Пенсионера-инвалида из Сальского района обманули энергетики
Началась эта история в жизни подписчика «Нашего времени» Николая Максименко из Нового Егорлыка в ту пору, когда в преддверии зимних Олимпийских игр по находящейся в его собственности земле сельхозназначения в 2009 году на юг прошла линия электропередачи от Волгодонской АЭС.


Зимние состязания мирового уровня, как известно, успешно состоялись, их итоги навсегда вошли в олимпийскую летопись, последствия же сооружения пяти опор мощной ЛЭП на поле, принадлежащем пожилому пенсионеру-инвалиду Максименко, по сей день портят ему бытие. Опоры мешают обрабатывать его пашню, а за все причиненные неудобства он не получает положенной в таких случаях компенсации от филиала ОАО «Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы» – мэс Юга. В то же время собственники соседних участков, через которые проходит ЛЭП, такую плату в течение последних лет получают исправно.

– Со мной приезжие представители сетевой компании из ее Железноводского филиала ежегодно вроде бы готовят договоры аренды, – сокрушенно разводит руками неудачливый землевладелец, – составляют требующиеся документы, снимают копии паспорта. Дают подписать договор и уезжают, всякий раз пообещав по почте прислать и утвержденные их генеральным директором экземпляры, и причитающуюся мне плату. Да вот только обещания свои так и не выполнили ни разу. То ли обманывали, то ли что еще, понять просто не могу. Конечно, в сложных вопросах я очень слабо разбираюсь, поскольку образования, можно сказать, почти никакого получить не довелось. Теперь-то вообще инвалидствую, да и слышу плохо...

Он родился тут же, в Новом Егорлыке, за три года до войны. Самые первые воспоминания детства: стрельба, грохот бомбежки, голод, холод, страх. У его матери, простой колхозницы, в первый, самый тяжелый период войны и фашистскую оккупацию на руках было два малолетних сына и дочка грудного возраста. Муж ушел на войну в июне 41-го, попал в окружение, но, сбежав из плена, продолжал сражаться за Родину. После освобождения родного села Красной армией с опозданием пришла со Сталинградского фронта проклятая похоронка: «Ваш муж – рядовой Максименко Ф.И. убит в бою...»

– Бедствовали сильно, – вспоминает Николай Филиппович. – Со старшим братом Иваном зимой нам даже и ходить-то было не в чем в школу. Вот и получился у нас с ним на двоих в общей сложности примерно год школьной учебы. Читать, писать, считать кое-как научились, да и пошли работать маме в помощь. Зато сестренка наша Лида школу закончила, как положено.

Трудовую свою биографию он начал пастушонком-погонщиком быков, а немного повзрослев, водил уже солидные колхозные отары. Армейскую службу прошел в пограничных войсках на самом стыке Украины, Венгрии и Румынии. Служить довелось почти четыре года, поскольку армии того периода не хватало призывников из числа детей войны. После демобилизации пощеголять перед односельчанами в парадном мундире пограничника не пришлось, так как в родное село вернулся в разгар жатвы, и его тут же назначили штурвальным. Хлеборобствовал, однако, только один сезон. Выучившись вскоре «на столяра» в ПТУ города Зверево, возводил потом в составе строительной бригады своего колхоза имени Ленина животноводческие комплексы и производственные постройки, жилые дома, школу, больницу, сельский Дом культуры. В 1962 году на одной из тогдашних молочно-товарных ферм хозяйства приглядел молодую приезжую доярку, с которой с тех пор так и не расстается. У них на сегодня три взрослые дочери и сын имеются плюс одиннадцать подрастающих внуков...

При разделе колхозной земли в 1991 году паевой надел Максименко составил немногим больше тридцати гектаров. Там и появились почти два десятилетия спустя опоры высоковольтной линии.

– Пять лет пытаюсь добиться положенного и найти справедливость, – рассказывает Николай Филиппович. – Куда и к кому только ни обращался, в Москву писал, а результата нет. И адвоката нанимал, и пороги разные, как говорится, обивал, да только все впустую. Сам-то даже в ответах на мои обращения толком разобраться не в силах. Вроде ведь все обещают, не отказывают...

Каков должен быть уровень профессиональной подготовки, чтобы разобраться в образовавшемся у Максименко архиве документов, запросов, обращений, сказать сложно. Вот, в частности, что сообщается в одном из официальных ответов на обращение инвалида-пенсионера, датируемом 2013 годом. «...Вам представлен на согласование проект договора аренды части земельного участка с кадастровым номером... В ноябре 2012 года проект был доработан подрядной организацией, в результате чего арендная ставка была снижена с 25 руб. до 10 руб. 20 коп. за 1 кв. м. Корпоративными правилами ОАО «ФСК ЕЭС» предусмотрена процедура проверки документов на соответствие требованиям законодательства РФ и иным нормативным документам, согласно которой договор аренды был передан в филиал ОАО «ФСК ЕЭС» – МЭС Юга и профильные департаменты ОАО «ФСК ЕЭС». Несмотря на то, что в декабре 2012 года произведен частичный ввод объекта в эксплуатацию, его финансирование было прекращено и он был исключен из инвестиционной программы сетевой организации. В настоящее время ОАО «ФСК ЕЭС» осуществляется решение вопроса по определению источника финансирования».

– Что же должен я был уяснить тогда из всего этого, – недоумевает Максименко. – Что арендная ставка будет вдвое снижена? Так я и по прежней ставке не получил ни копейки. Другим же как платили компенсацию, так и платят. Сколько мне эта самая ФСК задолжала, если в год обязана была платить по нескольку сотен тысяч рублей, совсем не лишних для меня, моих детей и внуков? А продолжено ли финансирование, действует ли какая-то там инвестиционная программа, меня и вовсе не интересует. Опоры-то на моей земле никуда не исчезли, их не первый год издалека разглядеть легко.

Отчаявшись добиться справедливости, Николай Филиппович отправил недавно в адрес гендиректора филиала ОАО «ФСК ЕЭС» – МЭС Юга письмо, в котором сообщил, что при таком к нему отношении собирается привести в негодность высоковольтную линию на своем земельном участке. Реакцию тут долго ждать не пришлось: повидаться с Максименко оперативно прибыл наряд полиции. По его словам, бойцы правопорядка были вежливы и вовсе не враждебны. Провели с ним беседу, взяли расписку, что не будет спиливать опоры ЛЭП, да и распрощались прямо-таки по-товарищески. А вскоре от генерального директора магистральных электрических сетей юга Анатолия Солода и письмо подоспело. В нем ничего нет о былых финансовых и инвестиционных проблемах энергетиков, зато выражается готовность оказать Николаю Филипповичу «всестороннюю консультативно-правовую помощь в части формирования и подачи пакета документов, необходимых для регистрации в территориальном отделении Росреестра», после чего ОАО «ФСК ЕЭС» «выражает безусловную готовность на урегулирование всех разногласий в отношении использования земельного участка».

– Урегулируют и долг вернут? – сомневается Максименко.

На этот вопрос нашего читателя в редакции ответа нет. Посмотрим, как будут развиваться дальнейшие события и чем, в конце концов, закончится эта изрядно затянувшаяся «высоковольная» история.