Николаевна, там же все давно решено. Но я их упросила — мне документы нужные собрать несложно, ну не выиграем — и что. Отправила. Победили же!

Посмотрите налево, посмотрите направо…

Первое, что замечаешь, когда подходишь к дому на Петровской, 30/5, — красивую кованую решетку вокруг. Как пояснила Нина Николаевна, это не знак обособленности или элитности дома, а вынужденная мера. Из­за расположения в vip­месте на площадке за домом на «свеженьком» асфальте любила собираться молодежь. Шум пьяных компаний, грохот музыки из машин… Наутро под окнами — горы мусора.

Теперь у каждого жильца есть ключи от калиток, на въезде во двор автоматически открывающиеся ворота, чистота, красивая клумба — все это сделано на средства собственников, собранные по статье «техническое обслуживание и содержание жилья».

Когда мы встретились с Ниной Николаевной, она тут же повела меня в подвал дома — хвастаться:

— Нам за победу 500 000 рублей дали. Мы на эти деньги трубы меняем: и в подвале, и все стояки. Заменили железяки, которые застройщик становил, на пластик современный. Насосы циркуляционные автоматические поставили, рециркуляцию сделали. Правда, еще не закончили.

Я даже не удивилась, что в подвале этого дома чисто, стены покрашены, на новых трубах подписи — какая вода в них течет.

Место встречи — зал суда

В штате ТСЖ «Огни Азова» еще два года назад было три лифтера, теперь сделали диспетчеризацию. За счет застройщика.

— Они мне и крышу уже 3 раза перекрывали. В 2008 — полностью, в 2009 и 2010 — латочные ремонты. А что делать, если в обоих подъездах она течет с самого ввода в эксплуатацию? Хорошо хоть, что на лестничных клетках только. Застройщик вообще на нашем доме порядком сэкономить пытался и многое недоработал, — негодует Нина Николаевна. — Думал, не прищучит никто. Но я­то и по образованию строитель, и проработала почти сорок лет: прошла путь от мастера до начальника строительного управления. Знаю, как должно быть, и вижу, что они понаделали. Вот и сужусь с ними. Уже шесть процессов было, еще ни одного не проиграла — у меня же все документы, акты и экспертизы на руках. Они мне взятку дать пытались, даже квартиру другую купить предлагали — не согласилась. Пробовали и сместить меня, подделали протокол собрания жильцов, принесли это в суд. Не постеснялись. Мне тогда судья сразу сказал: вы имеете право подать на них встречный иск за подделку документов. Так они свою филькину грамоту забрали. Теперь все почти нормально происходит: либо сами переделывают без суда, по моему обращению и предоставленным экспертизам, либо мы делаем за свой счет, а они нам потом деньги через банк возвращают согласно квитанциям. Скоро опять к ним пойду: мы рециркуляцию горячей воды из премиальных денег сделали. Тепловой пункт в подвале тоже сами переделывали, но его они уже возместили. Это что! Застройщик мне до сих пор документы на дом ведь не передал, хотя суд уже обязал их. Все тянут. Не знаю, когда закончится наш с ними «роман». Еще предстоит разобраться, как девятиэтажный согласно проекту дом в реальности оказался десятиэтажным.

На крышу дома Нина Николаевна меня тоже провела, показать уже исправленные застройщиком вентканалы. Раньше они были слишком низкими, и все запахи из дымоходов тянуло обратно в подъезд.

Вид — потрясающий: с одной стороны Дон искрится, пляж, поля, даже Ростов видно в хорошую погоду, с другой — Азов как на ладони. Какая красота!

— Да уж, красота! Многим нравится, — вставляет Нина Николаевна. — Некоторым настолько, что даже хотели здесь кафе устроить — модно, оригинально. Кто? Жильцы нашего же дома. Только знали, я не соглашусь. Вот и придумали: меня с почетом на пенсию проводить, с внуками сидеть, а самим взять на себя «все хлопоты по дому». Я даже согласиться хотела. Потом слухи дошли, что кафе на крыше устроить хотят, баннеры рекламные на фасаде разместить — деньги зарабатывать, вроде как для дома. А как они в это кафе добираться будут — никого не волнует. По воздуху, что ли? Зачем жильцам незнакомые пьяные люди в подъездах, поломанные лифты и дополнительный расход электроэнергии? И сказала я тогда этим трем предпринимателям, что буду председателем, пока ноги носят, а делать из дома питейное заведение не дам.

Этот дом считается в Азове одним из лучших: расположение — удачное, относительно новый, большая площадь квартир. Но жители уверены: не только это делает его хорошим. Им просто повезло, что у дома есть такая «нехорошая, вредная» хозяйка.