Идея создать в области дом­-интернат общего типа для молодых инвалидов уже витает в воздухе. Пока же они расселены по домам­-интернатам для престарелых и инвалидов.

У нас, пожалуй, самое большое количество молодежи, говорит директор Новочеркасского дома­-интерната Елена Михайловна Ковшова. Более ста человек только тех, кого принято считать молодыми, то есть до 35 лет. Но здесь свое представление о возрасте. По сравнению с основной частью проживающих 70 80­летними стариками  мы молодыми считаем даже тех, кому 50.

Молодежь в самом крупном в области доме-­интернате стараются расселять в отдельном крыле здания. Чтобы ее ритм жизни, смещенный в сторону вечерне­ночного времени, и любовь к громкой музыке никак не нарушали размеренный быт старшего поколения.

В отличие от тех, кому не приходилось делать выбор между интернатом и родным домом, Рома Шиян попал сюда вполне осознанно.

Став совершеннолетним, он заявил родителям, что решил переехать в дом­интернат. Больше года те не могли смириться с мыслью, что их сын поселится в казенном учреждении наравне с теми, у кого дома либо вообще нет, либо их там совершенно не ждут.

­— Думаю, что тогда я все сделал правильно, ­— уверен Рома. ­— Ведь в семье инвалид лишен самостоятельности и совершенно не адаптирован к общественной жизни. Попав сюда, я сначала испытал настоящий шок: как приспособиться к новым условиям? Теперь же воспринимаю это как положительный опыт моей жизни. Я вообще не хочу обременять общество тем, что могу сделать сам.

Сегодня он студент института, общается с преподавателями преимущественно посредством компьютера и периодически лично. В пересчете на обычное обучение он уже третьекурсник.

­В Южно­российском государственном техническом университете учатся мои бывшие одноклассники из волгодонской школы, здесь я нашел и новых знакомых, рассказывает Роман.

­Однажды вышла во двор, а навстречу человек восемь молодежи. Спрашиваю: «Ребята, а вы к кому?» «К Роме!», отвечают, вспоминает Елена Михайловна.

Усевшись за компьютер лет в одиннадцать, к двадцати семи он стал настоящим асом. «Щелкает» задачки по программированию любой степени сложности, опубликовал в интернете удивительно завораживающее автобиографическое произведение «Жил-­был я…». Знает о всех направлениях живописи, музыки и литературы.

­В юности мне нравился рок, сейчас нестандартные музыкальные произведения. Очень люблю читать книги, написанные журналистами. В них хоть и делается упор на доступность, но это не показатель деградации мысли, а способ подачи информации. Из книг я черпаю жизненный опыт, которого у меня нет в силу физических данных.

Детский церебральный паралич все-таки не смог поставить его на колени.

­Рома очень общительный, открытый человек, говорит психолог дома­-интерната Ирина Викторовна Брежнева. Каждому готов прийти на помощь. Вокруг него всегда люди…

Даже когда в интернате решался вопрос об очереднике на одноместную комнату, другая незаурядная личность автор двух сборников стихов инвалид Саша Миронов отказался в пользу Ромы.

­У нас вообще молодежь необыкновенная, с гордостью говорит Елена Михайловна. Есть студенты, спортсмены, поэты, певцы, мастера декоративного искусства. Наш хор колясочников «Не падайте духом» стал лауреатом международной премии «Филантроп». После вручения награды иностранцы брали автографы, фотографировались и не скрывали удивления, что в России существует хор столь сильных духом людей.

Границы общения интернатовской молодежи на днях и вовсе расширились. Здесь подключен беспроводной Интернет.

­У ребят есть свои компьютеры, но доступ в Интернет они получали, покупая карточки, что, конечно же, накладно, рассказывает Елена Михайловна. И вот они обратились ко мне с просьбой помочь решить вопрос. Хотя подключение интернета не входит в перечень социальных услуг, которые должны предоставляться в интернате, министерство труда и соцразвития области полностью поддержало эту идею, понимая, как много значит для них такое «окно в мир»…

Сейчас пошел обратный процесс. Узнав из интернета об интернате, где живут молодые люди, сюда стали приезжать родители «домашних» инвалидов.

­Как­-то в моем кабинете появилась женщина из области, которая рассказала о сыне, лишившемся ног на чеченской войне, вспоминает Елена Михайловна. Ее просьба была несколько неожиданной: «Может, с ним захочет познакомиться какая­нибудь ваша девушка?» Со временем, действительно, с одной из них у молодого человека завязались отношения. Он приезжает в интернат, она к нему…

А недавно Елену Михайловну поставили перед фактом очередные влюбленные: «Вот, решили подать заявление в загс…» Что тут скажешь? Молодость она и в доме­интернате молодость!