В субботу, 15 декабря, режим чрезвычайной ситуации в районе обрушившегося в Таганроге дома на улице Чехова был снят. Прилегающие улицы, еще несколько часов назад заполненные спасательной техникой, подъемными кранами, тяжелыми грузовиками и грейдерами, опустели. Над местом трагедии повисла печальная тишина и серое таганрогское небо. Белый снег поземкой, как саваном, начал покрывать остатки разбитых конструкций и куски искореженной арматуры. И только продолжал висеть в воздухе запах истертого зубьями «болгарок» металла и бетонной пыли.

Тринадцатого выжили тринадцать

Казалось бы, можно поставить точку в трагедии, произошедшей вечером 13 декабря, когда на пересечении улицы Чехова и переулка Украинского внезапно, как карточный домик, рухнуло строящееся трехэтажное здание — элитный жилой дом с подземной парковкой, магазином, офисом и крупногабаритными квартирами. Но точку, безусловно, ставить рано. Для начала — факты, которые не попали в оперативные сводки телеканалов и информагентств. Трагическое событие в Таганроге еще оставалось федеральной новостью № 1, а в это время в операционной БСМП уже прошел первый врачебный консилиум с участием министра здравоохранения РО Татьяны Быковской и началась сложнейшая операция. Речь шла о жизни и смерти одного из тринадцати строителей, которого спасатели МЧС извлекли из-под обломков в крайне тяжелом состоянии. Из Ростова-на-Дону экстренно прибыла бригада нейрохирургов, были доставлены специальные элементы медицинской оснастки. Когда врачи приступили к работе на поврежденных участках позвоночника, надежда, что пациент выживет и даже не станет инвалидом, возросла многократно — выяснилось, что спинной мозг не затронут. В общей сложности нейрохирурги работали больше четырех часов, прооперированный рабочий был переведен в реанимацию и вскоре пришел в сознание. Наблюдающие за ним специалисты осторожно констатировали — состояние больного стабильное. Еще один человек с тяжелыми ранениями был доставлен в областное медицинское учреждение. Но, слава Богу, оперативного вмешательства не потребовалось, и его выхаживанием сейчас занимаются лучшие ростовские специалисты. Состояние третьего строителя из числа тех, кто наиболее сильно пострадал под завалами, как сообщили медики, обнадеживающее, он в сознании, хотя и находится в реанимации.

Остальные десять рабочих, получивших травмы средней степени тяжести, после оказания помощи были размещены на лечение в больничных палатах. Их посетил прибывший в Таганрог губернатор Василий Голубев. Позже те, кто уже почувствовал себя лучше, начали давать первые свидетельские показания сотрудникам Следственного комитета.

Спасали всем городом

Трагедию на улице Чехова жители Таганрога, предприятия и организации восприняли как свою собственную. Беда объединила людей. Уже в первые часы, когда развернулась спасательная операция, в штаб по ликвидации последствий обрушения, в местные органы власти поступили сотни телефонных звонков от рядовых граждан, которые выражали готовность оказать любую помощь. К представителям МЧС и городских служб добровольно подключились обычные жители, возможно, даже из близлежащих домов и кварталов. Фамилий, естественно, никто не спрашивал, не до того было: просто требовались крепкие руки, готовые помочь. Строительные компании ПМК «Земстрой», «ЮСА», предприятия «Красный котельщик» и «ТАГМЕТ», городские коммунальные службы, оставшиеся неизвестными индивидуальные предприниматели немедленно выслали к месту трагедии дополнительно требовавшуюся для разборки завалов технику, мощные грузовики для вывоза остатков разрушившегося здания. Оперативно подключился таганрогский общепит: на разборке завалов работали одновременно сотни людей, но горячая пища к месту чрезвычайной ситуации поступала качественная и в необходимых количествах. Гостиницы Таганрога оперативно разместили спасателей, радушно приняли жителей домов, которые расположены в непосредственной близости от места катастрофы. Уже в течение первого часа таганрогское благочиние предоставило для оперативного штаба помещение своего православного центра, располагающегося в непосредственной близости от места трагедии. С первых минут ликвидации последствий обрушения к работе приступил волонтерский отряд педагогического института. К психологам МЧС, которые вели реабилитационную работу с членами семей пострадавших, подключились психологи городского управления образования. И весьма показательно, что на итоговой пресс-конференции, которая состоялась в субботу, 15 декабря, руководство городского подразделения МЧС России с благодарностью отметило поддержку, оказанную городскими службами и рядовыми жителями. Не в последнюю очередь благодаря этой поддержке удалось быстро справиться с последствиями обрушения и спасти многих оказавшихся под завалами строителей.

Ищут пожарные, ищет полиция

Не хочется навешивать ярлыки и заранее давать оценки, но факт остается фактом — заказчик объекта, некто ИП Дончева С.В., так и не появилась на месте обрушения дома. Все эти дни заказчику тщетно пытались дозвониться представители городской власти, правоохранительных органов, журналисты. Телефон не отвечал, возможно даже, что хозяина стройки вообще в городе не было. Тем временем задержаны и по решению суда на два месяца взяты под стражу подрядчик ИП Токарев и прораб, осуществлявший руководство работами на объекте. Пока они фигурируют как подозреваемые. Если вина будет доказана, грозит весьма серьезное наказание — до 7 лет лишения свободы.

Руководство таганрогского УВД уже официально заявило, что дело, которое возбуждено по факту обрушения, раскрыто в самый короткий срок. Если следовать полицейской специфике, тут нет преувеличения или поспешного вывода — подозреваемые ведь установлены и задержаны, с ними проводится работа. С другой стороны, сотрудники Следственного комитета продолжают расследование. И оно может затянуться на месяцы, поскольку необходимо провести множество экспертиз, выяснить, имеют ли отношение к тому, что произошло, организации, проектировавшие объект и отвечавшие за контроль строительства в Таганроге. Вообще здесь много вопросов.

А был ли четвертый этаж?

Уже в первые часы трагедии, в ночь с 13 на 14 декабря, федеральные СМИ сообщили о том, что возможной причиной обрушения здания стало нарушение Градостроительного кодекса. По этой версии, строители отклонились от первоначального проекта, который предусматривал возведение трехэтажного здания, и начали достраивать незапланированный четвертый этаж. Предположительно, дом начал рушиться в тот момент, когда на плиты перекрытия над третьим этажом заливали бетонную стяжку. В информационных сообщениях ссылаются на мнение, которое было высказано министерством строительства, архитектуры и территориального развития Ростовской области. Сотрудники таганрогских правоохранительных структур, первыми прибывшие на место трагедии, свидетельствуют обратное. Упавшие, но еще окончательно не разрушившиеся стены имели очевидные стилистические элементы, по которым можно судить, что третий этаж завершает архитектурный облик здания. Эту же версию высказал и первый заместитель главы таганрогской администрации Олег Деменев. По его словам, четвертого этажа к моменту падения дома не было. Впрочем, высказывалось и иное предположение: возможно, выше третьего этажа планировали разместить какие-то дополнительные элементы, например, зимний сад или обзорные площадки. Есть и другая странная деталь. Сразу после обрушения здания обнажилась железобетонная башня лифтовой шахты, в которой находились четыре входных проема. Хотя, как считают специалисты, четвертый проем мог быть техническим и предназначаться для обслуживания лифтового хозяйства.

Но проблема даже не в том, собирались подрядчик с заказчиком строить дополнительный этаж или нет. Шокирует другое: как только нагрузка на верхнюю часть здания возросла (напомню, заливали бетон), оно рухнуло все и сразу, словно было построено на песке! Обнажились обломки, толщина стен на глаз не превышала 25 сантиметров. Еще один характерный эпизод: когда бригады МЧС, завершая расчистку завалов, производили снос лифтовой шахты, понадобилось не такое уж большое усилие лебедки, чтобы башня рухнула, как подрезанная. Что это за технология такая?!

Фиаско «несъемной опалубки»

Строительство этого необычного дома началось в марте и сразу привлекло внимание людей. Граждане его фотографировали и удивлялись: «Из чего они его лепят?». Специалисты называют это «несъемной опалубкой». Для Таганрога — дело новое. Когда произошло обрушение, по поручению того же Олега Деменева были обследованы все объекты, строящиеся по такой же технологии, и выяснилось — их всего три, да и этажность значительно меньше, но работы все равно приостановили от греха подальше.

Чтобы выяснить, что за технология такая, я порылся в Сети, и обнаружил кое-что интересное. Оказывается, несъемная опалубка пришла к нам из США и Канады. Суть в том, что сначала собирается остов здания из пенополистирола (как детский конструктор), потом пропускается арматура и заливается бетон. Толщина стены не превышает 20-25 см, из них до 10 сантиметров приходится на пенополистирол (читай — пенопласт), остальное — на бетон. Технология позволяет удешевить строительство на 20-60 процентов и в несколько раз ускорить возведение здания.

Вот, оказывается, где собака зарыта! Простите, но тут не обошлось без элементарной скупости. Дом-то строился как элитный, следовательно, цена квартир могла быть максимальной, а себестоимость при этом почти вполовину меньше. Нужно еще учесть качество того же цемента или арматуры, которое порой просто ужасное. Добавим, что по такой технологии строить небольшие дома — еще куда ни шло. Но возводить методом несъемной опалубки трехэтажный жилой дом с подземной парковкой в центре Таганрога, где очень плохая геология и неустойчивые почвы — это как минимум неосмотрительно! Сам собой напрашивается вопрос: неужели у специалистов, которые выдавали в Таганроге разрешение на строительство, не возникло никаких сомнений в безопасности данного проекта? Достаточно было посмотреть, как строили в таганрогском центре дома до революции и в сталинскую эпоху: в первом случае толщина кирпичных стен не менее метра, высота не более двух этажей, во втором — трех-четырехэтажные здания с толстенными стенами и мощными фундаментами. Я это к тому пишу, что когда на пресс-конференции по итогам трагического события журналисты робко задали вопрос, будут ли приняты какие-либо кадровые решения, им ответили: «А кого наказывать? Эти люди в администрации уже не работают…».

Дело, конечно, не в том, чтобы кого-то наказать (хотя семьи погибших рабочих со мной могут не согласиться), но чтобы у нынешних ответственных товарищей было бы больше этой самой ответственности. И профессионализма, в конце концов, чтобы не просто очередную бумажку «подмахнуть», а подумать в следующий раз — не обернется ли их легкомыслие новой трагедией?