Дом №19 по улице Чехова в Таганроге расположен в очень привлекательном месте. Исторический центр города. Вокруг давно идет массовое строительство элитных многоэтажных зданий. Цена самой заурядной квартиры в таких новостройках — от 2,5 миллионов рублей и выше. Единственное препятствие для риелторских компаний и коммерческих застройщиков — обширные жилые кварталы старинных одноэтажных домов, построенных еще в XIX — начале XX века.

Некая риелторская компания еще лет восемь назад заинтересовалась этой территорией. Она занялась скупкой домов и участков. В результате у компании в руках оказался отличный плацдарм для строительства элитного многоэтажного дома в самом центре Таганрога. А это — десятки миллионов рублей в карман! Близкому счастью мешал только дом № 19. В нем жили три семьи, которые никак не хотели никуда съезжать.

На первый взгляд, задачу можно было решить просто и быстро. В доме живут только женщины, и защитить их некому. В одной квартирке — старушка, в другой — одинокая мать с двумя детьми-инвалидами, в третьей — молодая женщина с ребенком.

Первой сдалась старушка, согласившись на предложенный ей вариант обмена. Потом съехала женщина с двумя детьми-инвалидами («от греха подальше», как она объяснила). Переехать не захотела только владелица квартиры № 3 Светлана. Она просто знала, сколько стоит ее квартира в центре города, и на «бросовые» варианты обмена не соглашалась.

И тут пришла беда, откуда не ждали. Одна из комнат в квартире № 3 принадлежала тете Светланы. И та продала ее риелторам. Так владельцем двух квартир и одной комнаты в доме стал некто  Сергей Богданов. Он взялся за «убеждение» Светланы всерьез. Ей делались прозрачные намеки, настойчиво советовали съехать и соглашаться по-хорошему на обмен, рисовали страшные перспективы того, что случится с ней и ребенком…

Следующим шагом стало подселение в комнату в квартире дебоширов и пьяниц. Жизнь Светланы и ее сына превратилась в ад. Слава Богу, что в жизни Светланы на тот момент произошли изменения, и у нее появился близкий человек — Артур Степин. Он-то и встал на ее защиту. Боясь за ее жизнь и здоровье, он предложил женщине хотя бы на время переехать из дома № 19. Вскоре они поженились. Светлана забеременела…

Тем временем ее квартиру, в отсутствие хозяйки, ограбили. Степины подали заявление, полиция сняла отпечатки пальцев, но найти грабителей не смогла…

В конце лета 2009 года, проезжая мимо дома № 19, Артур увидел — там был пожар. Позвонил в полицию. Выяснилось, что пожар произошел не сам по себе: обнаружены три очага возгорания, по всем признакам — поджог, что и было зафиксировано в протоколе. В этот же день Светлане позвонили и поинтересовались: «Ну что, не надумали продавать?» «Мы, конечно, ответили — ни за что!» — рассказывает Артур.

По факту поджога было возбуждено дело, но расследование опять ни к чему не привело, поджигателей не нашли.

Однажды осенним вечером, когда Артур вместе с женой подъехали к своему гаражу, на него напали, жестоко избили. Снова — обращение в полицию, и опять безрезультатное…

В один из дней жильцы соседних домов позвонили Артуру: «Какие-то люди хозяйничают в вашем дворе!» Артур ринулся к дому. Картина открылась страшная: крыша проломлена, коммуникации в подвале разрушены, бьет фонтан воды. На скорую руку он залатал повреждения.

И вдруг  через некоторое время Степины узнают, что межведомственная комиссия городской администрации вынесла решение о признании дома по ул. Чехова, 19 аварийным и подлежащим сносу. Аварийным дом признали на основании заключения частного эксперта. (Как выяснилось потом на одном из судебных заседаний, у эксперта отсутствовала достаточная квалификация для дачи таких заключений). Под заключением комиссии нет подписей самых авторитетных ее членов — директора БТИ В. Ещенко и главного инженера Таганрогского управления строительства №1 П. Буланова… А самое главное: после пожара дом обследовала Судебная экспертиза «ЮФОСЭО». И пришла к заключению, что конструкции дома не пострадали, требуется только косметический ремонт! У Степиных есть еще один документ из БТИ Таганрога, согласно которому износ дома составляет всего 39 процентов. А чтобы признать дом аварийным, износ должен превышать 70 процентов…

Тем не менее в 2011 году выходит постановление тогдашнего мэра Таганрога Николая Федянина о признании дома аварийным, и рекомендуется его снести до 01.09. 2011 года. Документ спорный. У Степиных по закону есть право заявить о своем намерении провести реконструкцию дома и тем его сохранить. Но второй собственник — Богданов — ждать не намерен. Он присылает Степиным уведомление, что уже заключил договор со строительной компанией, и предлагает Степиным заплатить (!) за снос дома несколько сот тысяч рублей. «Я не думал, что он действительно начнет ломать дом», — говорит Артур. Но дом начали рушить! Артур тут же вызвал полицию. Богданов предъявил полиции постановление мэра, и те ретировались, даже толком не разобравшись в происходящем. Два выходных дня Артур буквально грудью защищал квартиру Светланы, снова и снова вызывая полицейские наряды. К дому прибыли представители городской администрации и пояснили Богданову, что постановление носит рекомендательный характер. Но снос продолжался! Наконец, в понедельник Степины подают иск, и Таганрогский городской суд, рассмотрев обстоятельства дела, выносит решение — остановить снос здания.

Богданов пытался оспорить решение, но ему это не удалось. Тем временем уже Степины предпринимают попытку оспорить в суде постановление главы таганрогской администрации о сносе дома, и тоже безуспешно…

Сегодня ситуация патовая: снос приостановлен, но квартире Светланы Степиной нанесен такой ущерб, что восстановить жилье почти невозможно. И никто за это не ответил. Правоохранительные органы города хранят молчание.

Сухой остаток: в Таганроге ничего не стоит захватить чужое жилье и выбросить людей на улицу. Нужно только действовать беззастенчиво, нарушая нормы нравственности, а если удастся, то и права. Против таких методов правоохранители и власть в Таганроге, похоже, бессильны.