Сводки последних дней — фронтовые. Вот откопали батайский Койсуг, вот расчистили еще один участок трассы… Но отчеты о победах перемежаются криками о помощи из маленьких хуторов: «Мы полностью отрезаны от мира!» Населенные пункты, дороги к которым лежат вдали от трасс федерального значения, в первые дни введения в области ЧС откапывать никто не спешил.

Один из таких — сельское поселение Рогожкино. Оно относится к Азовскому району, хотя единственная связующая с ним 40-километровая дорога начинается из Ростова-на-Дону. Вдоль этой дороги — четыре хутора, которые из-за выпавшего и успевшего схватиться ледяной коркой снега не имеют никакой транспортной связи с «внешним миром». «В самих хуторах на дорогах — по пояс снега, — с тревогой рассказывали в пятницу наши читатели. — Мы из дому выйти не можем. Лопатами и имеющейся техникой с завалами не справиться — нам нужна помощь!»
IMG_4180.jpg

Связываемся по телефону с главой Рогожкинского сельского поселения Ритой Николенко. «Заносы пытаемся разобрать своими силами, но трактора не тянут такие объемы, да и сугробы схватились как цемент — нам нужна тяжелая техника, —признается она. — В администрации Азовского района пока помочь нам с этим не могут».

IMG_4212.jpg

Звоним в райцентр, там рассказывают: на этой дороге к хуторам работает грейдер, который расчищает для редких машин снег — это все, что можно сделать для жителей. «Тяжелой техники в Азовском районе нет, — пояснили нам. — Тем более что все силы сейчас брошены на расчистку федеральных трасс, так ситуация намного критичнее». На вопрос, что же будут делать районные власти, если в хуторах через пару дней такой блокады возникнет продовольственная катастрофа, начали перечислять варианты использования подручных ресурсов: от казаков на конных санях до экстренной покупки снегоходов. «То есть конкретного и опробованного решения для подобной ситуации у вас нет?» В ответ посоветовали обратиться в аварийно-диспетчерскую службу 112, а по поводу ликвидации возможных чрезвычайных происшествий — в МЧС, «это по их части».

В службу 112, куда стекается вся информация о звонках и перераспределяется по инстанциям, жители Рогожкино дозвониться не могли полдня, пока, наконец, мы не узнали для них «городской» номер этой службы в Азовском районе. «К нам выехали три единицы техники! — с радостью доложили рогожкинцы спустя час. – Нас спасают!» Но техники в тот день они так и не дождались. Под руководством главы поселения, которая и сама взяла в руки лопату, бригада парней из хуторских с риском обморожения все-таки смогла прорыть полуметровые ходы между домами — другой «коммуникации» на вечер пятницы так и не обнаружилось.

—  Не будем обманывать прессу — возможности снять с трасс технику и кинуть ее на проселочные дороги пока нет, – признался руководитель службы 112 Азовского района Леонид Арзумович. — На Рогожкино действительно направили машины, но когда они доберутся — предугадать сложно. И учтите — чистить должны только до въезда в населенный пункт, дальше — это уже проблема местных властей.

— А сам въезд хотя бы прочистят? — обреченно спрашиваем, вспоминая рассказы жителей — именно там наиболее сложный участок ледяного затора, который не берут местные трактора. Пообещали «попробовать»...

В областном правительстве пообещали, что к понедельнику доступ к населенным пунктам будет восстановлен: «Снегопада уже нет, основные заторы на федеральных трассах ликвидированы — теперь техника по мере освобождения будет направляться в сельские поселения, — заверили нас. —   Для ликвидации заносов привлекается вся коммунальная техника, машины АПК, военные...».

…Аграриев или военных, а также обещанных «трех единиц техники» рогожкинцы так и не дождались, не нашлось и свидетелей работы грейдера на дороге к хуторам. В итоге к воскресенью они смогли уговорить одного из живущего недалеко от хутора фермера, который и вычистил им подъезд к населенному пункту и хотя бы центральную улицу, чтобы люди смогли добраться до магазина. Собранная с четырех хуторов скудная техника смогла как-то разгрести дорогу в Ростов, хотя бы одну колею. В остатке: многометровые сугробы на обочинах (которые срочно нужно вывезти, пока таять не начали — утонут хутора!), сорванные и застуженные спины самих жителей и твердая уверенность: «Никому мы здесь не нужны».

В середине прошлой недели такая ситуация возникла в полусотне населенных пунктов по всей Ростовской области. Губернатор Ростовской области Василий Голубев поручил разблокировать подъезды ко всем населенным пунктам к концу суток 2 февраля, но к утру 3 февраля десяток хуторов так и находился «в осаде». В особо плачевной ситуации оказались люди в садовых товариществах: техника на балансе СНТ, как и опытный руководитель-председатель здесь, – большая редкость. И можно было бы сетовать на безрассудство самих жителей, проигнорировавших все предупреждения сначала метеорологов, а потом и МЧС, и оставшихся в такую погоду на дачах (как это вскользь и делал ряд чиновников). Если бы эти самые «дачи» не были единственным жильем для сотен жителей Ростовской области – это их дома, им некуда уезжать. И получается, что право на регистрацию как жители они получили, а прав жителей на государственную помощь в критической ситуации — нет.

p.s. Во время обзвона всемозможных инстанций и чиновников разных уровней, пытаясь помочь жителям Рогожскинского сельского поселения, мы часто слышали одну примечательную фразу: «Но ведь раньше-то как-то жили! И дома по крыши в деревнях заносило, и по несколько недель связи с райцентром не было, – перечисляли нам минувшие беды. — Сейчас электричество и тепло у людей есть, сотовая связь для экстренного вызова – тоже, к вам же они как-то дозваниваются. Чего распаниковались-то?!».

Мы просим наших читателей поделиться своими воспоминаниями о том, как же раньше-то жили и решали подобные проблемы на Дону. Опыт жизни в царской России не предлагать…