— Я сама ноги только в 75 вылечила, — рассказывает Галина Федосеевна о себе. — Еду в транспорте, а ко мне бабушка обращается: «Доченька, с палочкой в твоем ли возрасте ходить?

Я тебя научу, как от хвори избавиться». Нужно было через день прикладывать к коленям ошпаренные листья хрена и капусты, пока легче не станет. Я прикладывала, и на пятый день уже встала без всяких болей в коленях. И до сих пор — видите!

Галина Федосеевна притопнула. Сегодня ей 91 год, а она не только ходит чуть ли не вприпрыжку, но и пироги печет, и людям помогает. А еще занимается просветительской работой в школах и колледжах.

Свет в окошке

Пироги она печет очень вкусные, с изюмом, с курагой, с яблоками. Я думала, женщина так к моему приходу постаралась, а оказалось, что духовку она почти каждый день разжигает. Идет  к знакомым или подругам, а как без гостинца? Большинство ее друзей в силу возраста болеют. Так что даже встать с кровати не всегда могут. Приход Галины Федосеевны для них как свет в окошке: чай организует, поговорит, приободрит немного. Кому нужно — по хозяйству поможет: и приготовит, и на рынок сбегает, и за коммуналку заплатит. Совсем недавно даже оформлять документы помогала, а теперь — нет. Говорит, очень уж трудоемкое и затяжное это мероприятие. Не под силу пенсионерам выстаивать очереди в разных организациях, а потом еще и выслушивать не всегда уважительную речь тех, кто там работает. Раньше, считает Галина Федосеевна, и оформлять бумаги было проще, и люди добрее казались. Сегодня даже водители в автобусах отворачиваются, когда она ветеранский билет показывает, словно одолжение делают, что везут. Не все, конечно…

— Вот, — показывает Галина Федосеевна, — поздравление от племянницы моего замполита. Его еще во время войны не стало. Я похоронила его, а в том месте отметину на дереве сделала. Уже в мирное время с вдовой его встретилась, а она говорит: «Мне бы хоть на могилке побывать». Отправилась я в то место, нашла отметину, могилку. Замполита потом со всеми почестями перезахоронили. Человека вот уж сколько нет, а с его племянницей до сих пор связь поддерживаем…

Среди знакомых Галины Федосеевны немало детей и даже внуков тех, кого сегодня нет уже в живых. Те из них, кто может, обязательно приходят к ней на день рождения и 9 Мая. Визиты к Галине Федосеевне для них не только дань уважения, но и возможность еще раз  пообщаться как будто с мамой  или бабушкой…

Почти мама

Галина Федосеевна стала очень близким человеком не только для детей своих знакомых, но и для тех, кто прошел через ее руки в детском  доме № 2 города Ростова. Там она работала с 1949 года. За плечами были педучилище, работа в детском саду. Но детский дом оказался местом особым:

— Дети встретили меня так, словно хотели проверить на прочность, — рассказывает Галина Федосеевна, — кричали, бросались друг в друга подушками, а я ничего не могла с этим поделать. Гомон стоял до тех пор, пока на шум  не пришла опытная сотрудница. Она прикрикнула на них, и дети перестали озорничать.

Повторить опыт воспитательницы Галина Федосеевна не смогла. Она привыкла по­другому общаться с детьми. В детском саду она с легкостью занимала малышей. Спрашивала по очереди, у кого кем родители работают, а потом предлагала поиграть в эту профессию. Детворе нравилось. В детдоме все было по­другому: дети, обстановка… 

Из игрушек тут были только кроватка и шкафчик. Это натолкнуло обескураженного воспитателя на идею. Она решила делать с детьми игрушки. Для начала обратилась к знакомой заведующей детского сада и попросила отдать лишние игрушки. Заведующая не отказала. Так в детский дом № 2 попал целый мешок машинок, кукол, пирамидок. Ребята были на седьмом небе от счастья. Они с одинаковой радостью играли с целыми игрушками и чинили поломанные. Самым большим наказанием для мальчишек и девчонок было, если Галина Федосеевна не разрешила им помогать чинить или делать игрушки. Галина Федосеевна стала просить в магазинах ненужные коробки. Потом они превращались в кукольные диваны, шкафы, стулья, кровати.

Как­-то Галина Федосеевна решила с ребятами съездить на Дон. Когда нужно было возвращаться, женщина заказала несколько такси. Села спокойно в одну из машин, и поехала вместе с детьми. Все машины доехали до детского дома, а одна — нет. Время идет, а такси не подъезжает. Галина Федосеевна перепугалась, кинулась к заведующей. Объяснила ей, мол, так и так, хотела, как лучше, оно же вон как получилось…  А тут и долгожданная машина подъехала. Ребята выходят из нее целые и невредимые, довольные все. Водитель, оказывается, узнав, что дети из детдома, решил им город показать.

Чего только не переживала со своими воспитанниками Галина Федосеевна! Привыкла к ним, душой прикипела. Все хотела сделать их жизнь радостней, веселей, обеспеченней. Говорит, с одной стороны, плохо, что у нее с мужем только одна дочь, с другой, считает – значит, так надо: зато детям, оставшимся без родителей, смогла больше внимания и тепла подарить. Они до сих пор помнят свою почти маму. И хотя жизнь разбросала бывших воспитанников детдома по всей России, они звонят и пишут своей воспитательнице из Шахт и Калининграда, говорят, что мечтают встретиться.

В свое же время Галина Федосеевна в педагогическое училище на отделение дошкольного воспитания только по наставлению однополчанки, с которой на войне были, поступила. «У тебя такая тяжелая работа — не женская, — говорила та, — иди в педагогическое». Галина Федосеевна очень не хотела. Говорит, когда не увидела себя в списке поступивших – обрадовалась. Сообщила однополчанке, та,  когда узнала, позвонила кому­то, и, к большому сожалению Галины Федосеевны, ее приняли на заочное отделение. «Это же унизительное занятие — возиться с детьми, — думала Галина Федосеевна. — То ли дело техника…»

То ли дело — техника

Вот к машинам Галину Федосеевну тянуло всегда. Ей и в школе нравились предметы точные, а гуманитарные науки не давались. Мама, как могла, старалась сделать из дочери музыканта, но Галина Федосеевна поступила в художественное училище. Будущее художницы девушку тоже никак не привлекало. Когда на втором курсе Нина Каменева, чемпионка по парашютному спорту, выступила перед учащимися и пригласила в аэроклуб, Галина Федосеевна без сожаления решила оставить художественное училище. Она видела себя летчицей.

Учеба в аэроклубе доставляла одно удовольствие. Это было действительно то, о чем девушка так мечтала. Она окончила парашютный курс, планерный, а вот комиссию на летный не прошла: пяти сантиметров не хватало. Галина Федосеевна решила обхитрить проверяющих. По совету знакомых при осмотре девушка немного приподнялась на носочки. Провести комиссию удалось, а вот технику обмануть не получилось. Во время полетов Галине Федосеевне приходилось съезжать с кресла вниз, чтобы нажать на педали. И тогда, понятно, она ничего не видела. Подумав, Галина Федосеевна решила уйти из авиации.

Она так и не стала летчицей, зато образование позволяло ей реализовать свою заветную мечту — работать с техникой. С 1939 года Галина Федосеевна стала водителем в ЦГБ. Машин по городу ездит еще не так много. И одну из них водит Галина Федосеевна. Вот это занятие, вот это профессия!

Всю войну Галина Федосеевна тоже провела на колесах своего ГАЗа. Начала с рядового, закончила в звании ефрейтора. На фронте она познакомилась с будущим мужем. Как­то у Галины Федосеевны сломалась серьезно машина. Группе нужно было следовать дальше, а машина никак не заводилась. Решено было оставить Галину Федосеевну ремонтировать автомобиль, с расчетом, что потом она нагонит группу. Через какое­то время  к погрузившейся в ремонт Галине Федосеевне подъехал старший шофер. Он был вне себя, что девушку оставили одну, и забрал ее. Они догнали состав, а через какое­то время на пути встретился пикап. На нем Галина Федосеевна и продолжила свой путь.

С пикапом было неудобно. Мотор постоянно закипал. В одном из населенных пунктов Галина Федосеевна, когда все отдыхали, в очередной раз была вынуждена заняться машиной. Местные мальчишки 10­12 лет завороженно следили за процессом. Старались что­нибудь подать, спросить. А потом сказали: «Тетя, чего вы мучаетесь? У нас там целая машина стоит, исправная». На той машине Галина Федосеевна проездила до конца войны.

Благодаря этому же ГАЗу получила орден «Отличник санитарной службы». Нужно было перево­зить раненых. Их было много, а в машине помещались лишь шестеро. «Они так тянули руки! Так просили: «Возьми!» И девушка придумала. Тех, у кого были ранены ноги, она уложила на подкрылки и приказала покрепче за них ухватиться (руки­то были целы). Так довезла 12 человек. Когда начальник медсанчасти увидел машину, в буквальном смысле облепленную солдатами, вышел из себя. Кричал долго. Потом Галине Федосеевне дали орден.

После войны женщина опять работала шофером, и ей это очень нравилось. Потом был детский сад, детский дом, но мечта водить машину Галину Федосеевну не покидала никогда. В прошлом году на 90-­летний юбилей она получила «жигули» как ветеран Великой Отечественной войны. Теперь иногда ездит за рулем. Правда, признается, что ростовские пробки очень затрудняют движение, по крайней мере, прежнего удовольствия от вождения пенсионерка не получает. Поэтому Галину Федосеевну чаще возит зять. Хотя в большинстве случаев она везде старается успеть сама:

— Я утром всегда обязательно разминаюсь.

— Зарядку делаете?

— Нет. Бегу куда­нибудь по делам. Нахожу дело и бегу. Именно бегу, чтобы размять свои косточки.

— В этом, наверное, секрет вашего долголетия?

— И в этом, возможно, тоже. Вообще, думаю, человек живет столько, сколько ему отмерено. Единственное, что могу сказать: к людям по­доброму надо относиться, зла ни на кого не держать, потому что с легким сердцем в любом возрасте  идти по жизни гораздо легче.